2020-03-06T07:34:05+03:00

На Урале сын написал на маму заявление из-за того, что она запрещала ему сидеть в телефоне

Теперь матери троих детей грозит от трех до семи лет колонии
Поделиться:
Комментарии: comments98
Оксана признает, что мама она строгая, но уверяет, что никогда не била детей. Фото: freepik.comОксана признает, что мама она строгая, но уверяет, что никогда не била детей. Фото: freepik.com
Изменить размер текста:

Жительница Белоярского поселка, который находится в 50 км. от Екатеринбурга Оксана Сальник (имена и фамилии изменены - прим. Ред.) – мама троих детей. Младшему сыну 10 лет, его брату – 14, а старшему 23, сейчас он служит в армии.

Женщина признается: мама она строгая. За плохие оценки или поведение может забрать у детей гаджеты. Это и стало причиной ссоры с 14-летним Антоном. В итоге мальчик вместо кино отправился к силовикам и написал на маму заявление.

ВМЕСТО КИНО ПОШЛИ К СИЛОВИКАМ

- Я не хочу, чтобы мой сын как-то пострадал от огласки, чтобы его потом гнобили из-за того, что он сделал, - первым делом предупреждает Оксана.

В начале ноября прошлого года из семьи ушел муж Николай, с которым Оксана прожила в браке 20 лет. Все хлопоты по содержанию частного дома легли на ее плечи.

- Мы с Колей избаловали Антона, - вздыхает женщина. – Хочешь на море – пожалуйста, купим тебе путевку, хочешь телефон – покупаем. Понимаете, после ухода мужа дети и дом полностью на мне. Дети ходят в школу в Заречном (в 20 километрах от Белоярского. Ред.), мне приходится их каждый день отвозить и привозить. То же самое с кружками. Антон ходил на плаванье, но бросил, сказал: «Хочу заниматься лыжами». Его в 14 лет брать туда не хотели – поздно, но я договорилась с тренером, чтобы его все-таки взяли.

Оксана с детьми живет в этом доме Фото: Евгений СТОЯНОВ

Оксана с детьми живет в этом домеФото: Евгений СТОЯНОВ

После ухода отца Антон стал больше времени проводить за компьютером и в телефоне. Мог даже запереться в ванной и сидеть там часами, играя в гаджет. В итоге в один из дней дошло до того, что Оксана силой начала забирать у сына телефон.

- На следующий день я зашла к нему в комнату, извинилась перед ним, он мне тоже сказал, что был не прав. Мы даже поцеловались. Потом позавтракали, - вспоминает Оксана.

После завтрака мама увидела, что сын стоит в одежде. Куда он собрался Антон говорить не захотел. В итоге они опять поругались. Позже Оксана узнала, что сын пошел к родственникам отца, которые тоже живут в Белоярском. Сам отец в тот момент был в командировке в Москве. Оксана дозвонилась до дяди Антона, тот успокоил женщину, сказав, что собирается с племянником в кино, и привезет домой. Но подросток домой так и не вернулся.

Вместо кино дядя повез Антона в больницу. Там медики зафиксировали у него ссадины на шее и груди. Это сочли побоями. Впрочем, как говорится в обвинительном заключении, вреда для здоровья эти ссадины не нанесли.

Антон жил в этой комнате Фото: Евгений СТОЯНОВ

Антон жил в этой комнатеФото: Евгений СТОЯНОВ

- Я не знаю, откуда это у него взялось. Может когда я схватила его за куртку, может в школе на физкультуре. У меня тоже на руках остаются синяки, если я пытаюсь забрать у него телефон, он ведь сам его мне не отдает, - оправдывается женщина.

Врачи передали данные о побоях в полицию. Оттуда материалы ушли в СКР города Заречного. В разговоре со следователями Антон припомнил два других случая, где мать якобы также применяла к нему насилие. Один из них произошел летом, тогда Оксана якобы ударила его «не меньше пяти раз в область туловища», другой случился осенью.

«НАНЕСЛА НЕ МЕНЬШЕ 10 УДАРОВ»

Следователи завели на Оксану уголовные дела сразу по двум статьям: «Истязание несовершеннолетнего», а также «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Теперь по первому обвинению Оксане грозит от трех до семи лет колонии, а по второй статье – штраф до ста тысяч рублей.

Сейчас Антон живет с отцом. Оксана считает, что это он мог надоумить сына обвинить ее в истязаниях.

- Хуже всего, что в этой ситуации страдает его 10-летний брат Вова. Я стараюсь скрывать от него всю информацию. С тех пор, как Антон ушел из дома, он позвонил ему только один раз. Ну ладно я, но Вова то чем ему не угодил? – недоумевает женщина.

Здесь семья собиралась, чтобы всем вместе поесть Фото: Евгений СТОЯНОВ

Здесь семья собиралась, чтобы всем вместе поестьФото: Евгений СТОЯНОВ

В последний раз она видела 14-летнего сына в здании СКР.

- Мы встретились в коридоре. Он был с отцом, а я была с Вовой. Антон даже с нами не поздоровался. Я ему тогда сказала: «А с братом ты не хочешь поздороваться?». И то он ему сказал «Привет» только когда его попросил об этом отец, - продолжает Оксана.

В следственном отделе СКР по городу Заречный «КП-Екатеринбург» сказали, что не могут комментировать это уголовное дело, так как пострадавший в этой истории несовершеннолетний.

- Демонстрируя свое превосходство, действую умышленно, нанесла потерпевшему не меньше 10 ударов рукой в область головы и туловища. Тем самым обвиняемая причинила потерпевшему физические и моральные страдания, - говорится в обвинительном заключении от следственного комитета (есть в распоряжении редакции).

Оксана уверяет: она никогда не делала того, в чем ее обвинил сын.

- Признаю, иногда могла дать подзатыльник. Но это никогда не было на систематической основе, - настаивает Оксана. - Просто иногда нервов не хватало. Например, у меня был сложный перелом ноги, работать было тяжело. Прошу Антона помочь, а он лежит на диване, уткнувшись в телефон. Даже крошки со стола убрать его не допросишься.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Максим ШЕСТОПАЛОВ, адвокат, знакомый с материалами этого дела:

- С точки зрения «чистого права» - да, преступление есть, так как было физическое насилие. Но это если мы отвлекаемся от институтов семьи и здравого смысла. С точки зрения бытовой, я считаю, что воспитание ребенка состоит не только в том, что мы запрещаем ему определенные действия словами. Ребенок получает по попе, когда он совершил что-то, что делать нельзя. Институт наказания – нормальный институт, существующий в любой семье. Конечно, я не имею ввиду случаи, когда речь идет о переломах или других серьезных травмах. В этих случаях, конечно, нужно сажать и наказывать. Взрослые – на то и взрослые, чтобы уметь рассчитывать и дозировать наказание, если нет, то таких нужно изолировать.

Если ребенок жалуется на то, что его наказали, то это определенный перекос в ювенальной юстиции. В старые добрые времена СКР бы мог вынести отказ в возбуждении дела, но сейчас нет. Если бы они отказали, то это бы могло пойти выше, и господин Бастрыкин мог бы на это отреагировать. Следователи – заложники ситуации, которая случилась. Мы пытаемся копировать Европу, но копируем не лучшие ее проявления.

Я считаю, что подобные случаи приведут к тому, что дети начнут безостановочно жаловаться на своих родителей, а органы начнут безостановочно реагировать. Может быть, они поймут абсурд ситуации, а может быть начнут всех безостановочно осуждать.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также