2019-01-30T23:27:25+03:00
42

Николай Стариков. Как люди с тёмным прошлым приходят ко власти

Как люди с тёмным прошлым приходят ко властиКак люди с тёмным прошлым приходят ко власти

Увольнение со скандалом зама Росгеологии, задержание прямо во время заседания сенатора Совфеда и арест за взятки мэра города Камызяк - всё произошло буквально за двое суток! Как эти люди попали во власть и сколько там еще таких же?

Как люди с тёмным прошлым приходят ко власти

00:00
00:00

В. Ворсобин:

- Сегодня мы поговорим о том, как люди с темным прошлым приходят к власти. Это история вчерашняя с топ-менеджером Росгеологии – во время видеоигры он рассказал, как на самом деле в его министерстве происходят дела, он там чуть ли не занимался сексом с подчиненными, как он обязывал стучать на сотрудников и прочее, прочее… он был уволен тут же. Но, ладно, это все семечки, сегодня - задержание сенатора Аршукова, причем, его задержали во время заседания Совфеда. Очевидцы утверждают, что, когда на трибуне появился Чайка и Бастрыкин, и начали делать заявление о том, чтобы они просят, чтобы Аршуков был лишен неприкосновенности, он даже попытался бежать. Он начал бегать по проходу и только Матвиенко его остудила – мол, сядьте на место, не позорьтесь. Он был задержан, и потом был задержан его отец, он занимает большой пост в Газпроме, и тоже во время заседания, как говорят очевидцы. И сейчас следователи копают в разные стороны, откуда эти два персонажа появились? Это Карачаево-Черкесия. И будто бы это мафия, и будто бы хищения под 10 млрд. рублей, хищения газа… в общем, такой клубок преступлений, который похож уже на итальянскую коза-ностру. Что происходит? Что это за спектакль, который перед нами разыгрывается?

Н. Стариков:

- Что происходит? Во-первых, надо дать возможность, конечно, следствию поработать, распутать ниточки, я думаю, что мы узнаем еще очень много интересного, но я хотел бы сравнить то, что произошло, с одним историческим эпизодом. Самое главное в том, что произошло, помимо сути происходящего, что там кого-то обвинили в очень серьезных преступлениях, потому что там убийство, там призывы к свержению власти… то есть, не только хищения, хочу я подчеркнуть… арестовали прямо на заседании Совета Федераций, а его отца прямо во время заседания в коммерческой компании, где он работал. Подобная вещь происходила во время ареста Берии. Я здесь никак не связываю фамилию Берии с теми, кого задержали в этот раз, просто – исторический факт. Когда пришли высокопоставленные военные и Берия был арестован практически на заседании Политбюро.

В. Ворсобин:

- Это было во время смены власти. Сейчас что происходит?

Н. Стариков:

- Мы сейчас не будем обсуждать дальнейшую судьбу Лаврентия Павловича и его фигуру – это мы оставляем за рамками. Наступила новая эпоха. Мне кажется, что здесь стоит говорить об очень серьезном сигнале, который кто-то послал кому-то. Мне кажется, что получатель сигнала – это элиты. А отправитель сигнала – это российская власть. Потому что когда два высокопоставленных силовика приходят на заседание Совета Федераций для того, чтобы лично попросить, по сути, потребовать снятия с того, кого подозревают, неприкосновенности, - это очень серьезно.

В. Ворсобин:

- Но это унижение Совфеда, это унижение целого института власти. Они могли его взять дома, они могли взять его по пути на работу, но – демонстративно это сделали прямо в парламенте.

Н. Стариков:

- Я думаю, что сенаторы так не считают. И Валентина Ивановна отреагировала соответствующим образом. Здесь никакого унижения нет. Есть желание продемонстрировать серьезность намерений всей стране и особенно – элите.

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем Валентину Матвиенко, как она прокомментировала это событие.

В. Матвиенко:

- Хочу особо подчеркнуть, что те события, о которых идет речь, и в чем обвиняется господин Арашуков, происходили до того, как он был назначен членом Совета Федераций от исполнительной власти Карачаево-Черкесской республики. Мы утром получили представление прокурора и в соответствии с нашим регламентом выполнили все необходимые процедуры, в том числе, как полагается, при представлении о лишении статуса неприкосновенности мы обязаны рассмотреть на ближайшем заседании, поэтому вопрос был внесен дополнительно в повестку дня. Предъявлены серьезнейшие обвинения, дальше следственные органы будут вести это уголовное дело…

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем, в чем конкретно обвиняют эту семью… Светлана Петренко, официальный представитель Следственного Комитета.

С. Петренко:

- В рамках работы правоохранительных органов по декриминализации Карачаево-Черкесской республики Следственным комитетом совместно с ФСБ России проводится масштабный комплекс следственных действий в ряде городов четырех субъектов Российской Федерации. В рамках уголовного дела по фактам создания и участия в преступной организации, хищения природного газа ПАО «Газпром», двух убийств и других преступлений задержан член совета федераций Федерального собрания Российской Федерации от Карачаево-Черкесской республики Рауф Арашуков. 30 января Совет Федераций лишил Арашукова неприкосновенности и дал согласие на его привлечение в качестве обвиняемого. Также в рамках уголовного дела задержан его отец, Рауль Арашуков, который, как полагает следствие, причастен к хищениям природного газа ПАО «Газпром» на сумму более 30 млрд. рублей. Как полагает следствие, эти мошеннические действия совершались на протяжении нескольких лет. Следователями Следственного комитета России совместно с оперативными сотрудниками ФСБ России продолжаются масштабные следственные действия в Москве, Санкт-Петербурге, Ставрополе, Махачкале, Невинномысске, Буденновске, Астрахани и ряде других городов. В рамках указанного уголовного дела в настоящее время устанавливаются другие эпизоды преступной деятельности фигурантов, а также иные лица, возможно, причастные к расследуемым преступлениям.

В. Ворсобин:

- Убийство произошло в 2010 году…

Н. Стариков:

- Смотрите, я сторонник того, что не должно быть неприкасаемых во власти. Если кто-то совершил преступление, когда бы он его ни совершил, он должен понести наказание…

В. Ворсобин:

- Ну, это общие слова… А наши слушатели спрашивают – а как вообще Арашуков получил кресло в Совете Федераций? Где фильтры?

Н. Стариков:

- Напомню, как получают кресла в Совете Федераций. Назначает субъект федерации. По сути, депутаты голосуют, предлагают… то есть, это вопрос к депутатскому корпусу и, конечно, к главе республики. Я думаю, что вопросы, конечно, будут заданы. Но слова о том, что не должно быть неприкасаемых, можно сказать, что они общие, но должны быть очень конкретные. Так что в этом случае – произошло. Знаете, мне хочется предложить нашим двум руководителям силовых ведомств, может быть, даже как-то взять за правило заходить в присутственные заведения. И вот поскольку сейчас все СМИ рассказывают о том, что происходит, я вот представляю такую картину. Вот приходят Чайка и Бастрыкин в какой-нибудь региональный парламент, открывают дверь… а дальше – кто вскочил и побежал, сразу их можно…

В. Ворсобин:

- Николай, они будут ходить и кошмарить народ?

Н. Стариков:

- Нет, они просто заходят и ничего не говорят… и дальше смотрят – кто вскочил и побежал – и дальше с этими товарищами уже можно начинать работать.

В. Ворсобин:

- Что случилось с нашими правоохранителями? 9 лет назад были действительно убиты там 2 человека. Семья убитых ходит с транспарантами – Это сделал (и дальше идет фамилия арестованного сегодня) – уже несколько лет. Они пять лет назад ходили с этими транспарантами. Следствие всегда открещивалось… Ваша версия – почему именно сейчас возникло это дело?

Н. Стариков:

- Причины могут быть разные. Несколько версий. Первое. Получили новую информацию. Изменение в правоохранительных органах – кто-то сидел коррумпированный, его убрали, пришел новый человек, который увидел – да, все есть для того, чтобы открыть это дело. Чего бы точно не хотелось – чтобы это было всего лишь сведением счетов внутри каких-то властных группировок. Этого точно не хочется…

В. Ворсобин:

- Но еще любопытная деталь. Дело в том, что несколько лет назад, когда охотились за счетами сенаторов и депутатов, выяснилось, что вот этот Аршуков-младший имеет вид на жительство в Эмиратах. Он предоставил справку, в которой указано, что действительно этот вид был, но он это прекратил до заявленной даты. Потом в Эмиратах было возбуждено уголовное дело по поводу подделки документов. Аршуков подделал этот документ и в Совфеде это знали. Но опять ему сошло с рук. То есть, и убийство ему сходило с рук десять лет, и даже подделка документов… И возникла эта история только сейчас. Николай, вы начали отвечать на этот вопрос – почему именно сейчас? Пожалуйста.

Н. Стариков:

- Ну, конечно бы, хотелось, чтобы это ознаменовало новую эпоху нового, а точнее, единственно верного отношения к коррупции и преступности. Вор должен сидеть в тюрьме, по убийце – отдельная история, я, например, сторонник применения смертной казни, поэтому, если за какое-то преступление в нашем УК смертный приговор, значит, его надо приводить в исполнение. А если для этого нужно покинуть ряды Совета Европы, значит, нужно выйти из Совета Европы. Просто не хочется думать, что это является, знаете, как часто говорят, борьбой между кремлевскими башнями. Вот это самое неправильное. Опять же, сейчас мы видим, что высокопоставленного человека арестовали, а, когда нам рассказывают про сталинское время, нам все время говорят… например, вот ленинградское дело – и вот они все были кристально честные большевики, а потом злой Сталин сказал их арестовать. А потом поднимаешь документы, и видно, что все это ленинградское дело – там люди ели, пили, воровали за государственный счет, получали сабли с бриллиантами и так далее. И потом их судили, присудили по тогдашнему законодательству к высшей мере наказания, а теперь показывают их нам, как невинных жертв. Давайте помнить, что сегодня ситуация и тогда тоже была.

В. Ворсобин:

- Цепочки у нас длиннее в этом времени. Видите, этот спрут, получается, по многим городам. По официальным данным, это более десятка городов. Туда поехали следователи и раскручивают эту цепочку. Помните, хлопковое дело Гдляна и Иванова? Очень похоже. Там даже эти нити дошли до Москвы.

Н. Стариков:

- Главное, чтобы раскрутили до конца. Ну, а если вы уж сравниваете цепочки, вспомните, какие цепочки раскручивали сталинские следователи? Это не значит, что все были невинные.

В. Ворсобин:

- Вы все про Сталина… Александр из Королева, слушаем вас.

Александр:

- Вечер добрый. Вот я сначала скажу свое мнение, а потом вопрос задам. Конечно, из всего, что СМИ передают, меня больше всего удивило то, что он, оказывается, плохо говорит по-русски. Как он попал в сенаторы, непонятно, если у нас так тщательно, даже вот из-за границы, чтобы гражданство получить, там проверяют… а тут в сенаторы плохо говорящего по-русски человека взяли. Ну, это бог с ним, там разберутся без меня.

В. Ворсобин:

- Извините, я вас перебью. У него образование всего 6 классов, но он каким-то образом поступил в университет, хотя он там не учился, закончил его и теперь плохо владеет русским. А потом попал в Совфед. Это очень загадочная биография…

Александр:

- Да. Николай Викторович, вот как вы считаете, из последних новостей это все-таки серьезная началась работа по борьбе с малиновыми пиджаками со стороны государства или все-таки, как вы говорите, сведение счетов?..

Н. Стариков:

- Давайте на этот счет немножко порассуждаем. Во-первых, хочу ответить насчет знания русского языка. Он вдруг сразу стал плохо говорить по-русски, потому что это ему выгодно в общении со следователями. Ему задают вопросы, он по-русски не понимает, ему переводит переводчик на родной язык, он отвечает – у него просто больше времени есть подумать. Так что вот отсюда вдруг резкое непонимание русского языка. Это достаточно часто используемая уловка. Теперь что касается самой ситуации. Я считаю, что столь показательная порка, как арест в присутственном месте, это сигнал всей элите. Власть послала этот сигнал. Давайте поразмышляем, зачем это было сделано?

В. Ворсобин:

- Сколько уже можно посылать? Каждый год посылают сигналы… что у нас элита такая глухая?

Н. Стариков:

- Ну, слушайте, большая гидра… И один Улюкаев не тянет на изменение политики в отношении коррупционеров… Но Улюкаева не арестовывали, надо сказать, в присутственном месте. Опять же, мы с вами надеемся, мы не знаем, что за этим стоит… Вот такой сигнал должен означать изменение подхода к наказанию элиты. У нас одна из главных проблем в стране – безнаказанность. Причем, это касается не только уголовных преступлений, которые есть. И я надеюсь, что это здесь будет исправлено, в этом случае. Но мы очень часто видим – выполнение президентских распоряжений равно нулю или там 16%, как когда-то говорил про майские указы ОНФ, и никто не снимается со своего поста, никого не убирают. Вопрос – где ответственность тех, кто не сделал единого учебника истории? Где? Единого учебника нет, а все те же люди там сидят.

В. Ворсобин:

- Вам вопрос, кстати. Будет ли снят руководитель Карачаево-Черкесии?

Н. Стариков:

- Я думаю, что вероятность этого достаточно большая. И в этом смысле опять, знаете, вот каждый раз жизнь диктует определенные вещи. Я и мои коллеги выступаем не за выборность губернаторов и глав республик, а за их назначаемость. В такой ситуации очень просто. Возникли вопросы – сняли руководителя и назначили другого. В сегодняшней ситуации нужно обязательно проходить процедуру выборов. Она долгая, сложная, и вот прямая подчиненность должна быть здесь. Поэтому будем надеяться, что это поворот в отношении коррупции и наконец-то в нашей стране произойдет то, что мы с вами давно ждем. Что если ты нарушил закон или не выполняешь прямые распоряжения главы государства, наступит обязательно ответственность. В соответствии с тем, что ты совершил.

В. Ворсобин:

- Все верно. Но только, смотрите, какие детали. Вот новое сообщение. Глава КЧР Рашид Темризов, кстати, у него вилочка возможностей не такая – снимут или не снимут – а, к сожалению, здесь вопрос – арестуют или не арестуют главу Карачаево-Черкесии, потому что он входит в список подозреваемых…

Н. Стариков:

- У вас какой-то отдельный канал связи… Я этого не знаю.

В. Ворсобин:

- Ходят уже слухи, что возможность уходить от следствия и так долго быть безнаказанным нельзя, если нет связей в Следственном комитете, в прокуратуре и т.д.

Н. Стариков:

- Давайте будем обсуждать факты. Мне кажется, в этом сила нашей с вами программы… Давайте слухи оставим за рамками нашей программы. И не потому, что мы сочувствуем тем, кого арестовали. Нет, мы считаем, что их мало арестовали, надо было арестовать их 10 лет назад…

В. Ворсобин:

- Да нет, я просто к тому, что нельзя это все делать без Следственного Комитета и связей с силовиками. А теперь силовики кошмарят этих людей… Гидра кусает гидру…

Н. Стариков:

- Политическая воля явно проявлена. Если туда пришли руководители двух силовых структур, они туда пришли не просто так.

В. Ворсобин:

- Михаил из Москвы, слушаем вас.

Михаил:

- Здравствуйте. У меня два вопроса. Данную ситуацию можно рассматривать двояко. Первое. Это то, что, как пелось в песне «Советская малина врагу сказала «нет» и государство поняло, что преступные такие сообщества они угрожают государству. И второе. Вот сама постановка, что, когда государство разлагается коррупцией, собственно, это и развалило Советский Союз… вспомните дела министра МВД и т.д. Тут недавно Сатановский приводил пример, что какого-то высокого чина, который застрелил по ошибке из винтовки с оптическим тепловым прицелом егеря, приговорили к штрафу в 100 тысяч рублей, только потому, что он хороший знакомый Чубайса. Вот это и развалило СССР. И в связи с этим – что тут больше? Советская малина сказала «нет» или все-таки государство понимает, что сама такая ситуация, когда есть каста неприкасаемых на самом верху уже угрожает самому государству?

Н. Стариков:

- Любой ответ на ваш вопрос – это определенная доля домысла… А вот я вижу, что люди пишут. «Уважаемым силовикам нужно прийти на заседание совета директоров Роснано со всеми вытекающими отсюда последствиями и самого «популярного и эффективного менеджера нашей страны» - тоже, туда ему и дорога»… Все мы понимаем, о ком мы говорим.

В. Ворсобин:

- Как в анекдоте - у следователя самая главная задача во время следствия не выйти на самого себя. Кстати, вот слушатели пишут, что история с Гдляном и Ивановым привела к тому, что нити с узбекского хлопка потянулись в Кремль, в Москву. Как бы вот до этого дело не дошло…

У нас очень много звонков. Аскер из Адыгеи. Аскер, слушаем вас. Это же рядом с вами все происходит?

Аскер:

- Здравствуйте. Ну, немножко не совсем – на Кавказе Северном. Я из Адыгеи. Это под Краснодаром… Вопрос очень интересный и такой важный – для жизни страны, для всего народа. Я знаю, что при Сталине за початок кукурузы сажали. А потом через некоторое время вдруг в стране начались и коррупция, и мафия, и убийства, и все. Скажите, при каком советском руководителе все это вошло в норму? Второе. Как вы думаете, почему самого главного преступника – Горбачева – никто не трогает, когда всех сажают?

Н. Стариков:

- При каком советском государе? Я бы соединил двух советских государей – Горбачева и Ельцина. В принципе, Ельцин был уже в постсоветской России, но первый свой пост в Российской Федерации он получил еще при Советском Союзе. И, напомню вам, парад суверенитетов начался с России. Так что Ельцин и депутаты тогдашнего российского парламента сделали, к сожалению, максимум того, чтобы Россия большая превратилась в Россию маленькую. Горбачев и Ельцин – вот при ком мы получили все эти подарки.

И второй вопрос. Горбачев – это очень интересная тема. Где-то шесть лет назад мы в рамках общественной организации «Профсоюз граждан России» прошли все судебные инстанции, требуя возобновить уголовное дело против Горбачева. Напомню, сразу после того, как он сложил с себя полномочия, тогдашний прокурор Виктор Илюхин, который потом стал депутатом, возбудил уголовное дело против Горбачева по факту измены. И это уголовное дело существовало чуть больше суток, после чего вышестоящая инстанция его закрыла, выгнала смелого прокурора и Горбачев до сих пор спокойно живет себе. Нам отказывали последовательно все инстанции. Вопрос – почему? Я думаю, что вопрос с Горбачевым это, конечно, вопрос политический. Сегодня Горбачев величайший не только немец… ну, вы помните, 80-летие в Лондоне отмечал. Для того, чтобы начать против него уголовное дело, не хватает нашего суверенитета, если хотите. Не хватает политического решения. Так что я думаю, что мы можем в этом случае, в случае с Горбачевым, надеяться только на чертей и большую сковородку. То есть, постфактум, что называется. Но я знаю, что есть и сейчас люди и общественные организации, которые продолжают вот это важное дело – пытаться Горбачева юридически осудить. И я это дело всячески поддерживаю, но, когда меня спрашивают, почему вы сейчас этим не занимаетесь? – потому что мы уже прошли этот этап. Но всегда хочется пожелать успеха тому, кто хотел бы осудить Горбачева – я это всяческим приветствую.

В. Ворсобин:

- Есть, кстати, такие версии у наших слушателей. Что, дескать, этот скандал отвлекает внимание от многих проблем. Сейчас мы будем всенародно наблюдать за антикоррупционным спектаклем, немножко забудем про Венесуэлу, про нашу пенсионную реформу и т.д. То есть, людям бросают некую кость, которую они будут обсасывать еще недели две, как минимум.

Н. Стариков:

- Владимир, мы можем назвать вещи своими именами, чего нам стесняться-то? Мы посмотрим, что будет происходить дальше. Если аресты ограничатся вот этой одной фамилией, значит, это кто-то кому-то послал сигнал в рамках какого-то междусобойчика.

В. Ворсобин:

- Но вы можете свое мнение высказать – все-таки, что это такое? Это реальная борьба с коррупцией или нет?

Н. Стариков:

- Я хочу сказать, что, в отличие от вас, мое мнение всегда на основании каких-то фактов. Когда я не видел документов уголовного дела, я, собственно, из «КП» почерпнул большинство информации, ну, еще вот Валентина Ивановна Матвиенко чуть-чуть добавила понимания того, что происходило… ну, как здесь можно делать какие-то прогнозы? Но, если не будет никаких дальше арестов, чисток, снятий чиновников, значит, это был всего лишь один эпизод. А мы хотим системы, когда преступники будут получать наказание.

В. Ворсобин:

- Беда в том, что каждый год происходит примерно то же самое. Какого-нибудь большого человечка берут и сажают под аплодисменты окружающей среды. И что? Что-то изменяется от этого?

Н. Стариков:

- Нет. Потому что не формируется система.

В. Ворсобин:

- Из Воронежа, Павел, слушаем вас.

Павел:

- Скажите, а есть какой-то шанс, что созданное 11 лет назад министерство экономического развития страны будет экономически развивать нашу страну? Будем мы развиваться или будем топтаться на месте? И второе. Мне кажется, что это не что иное, как инстинкт самосохранения. То есть, люди боятся потерять власть и, как вы правильно говорите, отдельными фактами пытаются показать, что действительно обстановка под контролем, все в нашей стране планово регулируется и выполняется, а по факту, как мы видим, не всегда и не везде…

В. Ворсобин:

- Вы хотите сказать, что это такая дырочка в чайнике? То есть, они пытаются спустить пар?

Павел:

- Да, верно.

Н. Стариков:

- Что касается работы министерства экономического развития, чтобы оценить его, нужно поговорить с участниками экономического процесса. Если вы хотите узнать, хорошо ли работает ГИБДД, спросите водителей. Если вы хотите узнать, хорошо ли устроена экономика, помогает этому министерство или, наоборот, мешает, спросите у предпринимателей. У меня есть много предпринимателей знакомых, я с ними очень часто встречаюсь, спрашиваю – как дела? Вы знаете, оптимистов нет. Есть осторожные оптимисты, но такие, чтобы сказали – да все отлично, здорово, у нас все увеличивается – нет таких. У каждого есть какие-то проблемы. Если у каждого в экономике проблемы, значит, министерство экономического развития со своими задачами не справляется. Я не знаю, какую оно экономику развивает, может быть, Соединенных Штатов Америки, может быть, приграничных территорий, где у нас трансграничная торговля теперь развивается и пошлинами никак не закрывается. Может быть, они что-то развивают… не знаю, экономику Финляндии, может быть, развивают, чтобы люди туда ездили… Но экономику России они не развивают, на мой взгляд.

В. Ворсобин:

- Очень, кстати, оптимистическое сообщение. «Что изменится? В справедливость начинаем верить».

Н. Стариков:

- А вот здесь еще хорошо написано. «Вы сказали, что, может быть, Сирия и Венесуэла нас отвлекают от внутренних вещей? А вы говорите, что внутренние вещи отвлекают нас от Сирии и Венесуэлы»…

В. Ворсобин:

- Да деньги жалко. Когда такие миллиарды пропадают в Венесуэле, а у нас два рубля повышения тарифа на проезд вызывают шок у маленьких наших несчастных городов, ну, ребята, люди просто страдают от того, что мы с деньгами обращаемся очень широко…

Н. Стариков:

- Вот, сели на любимого конька – все надо отдать детям и пенсионерам и прекратить внешнюю политику.

В. Ворсобин:

- Давайте Мадуре отдадим, да!

Н. Стариков:

- Не надо Мадуре ничего отдавать. Мы Мадуре кредит дали на 3 миллиарда всего лишь. И большое количество денег вложено в нефть, в месторождения…

Геннадий, г. Самара:

- Здравствуйте. Я вот о силовиках. Это все ж положительные моменты – наконец, может быть, появилась верхушка силовиков, где люди уверены и действительно будут нас защищать? Миллиарды, наконец, все-таки начнут отнимать. Ведь, посмотрите, семейка, у которой миллиарды и которая в кулачке держала всю республику, утечки не было, и их никто не предупредил… Никто не купился…

В. Ворсобин:

- Ну, у него был фальшивый паспорт, по которому он собирался бежать в Эмираты, но, возможно, да, если и предупредили, то не вовремя.

Н. Стариков:

- Большое уважение с нашим правоохранителям! Большое уважение к двумя руководителям правоохранительных структур, которые пришли на Совет Федераций… При всем уважении – без политического решения самого высокого руководства государства они не могли сделать этот факт. Так не делается. Потому что когда военные приходят и начинают кого-то арестовывать на заседаниях государственных органов, это очень напоминает государственный переворот. Поэтому к этим вещам относятся очень и очень щепетильно. Исторический пример. Мы говорили с вами об аресте Берии… арестовывал, в том числе, маршал Жуков. Так вот, Жуков тем самым вроде стал ближайшим соратником Хрущева. Но, когда пытались снять Хрущева, тогда Жуков его защитил, сказав, что ни один танк без решения министра обороны, никуда не поедет. После чего он подписал себе политический смертный приговор и его снял уже Хрущев примерно через полгода. Поэтому никакие силовики, никакие военные сами просто так никого арестовывать без решения высшего политического руководства никогда не пойдут. Этот сигнал послали не силовики, этот сигнал послало политическое руководство страны.

В. Ворсобин:

- Вот хороший вопрос задал Денис. Я по-другому его перефразирую. А к силовикам кто придет?

Н. Стариков:

- Вот да, хороший вопрос… Ну, во-первых, сталинское время показывало, что очень даже просто приходят… когда есть политическая воля руководства страны и есть преступления реальные, в данном случае, мы имеем в виду Ежова и эту кровавую вакханалию, которую он устроил. А что касается вообще этого вопроса, то когда-то еще древнеримский философ Ювенал сказал в такой известной фразе: а кто будет сторожить самих сторожей? Это вечная проблема, она с Древнего Рима до сих пор не решена.

В. Ворсобин:

- А ведь есть такое подозрение, что это как срубить одну из голов гидры – отрастают еще много…

Н. Стариков:

- Любите вы сказки, товарищ Ворсобин!

В. Ворсобин:

- Что можно сделать с этой системой, чтобы мы не занимались показательными арестами, а сделать так, чтобы самих этих мафий многочисленных региональных не было?

Н. Стариков:

- Слушайте, во-первых, полностью преступность никогда искоренить не удастся. В том числе, и мафиозную. Она есть и в КПК. Вопрос – что происходит с теми, кто этим занимается и размер этого. У нас, к сожалению, это превышает все необходимые для здорового развития государства размеры. Второе. Как с этим борются? В Китае борются активно, а у нас какая-то компанейщина, какие-то единичные случаи, а потом опять тишина. Этого не должно быть.

В. Ворсобин:

- А это нужна какая-то сила воли от Путина, который бы вдруг принял какое-то системное решение, которое прижмет всем хвосты и будет, может быть, даже тяжело, но при этом это будет как в Китае примерно – придется расстрелять сотню-другую чиновников…

Н. Стариков:

- Значит, про расстрелы это говорите вы, это на вашей совести, я – за выполнение кодекса уголовного.

В. Ворсобин:

- Систему менять не будем?

Н. Стариков:

- Нужно соблюдать Уголовный кодекс.

В. Ворсобин:

- Ну, а как еще изменить систему, при которой возникают такие кланы, такой семейный бизнес, как у сенатора Аршукова?

Н. Стариков:

- Есть способ. Нужно дать другое целеполагание. Сейчас в обществе у нас национальная идея, навязанная нам из-за границы. Деньги – это все. Соответственно, человек приходит на государственную должность, чтобы зарабатывать деньги, а не для того, чтобы служить народу. Другое целеполагание. Слово – долг, служение. Хочешь денег – иди в бизнес. Хочешь родине приносить пользу – иди в чиновники, иди в политики. Вот как должно быть. Аплодисменты тебе нравятся? Вот мы забыли о предыдущем каком-то руководителе структуры, забыл его фамилию, который играл и начал там откровенничать… Хочешь аплодисментов, хочешь слушателей, тебе вот все это нравится – иди в артисты, в блогеры, куда хочешь…

В. Ворсобин:

- Все у нас это предполагают законы. По закону, как вы говорите, так и есть. А как вы это измените?

Н. Стариков:

- Целеполагание. Меняется все. Информационная повестка телевидения, радио. Рассказы не о том, кто с кого какие трусы снял, а о том, что произошло в нашей истории… Вот сегодня 190 лет со дня смерти Грибоедова. Зверски убили нашего посла в Тегеране, англичане спровоцировали толпу, завели своими агентами, чтобы вызвать русско-персидскую войну. Убили Александра Сергеевича Грибоедова. В школьном учебнике написано, что с ним случилось? Нет, написано – автор «Горе от ума». А о том, что он был блестящим дипломатом, автором туркманчайского мирного договора – нет.

В. Ворсобин:

- В советских учебниках писалось… я помню. Мы не хотим ссориться с Ираном….

Н. Стариков:

- Вот о чем должны говорить. Герои. Примеры. Служение родине. Грибоедов – тому пример. Так что сегодня давайте вспомним Александра Сергеевича Грибоедова.

В. Ворсобин:

- Да. Ну и помянем…

«У нас само государство ставит целью зарабатывать на народе», - пишет наш слушатель. Кстати, вот последние действия государства абсолютно опровергают ваши слова. То есть, ладно там бизнесмены, чиновники пытаются как-то заработать, но когда государство тупо грабит собственный народ…

Н. Стариков:

- Я согласен, это неправильно. А почему? Потому что эффективные менеджеры со своим пониманием того, как должно быть государство устроено, приходят во власть.

В. Ворсобин:

- Да… Максим из Воронежа, слушаем вас.

Максим:

- Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, а у нас вообще на телевидении, на радио когда-то будут рассказывать о вещах внутри страны или мы будем обсуждать все время какие-то события в Ливии, Сирии, Украине и т.д.? У нас своих вопросов очень много – по поводу той же действующей Конституции, по поводу развала Советского Союза… Или они у нас до сих пор под запретом?

Н. Стариков:

- У нас много вопросов. Значит, мы с Владимиром не можем вам сказать, каким образом фиксируется тематика тех программ, которые выходят на телевидении. Но справедливости ради мы вот сейчас сидим здесь в эфире и говорим о том, что волнует нас. Мы говорим о внутрироссийских событиях, поэтому в данном случае мы делаем ровно то, что вы хотите. Наверное, поэтому вы нас слушаете…

В. Ворсобин:

- Не об этом был вопрос. Когда включаешь ящик, извините, в самое лучшее время показывают проблемы где угодно, только не у нас. Спорят, орут по поводу Украины, по поводу религиозных тем, но ящик боится показывать то, что у нас на самом деле происходит в России.

Н. Стариков:

- Я иногда бывают приглашенным в эфиры телевизионных программ и повестка уже дается, да. Поверьте, каждый раз, когда я и другие коллеги приходим туда, вот то, о чем говорил сейчас уважаемый радиослушатель, мы рассказываем нашим коллегам-телевизионщикам. Мы говорим – ребята, перебор с Украиной, перебор с Сирией…

В. Ворсобин:

- А почему они навязывают эти темы?

Н. Стариков:

- Ответ удивительный. Вы знаете, говорят, если мы говорим не об Украине, у нас падает рейтинг.

В. Ворсобин:

- А, господа слушатели, это вы кузнецы того, что вы видите на экранах. Вы хотите смотреть бесконечно Украину, вы хотите смотреть Сирию, Венесуэлу, вы хотите смотреть только то, что происходит вне. А вот о собственных проблемах вы слушать и смотреть не хотите…

Александр, г. Саратов:

- Добрый вечер. Я считаю, что нынешнее событие никакого отношения к борьбе с коррупцией не имеет. Борьба с коррупцией есть изменение правил. То есть, отмена всех законов, которые позволяют безнаказанно воровать. Это закон о ?? обществах, где никто ни за что не отвечает, например, и закон о банкротстве. И беспредел вот этот – ЖКХ, обманутые дольщики – связан именно с этим законом. А тут просто арестовали конкретного коррупционера, такая пинцетная аккуратненькая такая выборочная ведется борьба с отдельными коррупционерами. Кстати, Владимир, у нас повысился проезд с 18 до 23 рублей, так что мы Хакасию переплюнули. Спасибо.

В. Ворсобин:

- Да уж… Николай, хотите прокомментировать?

Н. Стариков:

- Я только могу прокомментировать в данном случае стоимость проезда. Потому что со всем остальным, что сказал человек, я абсолютно согласен. Сейчас был в Донецке, автобус стоит порядка 10 рублей, троллейбус и трамвай стоят 3 рубля. Но это не от того, что там все очень богатые, а просто государство жестко дотирует и следит за сферой перевозок, потому что очень небольшие доходы жителей ДНР и ЛНР не позволят им платить те цены, которые платят москвичи, питерцы и т.д. Государству нужно вернуться в сферу ЖКХ. Я не понимаю, почему государство не может вернуться к той системе ЖЭКов, как их называли, когда не зарабатывание денег было, а оказание услуг. Ведь все с ног на голову переставлено. Смотрите, нам говорят – медицина и здравоохранение – это оказание услуг. Нет. Медицина – это борьба за здоровье человека. А там – обучение. А вот где услуга? Это вот коммунальное хозяйство. Так что возвращение государства – это, мне кажется, является способом решения проблемы.

В. Ворсобин:

- Наш слушатель хочет вас взять на слабо? «А слабо сказать в лицо Соловьеву, что мы не хотим про украинцев говорить, но нам навязывают?»… вот скажите прямо – ребята, давайте поговорим о внутренних делах… в прямом эфире…

Н. Стариков:

- Это, знаете, как выглядит? Вы приходите в ресторан и говорите – мне, пожалуйста, мясо. Вам говорят – это рыбный ресторан. А вы говорите – да что ж у вас такой плохой ресторан, потому что вы не можете дать мне мяса? Это проявление неадекватности… Вас приглашают говорить на определенную тему. Если вы не хотите на нее говорить, то вы можете не приходить. Но я считаю, что важно прийти и даже в той тематике доносить информацию до наших граждан. Поэтому я прихожу на эти темы, я высказываю, как надо России, на мой взгляд, решать проблему на Донбассе, что нужно жителям Донбасса паспорта выдавать… я считаю, чем громче и чем больше будут эти предложения звучать, тем быстрее эта проблема будет решена.

В. Ворсобин:

- Вы очень удобный инструмент для пропаганды. То есть, вас определяют ровно туда, куда нужно определить и вы не протестуя говорите о том, что вам предлагают…

Н. Стариков:

- Нет, я говорю то, что я думаю и то, что считаю полезным.

В. Ворсобин:

- Я соглашусь. Но они поэтому вас и зовут туда, потому что вы думаете именно так, как им нужно…

Н. Стариков:

- Почему меня зовут, я не знаю… но я использую это для донесения идей.

Дмитрий, г. Владимир:

- Вот вы говорили о том, что мы все время говорим про Украину… а вот я не помню, смотрел я какую-то передачу и Николай Платошкин начал говорить, допустим, о проблемах России. И тут же его на Первом канале пресекли и он ушел из студии…

В. Ворсобин:

- Да… Ну, давайте представим, что ничего такого не случится удивительного с системой, это была такая, как сказал наш слушатель, пинцетная акция, и, если так дело пойдет дальше, чем это грозит России? Если это действительно инстинкт самосохранения – каким-то образом почистить наших чиновников… Вот что будет, если не почистят?

Н. Стариков:

- После пенсионной реформы взаимопонимание между народом и властью очень сильно нарушено. Рейтинги снижены. Поэтому резкое изменение и усиление борьбы с коррупцией, со всевозможными хищениями дает возможность вернуть доверие народа. Поэтому это очень важно. Если этого не будет сделано, значит, будет еще большее разочарование. Мне кажется, тут не надо быть гадалкой, чтобы предсказать, что получится.

42

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (812) 418-37-73+7 921 974 38 00+7 921 974 38 00
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ