Санкт-Петербург
Политика

«После взрыва уцелели икона и чай» - В кабинете «Гиви» в «Сомали» создали музей его имени

Музей располагается в той комнате, где три года назад произошла трагедия. «Комсомолка» побывала на экскурсии и выяснила обстоятельства дня накануне, день гибели и после
"Гиви" рисовали очень многие. Рисунков было много, но уцелели несколько

"Гиви" рисовали очень многие. Рисунков было много, но уцелели несколько

Фото: Ольга ЖУКОВА

Рано утром восьмого февраля 2017 года позвонил коллега

– «Гиви» убили

Накануне, дня за два, в украинских СМИ появлялся именно этот фейк, что «Гиви» убит. Я позвонила, ответил сам «Гиви», сказал, что на третьем году войны пора бы научится игнорировать то, что пишут нэполжыви ЗМИ. Я тогда повторила именно этот ответ

- Этому фейку дня три, я лично с ним разговаривала третьего дня.

- Нет. Реально убит. Взорвали.

Новость распространилась молниеносно. В часть, разумеется, не пускали, фотографировать запрещали, ни о каких комментариях не могло быть и речи.

С улицы было видно окно, которое находилось в эпицентре взрыва и поврежденные взрывной волной соседние помещения и окна. С порога на первом этаже лилась вода – видимо повредили коммуникации. В целом здание выглядело печально.

Эпицентр взрыва на втором этаже

Эпицентр взрыва на втором этаже

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Коллеги в разговоре прикидывали, куда теперь переедет часть, если переедет. Скорей всего ее расформируют.

Несмотря на то, что после взрыва тут были обгорелые руины, «Сомали» не переехало, остались в старой части. Отремонтировали общими усилиями, и дислоцируются на том же месте. Как ни странно, но пострадал только второй этаж. Первый и верхние этажи уцелели.

Часть обнесли забором и «Сомали» по-прежнему располагается там же. Более того, в части создали музей, посвященный герою ДНР Михаилу Толстых «Гиви».

Так часть выглядит сейчас

Так часть выглядит сейчас

Фото: Ольга ЖУКОВА

Экскурсии проводит Кучеренко Наталья Владимировна, которая в мирное время была начальником Михаила Толстых во время его работы на «Силуре», а после вместе с мужем и сыном служила в «Сомали». И до сих пор служит. На момент взрыва Наташа находилась в этом же здании. После экскурсии Наташа рассказала все, что помнила о том дне.

Наталья Кучеренко, которая провела экскурсию "Комсомолке"

Наталья Кучеренко, которая провела экскурсию "Комсомолке"

Фото: Ольга ЖУКОВА

- "Гиви" погиб на девятый день после гибели двух своих друзей, которые, что называется были друзья по жизни – «Макей» и «Консул» 31 января их не стало. Их в тот день погибло четверо. Но эти двое были вместе ним с самого начала и прямо такие верные.

Друзья "Гиви", которые погибли 31 января, за девять дней до гибели самого Михаила

Друзья "Гиви", которые погибли 31 января, за девять дней до гибели самого Михаила

Фото: Ольга ЖУКОВА

- Вы помните этот взрыв?

- Мы медики жили на третьем этаже («Гиви» жил на втором, - ред.) а в душ девчонки ходили на второй этаж и проходили как раз тут. В тот день я как раз проснулась и минут десять собиралась идти в душ. Если бы я прошла раньше, меня бы естественно не было. Время было выбрано такое, чтобы убить конкретно «Гиви». Раннее утро, люди уже начали просыпаться, Верхние этажи были сильно задымлены, кого-то с крыши снимали пожарники, но не пострадал ни один человек.

Так теперь выглядит кабинет "Гиви", который также пострадал от взрыва

Так теперь выглядит кабинет "Гиви", который также пострадал от взрыва

Фото: Ольга ЖУКОВА

- Сам момент взрыва вы помните?

- Накануне, если вы помните, ложилось как раз в нашем районе – то в частный сектор упало, то на «Скиф». И бум-бум, бум-бум. Я вечером говорю замполиту – такое чувство, что в нас метят. И тут утром – взрыв. Ну, все, думаю, все-таки попали. Думала на территорию части прилет. Выглянула в окно – дыма еще не увидела. И даже продолжила собираться в душ. Потом слышу по лестницам топот, крики. Думаю - та не, что-то случилось. Оделась по форме, открываю дверь – и все, выйти уже не могу – стена дыма. Закрыла дверь. А куда? В окно же не выйдешь. Значит, надо как-то через дверь выходить. Закрыла лицо и вниз по лестнице. А девчонки с третьего этажа, они как раз над ним жили. И у них начался пожар. Они выбегали в тапочках, а вы же помните, какой мороз был. Но наши офицеры – молодцы. Они тогда четко все организовали и пожарным показывали где окно выбивать, где лестница нужна, где что. Нас собрали в комнату, никто ничего не знает, я сижу и думаю – почему мы не слышим его по рации? А потом слухи-слухи-слухи и потом уже ясно стало, что Миша погиб.

Фото с учений, где "Гиви" обучал своих бойцов и бегал наравне со всеми

Фото с учений, где "Гиви" обучал своих бойцов и бегал наравне со всеми

Фото: Ольга ЖУКОВА

- А потом?

- Потом приехал Захарченко. А мы были знакомы, он и раньше приезжал к Мише. И вот сидим мы на кухне – я сижу, напротив он. Сидит так, голову опустил. Говорит:

- «Моторолла». «Гиви». Следующий я.

Потом он вышел на плац, построил батальон во внутреннем дворе. Вышел и сказал

- Вашего командира больше нет.

Личное оружие "Гиви", верней, что от него осталось после взрыва

Личное оружие "Гиви", верней, что от него осталось после взрыва

Фото: Ольга ЖУКОВА

Что было после взрыва

И начали мы весь этот ужас выгребать, восстанавливать.

- У меня на столе лежали наградные документы на пацанов, которые погибли на промке 31 января. Уже им подписанные. Но они покрылись слоем копоти и пыли, пришли в негодность. Надо было везти Кононову на подпись. Там были посмертные награждения, и просто награждения. Я их перепечатала и уже за подписью нового командира отвезла Кононову. И, как обычно, найдется чиновник, который лучше знает, кого надо награждать, а кого не надо. Ну и началось – Этого не надо посмертно, и этого я бы убрал. Я тогда говорю – Владимир Петрович, эти награждения, которые подписал Миша. Сам, лично, собственноручно. И тогда Кононов подписал все награждения.

Вот так сейчас выглядит комната "Гиви", где был эпицентр взрыва

Вот так сейчас выглядит комната "Гиви", где был эпицентр взрыва

Фото: Ольга ЖУКОВА

За день до гибели

- А день перед взрывом вы помните?

- Помню. Это был какой-то удивительный день. Он как чувствовал. 31 января, когда погибли его друзья, его тоже привезли сюда раненного. Он был без сознания. Когда пришел в себя, только глаза открыл – «Я к пацанам. Мне надо к пацанам. У меня там пацаны». Его чем-то накалоли – лежи, командир. Врачи рассказывали, что он бредил – «Пацаны, продержитесь. Я вас оттуда вытащу». Немного полегчало и он утром, еще только расцвело, он без охраны за руль и поехал к пацанам. Первого февраля привезли ребят, в спортзале поставили гробы, попрощались. Похоронили мы их и все. Я его не видела. Он тогда плохо ходил с палочкой. Если помните его последнее интервью – заросший щетиной и очень устало говорит.

Точно такая же картинка висела над столом, но сгорела. "Спартанцы" сделали такую же для музея

Точно такая же картинка висела над столом, но сгорела. "Спартанцы" сделали такую же для музея

Фото: Ольга ЖУКОВА

- Сколько дней "Гиви" оплакивал друзей?

- После похорон я увидела его седьмого числа вечером. Где-то в половине девятого. Открывается дверь в мой кабинет. У нас на первом этаже висел стенд «будни батальона» с фотографиями. И в мои обязанности входило менять эти фотографии два раза в месяц. Меняла я их в начале февраля. Он заходит и говорит – «Наташ, надо поменять фотографии. Долго уже висят». Я говорю – «Да нет, товарищ командир, неделю назад». Он – «Надо поменять». Я- «Хорошо, поменяю». В девять вечера собрал сержантов на совещание. Они там поговорили. У меня такое чувство было, что он воспрянул духом, начал приходить в себя, жизнь продолжается, батальон живет. Меня на совещании не было, но ребята сказали, он говорил, что ребята, мы продолжаем, у нас есть свои цели, подбодрил личный состав. И на такой позитивной ноте пошли спать. И все. И утром его не стало.

Та самая знаменитая летняя форма "Гиви", в которой он запечатлен на многих фотографиях

Та самая знаменитая летняя форма "Гиви", в которой он запечатлен на многих фотографиях

Фото: Ольга ЖУКОВА

- Как батальон выжил?

- Сначала было очень тяжело. Шок – как без него? Но со временем как-то выжили. Костяк остался. Новый командир – какой он? Сработаются ли с ним? А сейчас смотрю – они очень эмоционально похожи с Мишей. Не один в один, понятно, что все взрослые и характер у каждого свой, но в чем-то они очень похожи.

- Часто его вспоминаете?

В рабочем кабинете «Гиви» после ремонте установили небольшой телевизор, где в день открытых дверей круглосуточно крутят его интервью и просто видео, которое удалось собрать. И вот идешь мимо его кабинета, и его голос. Несколько раз уже ловила себя на мысли, что это как тогда, до гибели, просто рабочий день, и он с кем-то разговаривает в своем кабинете. И обстановку представляешь, как тогда было, до взрыва. Все деревом обшито и мебель другая.

Что «выжило» после обстрела

- Две вещи уцелели после взрыва и пожара. Первая – это икона, которую мы подарили его маме. И второе – это чай. Миша пил чай, который назывался «английский чай» обычный черный не дорогой. И вот как-то он пропал из магазинов. Нашли и купили этот чай в январе, перед гибелью. Целый ящик купили. Представьте – тут сгорело все. Вы же видели в каком состоянии оружие? Стола, ящики стола – все сгорело. Ящик чая только чуть-чуть в копоти.

Шеврон, который «Гиви» дарил не всем девушкам-военным, а некоторым. И девчонки хочешь-не хочешь носили

Шеврон, который «Гиви» дарил не всем девушкам-военным, а некоторым. И девчонки хочешь-не хочешь носили

Фото: Ольга ЖУКОВА

Читайте также

Легендарный командир армии ДНР Гиви: Меня учили воевать Чапаев и Украина

Название «Сомали» мы получили с Иловайска. Тогда в подразделении было 70 человек и одна колесная пушка. Ко мне на помощь пришел «Моторола» (другой легендарный командир ополчения Донецка - прим. ред.). Идти пришлось по единственной обстреливаемой дороге, которую так и не заняли ВСУ (Вооруженные силы Украины - прим. ред.). Его тоже хорошо обстреляли. И когда он добрался и увидел, по какой дороге ехал – пули прямо над дорогой свистят, он сказал: "Да у тебя тут Сомали целое!" (подробнее)