Санкт-Петербург

В Москве открыли доску почета разведчику, которого в ГРУ называли Штирлицем

Он не только смог раздобыть секреты создания ядерной бомбы, но, если бы потребовалось, завербовал бы короля Великобритании
Герой России Ян Петрович Черняк в 1994 году (слева) и в молодости.

Герой России Ян Петрович Черняк в 1994 году (слева) и в молодости.

Это мероприятие готовили давно, но исполнить решились между Днем памяти и скорби и парадом Победы на Красной площади. Целое событие в мире спецслужб: в Москве в 29 доме по улице Русаковской, где с 1972 года жил один из прототипов полковника Максима Исаева (Штирлица из "Семнадцати мгновений весны"), городские власти установили мемориальной доску Яну Петровичу Черняку. Старая пятиэтажка 1926 года постройки (8-ой дом по Русаковской улице), куда герой вернулся из зарубежной командировки, для этой цели не подошла - она попала под реновацию.

На открытие мемориальной доски пришли не только жители дома и местные чиновники, но и коллеги Яна Петровича с алыми гвоздиками в руках.

Мемориальная доска на доме, в котором жил Ян Черняк.

Мемориальная доска на доме, в котором жил Ян Черняк.

Фото: Александр БОЙКО

"В этом доме жил легендарный военный разведчик Герой России Черняк Ян Петрович", - строгая надпись на мемориальной доске без профиля героя лишь высотой букв подчеркивала величие его фамилии. А ведь о нем даже в ГРУ ходили легенды…

- Помню, когда я приехал в 1945 году в Севастополь, меня встретил один представитель Центра, и мы много разговаривали. Он тогда сказал: "У нас в Управлении говорят, если нужно завербовать короля Англии, надо дать разрешению Джену (один из оперативных псевдонимов Черняка) встретиться с ним, и он это сделает, - процитировал один из ветеранов ГРУ фрагмент интервью Яна Черняка, которое он дал в 1994 году для "своих".

А БЛИЗКИЕ НЕ ПРИШЛИ

Я слушал, а сам искал среди участников торжественного мероприятия сына Яна Черняка. Из интернета узнал о нем совсем немного: похоже, что в советское время Владимир Черняк работал в Институте ядерных исследований РАН в Троицке, где в 1982 году защитил диссертацию на тему "Нелинейные электромагнитные волны на поверхности". Кандидат физико-математических наук не смог найти себя во время перестройки и уехал с семьей на Запад. Туда, где родился и вырос его отец.

Вот, как об этом в своей книге "Ян Черняк- Секретная судьба" рассказывал основной историограф ГРУ Владимир Лота, который был хорошо знаком с семьей героя: "Наши долгие дружеские беседы затрагивали многие проблемы из жизни семьи Черняков. Они не скрывали их. Тамара Ивановна (супруга Черняка - Прим. ред) очень переживала, что их единственный внук уехал вместе с сыном в одну из далеких стран. Пожилые Черняки очень любили своего внука и беспокоились о том, вырастет ли он в чужой стране человеком, который будет с уважением относиться к своей родине – России, во имя которой на тайном фронте более десяти лет самоотверженно сражался Ян Петрович. Уже после присвоения в декабре 1994 года Яну Черняку звание Героя России и его смерти в феврале 1995-го, Тамара Ивановна писала своему внуку письма, в которых рассказывала то, что знала, о деятельности Яна Петровича за рубежом. Она зачитывала мне вслух некоторые части этих писем, возможно, желая получить одобрение или помощь в описании некоторых эпизодов, связанных с деятельность Черняка в разведке. Это были трогательные встречи, забыть которые невозможно. Тамара Ивановна писала внуку о том, что его дедушка не любил славы и не ради нее боролся против фашизма. Он очень уважал порядочных людей, которые не склонны к легкомысленному изменению своих жизненных принципов, составляющих суть каждого человека. Письма Тамары Ивановны к внуку были по характеру записями тех бесед, которые она бы хотела, но не могла, провести с подростком, понимая, что уже никогда его не увидит"…

Так или иначе, дом Яна Петровича теперь широко известен всем. И если внук захочет, он всегда его найдет.

Тамара Черняк.

Тамара Черняк.

СЭКОНОМИЛ МИЛЛИОНЫ В ВАЛЮТЕ

О том, как сотрудники Коминтерна активно вербовали иностранцев в начале 30-х годов, можно почитать в недавно изданной "Комсомолкой" книге Владимира Лота "Резидент особого калибра Елена Феррари". В 1933 году советский разведчик обратил внимание на выпускника Пражского технического училища, инженера-экономиста завода "Прагер Элетромоторенверке" Яна Черняка, который тогда имел другую фамилию. 24-летний молодой специалист тогда оказался за воротами закрывшегося завода, после чего обратился в за помощью в ячейку Коммунистической партии Германии, членом которой являлся. Человек из Советской России сумел тогда рассмотреть в Черняке задатки будущего разведчика. После ряда испытаний, Черняка пригласили в Москву, где в 1934 году он прошел обучение в разведывательной школе РУ ГШ РККА.

"Советские разведчики Артур Адамс, Жорж Коваль, Мария Полякова, Николай Заботин, Павел Ангелов. Ян Черняк и другие смогли добыть секреты производства новых образцов брони, материалы о новых танковых и авиационных двигателях, артиллерийских системах, химических отравляющих веществах. Были добыты и другие важные и полезные материалы. Работу по подготовке заданий и контроль за их выполнением в Разведывательном управлении осуществляли сотрудники отдела военно-технической разведки. В нем были созданы отделения бронетанковой и авиационной техники, химического оружия, средств связи и другие. Эти отделения были укомплектованы офицерами, которые имели специальное техническое образование. Не все отделения были укомплектованы, но в, основном, в отделе и в резидентурах военно-технической разведкой занимались хорошо подготовленные разведчики. Адамс, например, окончил Технологический университет в Тороно, Черняк окончил Пражское высшее техническое училище, Коваль получил образование в Московском химико-технологическом институт и Нью-Йоркском городском техническом колледже", - пишет Владимир Лота.

Безусловно, политическое руководство СССР не могло быть слепым. Оно осознавало неизбежность войны, и готовило экономику к "военным рельсам". К 1941 году наши разведчики успели решить многие задачи военно-технического характера.

"В частности, в Германии были добыты чертежи новых самолетов, материалы о новых авиационных двигателях. Разведчики смогли добыть описание технологии термической обработки металлов, образцы сердечников бронебойных снарядов, материалы по танковой броне и танковым двигателям, сведения о рецептуре некоторых отравляющих веществ, материалы о разработке приборов радиолокации и радионавигации и многое другое и многое другое", - перечисляет Лота в своих работах.

Материалы, добытые ГРУ во время Великой Отечественной войны, не только ускорили процесс создания новых образцов военной техники и позволили сэкономить миллионы валюты на их разработку. И танки Т-34, и новые советские боевые самолеты, созданные в годы войны, не уступали по техническим характеристикам боевой технике противника, а по некоторым важным параметрам и превосходили ее. Работа резидентуры Черняка была очень интенсивной: только в 1944 году Центр получил от разведчика 12 500 листов технической документации и 60 образцов аппаратуры.

Благодаря этим документам советские ученые еще до начала войны получили доступ к чертежам американского танка М-3, германских самолетов: "Дорнье-227", "Фокке-Вульф-200", "Мессершмидт -210", "Юнкерс-288", "Хенькель-HS", нового итальянского истребителя RF -2001, а также характеристики новой японской авиационной торпеды 01, американского противотанкового ружья "Базука", а еще 28 фильмов по новой военной технике армии США.

Были моменты, когда отдельные узлы новейших радиолокационных приборов переправлялись сотрудникам ГРУ в тортах, которые везли с собой из Европы курьеры, выдававшие себя за богатых туристов или бизнесменов.

ПИСЬМЕЦО В КОНВЕРТЕ

Отметим, что Черняк сумел в годы войны создать в Европе сеть из 20 осведомителей, которые передали в СССР огромные массивы информации. И не всегда сугубо технической: в числе документов была копия плана "Барбаросса" и полный план операции немцев на Курском выступе, что позволило военному руководству предпринять адекватные меры и одержать победу.

Однако, главной миссией Черняка стала охота в Англии за информацией о создании атомного оружия.

"Первыми сведения о начале работ в Англии по созданию атомной бомбы добыли военные разведчики полковник Семен Кремер и Ян Черняк. Черняк привлек к сотрудничеству британского физика Аланна Мэйя. Англичанин передал Черняку сведения о результатах исследований, производившихся английскими учеными в Кавендишской лаборатории в 1942-1943 годах. Сведения, добытые Черняком, изучал академик Курчатов. В целом, сотрудники военной разведки добыли около шести тысяч листов секретных документов об атомных проектах Англии, США и других государств, и 25 образцов", - пишет автор книги "ГРУ и атомная бомба" Владимир Лота.

Подробности операций Яна Черняка подробно описаны также в книге Лота "Ключи от Ада", которая повествует об уникальных операциях, они позволили обескровленному в годы Великой Отечественной войны СССР не отстать в разработках ядерного оружия.

Вербовка Аланна Мэйя, который получит в ГРУ псевдоним "Алек", была разработана Центром филигранно. Ян Черняк отправился к британскому ученому в 1942 году с письмом от его ленинградского друга Петра Капицы, который когда-то работал с ним в Кембриджском университете (в 1935 году Сталин выкупил в Англии лабораторию советского ученого за 30 тысяч фунтов стерлингов). Это письмо от друга-физика из Санкт-Петербурга не оставило сомнений у Алана Мэйя, который был убежденным антифашистом. Он давно симпатизировал советским ученым, с которыми ему запретил общаться Черчилль, и верил, что для сохранения мира на Земле доступ к ядерной энергии должен иметь и СССР. Он лучше других знал, что слова Черчилля о союзнической помощи были неискренними. А еще опасался, что работа немецких физиков в области атомных исследований может закончиться быстрее той, которую ведут британские ученые.

АТОМНЫЙ СЕКРЕТ НА КРЮЧКЕ

"Сотрудничество Черняка с Мэйем завершилось в январе 1943 года. Мэй вместе с группой профессора Холбана, состоявшей из 12 человек, он был переведен в Монреальскую лабораторию, принадлежавшую Национальному научно-исследовательскому совету Канады. Там англичане уже приступили к практической реализации своего атомного проекта. На последней встрече с Мэйем Черняк на всякий случай обсудил условия восстановления связи с ним в Монреале. Ян не знал, действуют ли в Канаде сотрудники Разведуправления Красной Армии, но полагал, что, когда будет необходимо, Центр найдет возможности для восстановления связи с ценным источником. Условия встречи по явке, которые были разработаны Черняком, пригодились военной разведке через два года", - рассказывает автор книги "ГРУ и атомная бомба" Владимир Лота.

В Канаде Мэй передаст с мая по сентябрь 1945 года советскому офицеру старшему лейтенанту Павлу Ангелову и военному атташе при посольстве СССР в Канаде полковнику Николую Заботину тысячи страниц секретных материалов, а также образцы обогащенного урана-235, предназначенного для изготовления ураниевой бомбы.

"На одной из встреч Мэй сообщил Ангелову о новом урановом заводе, который строился в Чок-Ривере (Chalk River Atomik Energy Plant). У полковника Заботина в этом районе проживал знакомый канадец Питер Блан (фамилия изменена), который мог знать об этой секретной стройке. Заботин на моторной лодке отправился к Питеру Бланту в гости. Легенда поездки была вполне правдоподобной и не вызвала подозрений у канадской контрразведки. Агенты Канадской королевской горной полиции знали, что русский военный атташе увлекается рыбалкой", - пишет Лота.

Говорят, что образцы урана наши разведчики буквально выудили из английской реки. К счастью, английскую контрразведку никогда не интересовали заброшенные в речку снасти и свинцовые кормушки. 4 ноября 1945 года образцы урана уже лежали на столе Берии. Вещество представляло особый интерес для советских ученых. После атомных бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки, которые были уничтожены атомными взрывами 6 и 8 августа 1945 года, в Советском Союзе принимались активные меры по созданию собственной атомной бомбы. Уже 5 ноября 1945 года на 60-тонном магните в Лаборатории № 2, руководителем которой был И.В. Курчатов, группа физиков во главе с Л.А. Арцимовичем впервые получит 70 микрограмм урана-235. Для создания атомной бомбы советским ученым, конструкторам и инженерам предстояло еще пройти длительный путь.

В это время жизнь самих разведчиков в Канаде уже была в опасности: в сентябре 1945 года в резидентуре, которой руководил полковник Заботин, произошел провал. Канадцы, с которыми поддерживали отношения Заботин и его офицеры, были арестованы канадской контрразведкой. Резидентура "Гиацинт", которой руководил полковник Заботин прекратила свою деятельность. Мэя арестовали в Англии через месяц. Провал произошел из-за предателя - шифровальщика советского атташе лейтенанта Игоря Гузенко. Центр успел вовремя сообщить Черняку о том, что он должен свернуть все дела в Англии и покинуть эту страну…

ТАКИЕ РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

1 мая 1946 года в Лондоне состоялся суд над доктором Мэйем. Он был осужден на 10 лет тюремного заключения за "передачу между 1 января и 30 сентября 1945 года неизвестному человеку информации, которая предназначалась для прямого или косвенного использования врагом". После отбытия половины срока он вышел из тюрьмы, переехал в Гану, где продолжил заниматься наукой. Ученый стал профессором физики столичного университета, где советскими специалистами был построен атомный реактор. Мэй проживет до 2003 года и покинет этот мир в 91 год.

Павел Ангелов будет награжден орденом Красной звезды и переведен для работы в другую страну. А вот шифровальщик Гузенко не долго поживет на стипендию канадской контрразведки: выпустит книгу "Железный занавес", сопьется и умрет в 1982 году от цирроза печени.

Ян Черняк успеет поработать еще в США, и после предупреждения Центра выбраться оттуда на морском лайнере. Он женится, заведет детей, будет преподавать разведчикам иностранные языки, работать переводчиком в ТАСС. До конца своих дней он учил русский язык, но все равно говорил с британским акцентом.

Можно только сожалеть о том, что до сих пор основные сведения о секретной судьбе военного разведчика Героя России Яна Черняка хранятся в делах, доступ к которым по-прежнему закрыт. Но этому тоже есть серьезные причины: многие завербованные им специалисты продолжали работать на советскую разведку еще десятилетия….

Церемония вручения Зведы Героя России Яну Черняку проходила в одной из московских больниц в 1994 году. Тогда Черняку было уже 85 лет. Когда высокие гости, вручавшие Черняку звезду Героя, удалились, Ян Петрович сказал своей жене Тамаре Ивановне: "Хорошо, что не посмертно…"

Жена Яна Петровича Тамара Ивановна 5 ноября 1998 года передала Владимиру Лота письмо-обращение к молодым военным разведчикам, которое публикуется впервые.

Письмо Яна Черняка к молодым разведчикам.

Письмо Яна Черняка к молодым разведчикам.

"Дорогие и хорошие будущие военные разведчики! Вы выбрали трудный, но героический труд. Несколько слов о Яне Петровиче Черняке. На путь служения нашей Родине – СССР, он вступил в возрасте 19 лет, будучи студентом Пражского высшего технического училища. Он служил Родине долго и преданно. Он лично завербовал 20 агентов. Много они сделали для повышения обороноспособности и укрепления безопасности нашей страны. Ян был всегда скромным и жертвенным человеком. Да будет светлой и удачливой и Ваша жизнь…».