Санкт-Петербург

«Мы оказываем помощь, не зная, есть ли у пациента коронавирус»: почему врачи скорой в Ижевске не получили обещанных федеральных выплат

Минздрав Удмуртии дал разъяснения по выплатам медработникам
Фото: архив КП

Фото: архив КП

– Мы, сотрудники общепрофильной бригады скорой помощи, тоже работаем в условиях повышенной опасности. Но большая часть сотрудников никаких выплат не получила. Почему мы должны отстаивать свои денежные выплаты?

С таким вопросом ижевские врачи обратились к президенту России Владимиру Путину. Так, в мае в соцсетях появилось видео, на котором фельдшеры и водители станции скорой медицинской помощи рассказывают о трудностях, с которыми они столкнулись. Их обращение стало не единственным – в последние недели сообщения о том, что медработники не получают обещанных федеральных денег, поступают из многих регионов. Врачи в недоумении: рискуют все, так почему одним платят, а другим нет?

Фото: архив КП

Фото: архив КП

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

В апреле Владимир Путин объявил, что государство поддержит медработников, работающих в условиях заражения коронавирусом. Размер и порядок выплат, на которые они могли рассчитывать, был прописан в двух федеральных постановлениях:

Постановление Правительства России от 12.04.2020 года № 484 – оно устанавливает выплату «За выполнение особо важных работ». На эту выплату могут рассчитывать работники медицинских организаций, непосредственно участвующие в оказании медицинской помощи гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция.

Постановление Правительства России от 02.04.2020 года № 415 – оно устанавливает выплату «За особые условия труда и дополнительную нагрузку», на нее имеют право работники из группы риска заражения.

При этом каждый регион принимал свои собственные, конкретизирующие положения. В нашей республике это Постановление Правительства Удмуртской Республики от 30.04.2020 года № 162 «Об установлении ежемесячной выплаты стимулирующего характера за особые условия труда работникам медицинских организаций, подведомственных Министерству здравоохранения Удмуртской Республики, из группы риска заражения новой коронавирусной инфекцией COVID-19».

Фото: Сергей Грачёв

Фото: Сергей Грачёв

НА БУМАГЕ И В РЕАЛЬНОСТИ

Однако скоро стало понятно, что власти каждого конкретного региона истолковали федеральные формулировки по-разному. В результате этого далеко не все сотрудники, надеявшиеся на господдержку, смогли ее получить. В Ижевске больше всего вопросов возникло у сотрудников, находящихся «в пограничном» состоянии – работников общепрофильных бригад скорой помощи.

– Мы оказываем медицинскую помощь, не зная, заражен пациент новой коронавирусной инфекцией или нет, является контактным или переносчиком, – рассказали они корреспонденту «Комсомолки». – В городе Ижевске созданы так называемые «COVIDные бригады», но сейчас они не справляются с наплывом пациентов с признаками ОРВИ и пневмонии, на что в устной форме нам руководство сказало, что теперь и мы будем посещать данных больных. Однако, когда дело коснулось выплат по постановлениям правительства № 484 и № 415 (для простоты изложения дальше мы будем указывать только номера документов, – прим. ред), наше руководство не обратило внимания на то, что общепрофильные бригады присутствовали на вызовах, где был подтвержден COVID-19.

Фото: Сергей Грачёв

Фото: Сергей Грачёв

Сразу отметим, что «рядовые» вызовы никто не отменял, и если скорую помощь вызывает человек, например, с жалобами на боли в животе, то выезжает к нему не спецбригада, а обычная, оснащенная стандартными средствами защиты. Но ведь даже такой пациент может оказаться носителем коронавируса и даже не подозревать об этом. Если же через некоторое время инфекция лабораторно подтвердится, получится, что врачи без спецкостюмов контактировали с носителем коронавируса. Следуя простой человеческой логике, они должны претендовать на федеральную выплату как непосредственно оказавшие помощь COVID-положительным, но тут есть нюансы.

КТО В ГРУППЕ РИСКА?

Для того чтобы ответить на вопросы медработников, 25 мая коллектив станции скорой помощи пригласили в Минздрав Удмуртии. И первым камнем преткновения в беседе стали именно «группы риска» из 415-го федерального постановления.

– Пациенты с пневмонией и ОРВИ являются потенциально опасными, так почему республиканские постановления противоречат этому? – спрашивают работники. – Положены ли общепрофильным бригадам данные выплаты по 415-му постановлению? Многие бригады выезжали на вызовы и впоследствии узнавали, что пациент оказался COVID-положительным.

Так почему же работники скорой помощи, выезжающие к людям с симптомами ОРВИ, не вошли в группу риска? Оказывается, все дело в размытых формулировках федеральных документов.

Фото: freepik.com

Фото: freepik.com

Постановление правительства России №415 не дает точной формулировки, что такое «группа риска», это признают сами эксперты Минздрава Удмуртии. При подготовке локальных актов правительство Удмуртии обратилось ко всему имеющемуся законодательству, и сделало вывод, что «группа риска» – это вовсе не рискующие врачи, а пациенты, которые имеют наибольший риск заболеть. Они перечислены в постановлениях главного санитарного врача России: это граждане Китая и ряда европейских стран со сложной эпидемобстановкой, а также вернувшиеся из этих стран россияне, находящиеся в обязательном карантине.

– 484-е постановление подразумевает лишь выплаты тем, кто непосредственно работает с COVID-положительными пациентами, а 415-е – и тем, кто работает с COVID-положительными, и тем, кто работает с группой риска, – объяснила Марина Русакова, заместитель главного врача ижевской станции скорой медицинской помощи по организационно-методической работе. – Больные ОРВИ и внебольничной пневмонией, не имеющие постановления Роспортебнадзора, не относятся к группе риска, а потому их могут посещать обычные бригады скорой помощи, соблюдая все меры дезинфекционной и эпидемиологической защиты.

С АНАЛИЗАМИ И БЕЗ

Проводятся ли выплаты «задним числом», если диагноз выясняется уже после вызова? Это второй вопрос, вокруг которого не утихают споры.

– Бывает так, что после того, как бригада побывала у больного, приходит подтверждение на COVID-19, – подтверждает главный врач Станции скорой медицинской помощи Олег Прузан. – После этого бригада анализируется и получает выплаты, которые гарантированы тем или иным постановлением.

Что именно делать в подобных случаях, решается на врачебной комиссии при оперштабе. Комиссия разбирает каждую ситуацию в отдельности, чтобы понять, имело место заражение на момент вызова или больной заразился позже.

– На данный момент в Удмуртии на уровне администрации станции скорой медицинской помощи принято, что 14-дневний инкубационный период заболевания должен учитываться при начислении выплаты по постановлениям №415 и №162, – говорит Марина Русакова.

Фото: Константин Ившин

Фото: Константин Ившин

То есть, даже если больного увезли в кардиологию или хирургию, не предполагая, что он был заражен, но в течение двух недель у него лабораторно подтвердится коронавирус, региональные выплаты и выплату по 415-му постановлению бригада получит в полном объеме. Однако на самую крупную федеральную выплату (до 80 тысяч) по постановлению №484 медработники при этом все равно рассчитывать не смогут. Как пояснили в Минздраве, все COVID-положительные пациенты страны заносятся в единый реестр, и если подтвержденного диагноза не было на момент вызова скорой помощи, общение медиков с зараженным уже нельзя будет официально подтвердить.

НУЖНЫ РАЗЪЯСНЕНИЯ

Чтобы разобраться в проблеме и решить разногласия, правительство Удмуртии приняло решение обратиться за дополнительными разъяснениями федерального законодательства. 25 мая правительство Удмуртии отправило письмо министру здравоохранения России, а также во все контрольно-надзорные органы, чтобы получить правовую оценку своего подхода к начислению выплат. Ответ прояснит, следует региону менять подход или все сделано правильно.

– В республике было определено понятие групп риска, потому что федеральное законодательство не дает четкого определения, – рассказала Алена Ложкина, начальник управления планирования, экономики и контроля, бухгалтерского учета и отчетности Минздрава Удмуртии. – Однако на данный момент, исходя из писем Минздрава России, есть большая вероятность, что категорию выплат ограничат только больными, у которых на момент вызова уже была подтверждена коронавирусная инфекция.

Фото: Константин Ившин

Фото: Константин Ившин

Это означает, что круг специалистов, которые могут претендовать на доплаты, может не только не увеличиться, а наоборот, сократиться, и бригады, забирающие пациентов с неподтвержденным диагнозом, федеральных денег не получат вовсе.

Также может измениться и способ начисления – сейчас он в разных регионах разный.

– Выплаты по постановлению №415 предполагаются за фактически отработанное время, и в некоторых регионах пошли по такому пути. Однако Минздрав Удмуртии выбрал более демократичный подход, не требующий хронометража и фиксирования смен, – говорит Алена Ложкина. – Если в течение месяца сотрудник хотя бы один раз попадает на вызов из указанных категорий, он получает выплату. Она уменьшается только на время отпуска или больничного.

РАМКИ ЗАКОНА

– Мы считаем, что было бы справедливо назначать выплату по 484-му постановлению для спецбригад, а по 415-му – для всех медработников, которые работают в скорой и поликлиниках и могут случайно взаимодействовать с COVID-положительными пациентами, – говорят работники скорой помощи. Но региональным властям на данный момент пока нечем их обнадежить: Минздрав Удмуртии не имеет права самостоятельно расширять круг лиц, которым положены федеральные выплаты.

Например, в федеральное постановление №484 не входит оказание амбулаторной помощи, даже если больной с подтвержденным диагнозом COVID-19 лечится на дому, медработники в этом случае имеют право только на выплату по 451-му постановлению. Точно так же врачи, лечившие больного с подозрением на коронавирус в стационаре, не получат федеральных выплат по 484м-у постановлению даже при последующем подтверждении диагноза. И попытку местных властей обеспечить этих врачей федеральными выплатами могут расценить как нецелевое использование средств, за что полагается серьезное наказание.

Фото: Диля Ахмадишина

Фото: Диля Ахмадишина

Еще сложнее с работниками, не имеющими прямого отношения к лечению COVID-положительных больных. Федеральные постановления касаются только медицинского персонала, поясняют в Минздраве Удмуртии. Для того чтобы прочие работники, обслуживающие COVID-центры, получили хотя бы какую-то поддержку, существуют региональное постановление №162. Республиканские выплаты получают водители скорой помощи, перевозившие больных с подозрением на коронавирус, а также электрики, монтеры, лифтеры и прочий персонал «красной зоны». В эту же категорию попали врачи УЗИ и другие узкие специалисты, которые на самом деле также не застрахованы от контакта с COVID-положительными пациентами.

А вот водителям, участвовавшим в транспортировке здоровых людей из закрывшейся на карантин ГКБ1, вообще не получилось обеспечить ни федеральных, ни региональных выплат – ситуацию не признали опасной. Они получили только стимулирующую выплату от работодателя, которую назначило руководство станции скорой помощи для всех сотрудников, выезжавших в период режима повышенной готовности на вызовы.

СИТУАЦИЯ СЕГОДНЯ

Чтобы у врачей региона не оставалось вопросов по выплатам, уже принимаются меры. Глава Удмуртии Александр Бречалов взял вопрос под личный контроль, в рабочих коллективах проводятся дополнительные собрания.

– Если медработник считает, что был на вызове, который относится к категории, за которые полагаются федеральные или региональные выплаты, он должен обратиться к руководству своего медчреждения, а если вопрос не получается решить, то в министерство, – отметил замминистра здравоохранения Удмуртии Никита Свирин.

Фото: Сергей Грачёв

Фото: Сергей Грачёв

Все ведомства сходятся во мнении, что большинство обращений вызваны не столько ошибками в начислении выплат, сколько неправильно проведенной разъяснительной работой. Сотрудники скорой помощи также подтверждают, что ранее ни начальство, ни бухгалтерия не смогли внятно объяснить, кому выплаты положены, а кому нет и в каком размере, так что пришлось обращаться в контрольно-надзорные органы.

– По всем сигналам, которые к нам поступают, мы проводим проверку и проверяем обоснованность начисления денежных средств, – отметил представитель Следственного комитета Удмуртии, присутствовавший на встрече.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Сейчас власти регионов ожидают разъяснений и поправок от Минздрава России, а медработники продолжают надеяться, что правда окажется на их стороне. Пока же точно неизвестно, в чем причина возникшего недопонимания: в размытых формулировках федерального законодательства или в неправильном толковании постановлений на местах.

Фото: freepik.com

Фото: freepik.com

– Претензии есть и в ту, и в другую строну, – говорит сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. – Но наш профсоюз считает, что основная причина проблем все-таки в том, что правительство Российской Федерации издало довольно невнятные постановления, которые вызывают больше вопросов, чем дают ответов. Они приводят к самым различным трактовкам, что уже неоднократно подтверждалось и подвергалось разбирательствам на самом высшем уровне, на уровне Президента России. Во всех регионах идут конфликты, даже в Москве, где ситуация гораздо лучше. В постановлениях правительства изначально не было четко определено, кому, за что и по какой методике расчета начисляются эти выплаты. С нашей точки зрения, исходя из рекомендаций Роспотребнадзора, выплата по 415 постановлению должна распространиться практически на всех медработников. Что касается времени постановки диагноза, то в постановлениях правительства и в разъяснениях Минздрава не говорится, что на момент вызова он должен был подтвержден, речь идет о пациенте с коронавирусной инфекцией, который попадает в регистр. В любом случае такой вызов попадает под понятие «подозрительный случай COVID» или «вероятный случай COVID», который тоже есть в нормативных документах Минздрава, и в любом случае такие вызовы тоже должны включаться в группу риска и оплачиваться – включаться в группу риска и оплачиваться – как минимум по 415-му постановлению. В некоторых регионах, в отличие от Удмуртии, платят полные суммы обеих выплат всем бригадам.

КСТАТИ!

Соотношение специальных и общепрофильных бригад скорой помощи определяет главный врач каждой клиники, основываясь на эпидемической ситуации в городе или районе. Так, в Ижевске сейчас действует шесть спецбригад. В случае улучшения эпидемобстановки их число может сократиться, а в случае обострения увеличиться. Как рассказал главный врач ижевской Станции скорой помощи, для этого создается своеобразный резерв, куда могут записаться желающие попасть в спецбригаду сотрудники, о чем недавно официально известили рабочие коллективы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

- «Жизнь после увеличения груди превратилась в ад»: ижевчанка несколько лет ходила с разорванным имплантатом

- Беременные неработающие женщины в Удмуртии будут получать ежемесячные выплаты

- «Заболевших коронавирусом детей в саду нет»: министр здравоохранения Удмуртии о карантине в Можге