Санкт-Петербург
Наука

Геноцид и сексуальная эксплуатация: как рабство отразилось в генофонде афроамериканцев

Генетики исследовали ДНК 50 тысяч темнокожих людей в Африке и Америке и восстановили события, которые лежат в основе сегодняшних расовых волнений в США
В исследовании приняло участие 50 тысяч человек по обе стороны Атлантики - как в Америке, так и в Африке.

В исследовании приняло участие 50 тысяч человек по обе стороны Атлантики - как в Америке, так и в Африке.

Фото: кадр из фильма

Сегодня по всей Америке проходят массовые протесты против расовой дискриминации под девизом “Жизни черных важны” (Black lives matter). Но история этого движения началась задолго до того, как белый полицейский Дерек Шовин во время задержания задушил темнокожего Джорджа Флойда. Активисты Black lives matter часто вспоминают об исторической несправедливости и ссылаются на культ векового угнетения. Можно спорить на тему, как белые дети могут сегодня отвечать за грехи своих прапрадедов? И как жуткое унижение рабства тех же прапрадедов может сегодня влиять на жизненный путь современных афроамериканцев?

Насколько жизни черных были важны 300 лет назад

Однако на днях в научном журнале American Journal of Human Genetics (Американский журнал генетики человека) было опубликовано исследование, которое проливает свет на то, с чего все начиналось и рассказывает насколько важны были жизни черных 200-300 лет назад. Популяционный генетик Стивен Микелетти вместе с группой коллег, представляющих биотехнологическую компанию 23andMe (она занимается генетической диагностикой и собрала тесты ДНК более чем миллиона человек) решили с неожиданной стороны проанализировать феномен работорговли. Нам он известен, скорее из художественной литературы - кто из нас не читал “Гекльберри Финна” Марка Твена или “Пятнадцатилетнего капитана” Жюля Верна? Но оказалось анализ ДНК может рассказать очень много интересного о таком позорном явлении, как трансатлантическая работорговля, которое существовало на протяжении 400 лет. “Треугольником работорговли” назывался товарообмен между тремя частями света: Европой, Африкой и Америкой. Европейские корабли, груженые промышленными товарами отправлялись в Африку, где груз обменивался на “живой товар” - рабов (за их поставку как раз отвечал Себастьян Перейро, он же Негоро из “Пятнадцатилетнего капитана”). Затем рабов везли в Америку, где для освоения новых земель требовалось большое количество рабочей силы. В Америке рабы продавались, а трюмы кораблей заполнялись продуктами труда рабов: сахаром, табаком, хлопком, кофе, ромом - все это везли обратно в Европу.

Из 12,5 миллионов невольников 2 миллиона умерло по пути через океан

Исследователи проделали простую вещь - они изучили судовые декларации работорговцев, которые подробно описывали, где и сколько они взяли на борт “живого товара” и в какие порты доставляли - база данных составляла отчеты о 36 тысячах трансатлантических рейсов . При этом генетики сравнили ДНК африканцев из тех регионов Африки, где работорговцы набирали невольников и ДНК афроамериканцев, которые живут преимущественно в местах предполагаемой выгрузки “черного товара” в Южной и Северной Америке. Таким образом ученые хотели понять, какой след оставило рабство в генетике невольников.

В исследовании приняло участие 50 тысяч человек по обе стороны Атлантики - как в Америке, так и в Африке.

- Согласно записям судовых журналов в период между 1515 и 1865 годами, корабли работорговцев вывезли из Африки 12,5 миллионов мужчин, женщин и детей, - объясняет Стивен Микелетти. - В пути погибло около 2 миллионов человек. Наибольший интерес вызвали данные генетического анализа, которые не совпадают с судовыми манифестами.

Рисовые плантации убивали сенегальцев

Анализ ДНК показал, что большинство американцев африканского происхождения имеют корни в Анголе и Демократической Республике Конго. Это подтверждается и судовыми записями. При этом ученые обнаружили среди афроамериканцев лишь очень небольшое количество потомков выходцев с территории Сенегала и Гамбии. А согласно судовым документам именно из этих регионов были вывезены большие партии рабов в первые десятилетия трансатлантической торговли.

- У нас есть довольно мрачное объяснение этому обстоятельству, - говорит Микелетти, - Поскольку сенегальцы обычно выращивали рис в Африке, их часто перевозили для работы на рисовых плантациях в США. Там свирепствовала малярия, вдобавок тяжелая работа по расчистке болот увеличивала уровень смертности, все это, возможно, привело к катастрофическому снижению генетического представительства народов Сенегала и Гамбии среди сегодняшних афроамериканцев.

Из 10,5 миллионов обращенных в рабство африканцев 70 процентов было вывезено в Латинскую Америку. Однако темнокожие латиноамериканцы имеют гораздо более низкую долю африканского происхождения по отношению к темнокожим жителям США. По мнению исследователей это говорит о том, что в разных странах с рабами обращались по-разному.

Рабыни секса

Несмотря на то, что 60 процентов ввезенных в Америку рабов были мужчинами выяснилось, что их вклад в генофонд более скромный, нежели генетическое разнообразие, которое передавалось по женской линии. Ученые убеждены, что это свидетельство массовых изнасилований африканок рабовладельцами и других форм сексуальной эксплуатации. В особенно экстремальном виде это проявлялось в Латинской Америке, где на каждого темнокожего мужчину, внесшего свой скромный вклад в генофонд приходилось от 4 до 17 женщин, передавших потомству свои генетические комбинации. На территории США эта разница между вкладом мужчин и женщин заметно меньше - на одного мужчину передавшего свои гены приходилось 1,5-2 женщины. Исследователи полагают, что разница лишь отчасти объясняется более высокой смертностью среди рабов-мужчин в Латинской Америке. Скорее всего, мы видим эхо практики расового отбеливания, которая была популярная в Бразилии, Пуэрто-Рико, Кубе и т.д., когда женщина-африканка стремилась сойтись с белым мужчиной, чтобы произвести более светлокожее потомство. Во многих Латиноамериканских странах власти старались финансово заинтересовать европейских иммигрантов, чтобы они приехали в Новый Свет и “отбелили” африканскую кровь местных девушек.

В Северной Америке нет такого чудовищного генетического перекоса, скорее всего потому что политика расовой сегрегации официально не допускала смешения крови, но отношение к африканкам было не менее эксплуататорским. Женщин часто насильственно принуждали к рождению детей, поскольку трансатлантическая работорговля постоянно ограничивалась и в итоге была запрещена, поэтому рабовладельцы искали выход в естественном приросте трудовых резервов. Например, в США женщинам-рабыням часто обещали свободу в обмен на рождение определенного количества детей.

Мы знали, что рабство страшная и гнусная штука. Но вряд ли догадывались, какой сильный след оно оставило в генофонде потомков невольников.