2017-04-05T18:12:36+03:00
Комсомольская правда
14

Выжившая в теракте Наталья Кириллова: Сначала люди страшно закричали, а затем наступила оглушительная тишина

Петербурженка обратила внимание на смертника из-за яркой куртки, но не предполагала, что он несет бомбу
Носить футболку больше не получится из-за мелкой стеклянной крошкиНосить футболку больше не получится из-за мелкой стеклянной крошкиФото: Елена ЛИВСИ

Наталье Кирилловой повезло выжить в аду, который случился в петербургской подземке 3 апреля. Хотя, как выяснилось, она находилась буквально в нескольких метрах от смертника.

Взрывной волной ее оглушило, вырвало из рук смартфон, сорвало шапку и шарф. «Комсомолка» навестила свою коллегу, журналистку агентства «Вольный остров», в Мариинской больнице и выслушала подробности о трагедии.

«СРАЗУ ПОНЯЛА, ЧТО ТЕРАКТ»

- Взрыв произошел совсем близко, по направлению взрывной волны даже подумала, что взорвалось на сцепке между вагонами, а я как раз сидела около нее.

Я вошла в метро на «Горьковской», мне нужно было на «Чернышевскую». Собиралась сделать пересадку на «Невском», оттуда на «Площадь Восстания», и остается одна остановка. Но когда еще была на эскалаторе, по громкой связи объявили: «Уважаемые граждане пассажиры, обращаем внимание, что «Площадь Восстания» для пересадки зарыта по техническим причинам». На часах было 14.20-14.22.

- Там нашли первую бомбу, которую обезвредили.

- Да, но тогда мы этого не знали. Решила: доеду до «Технологического» и там пересяду. Из-за закрытой станции народу в вагоне было много.

Я сидела в углу. Когда отъехали от «Сенной», надела рюкзак, и хорошо, иначе потом его потеряла бы. Только достала смартфон, но не успела даже его включить – бабах! И все разлетелось.Взрывной волной телефон вырвало из рук, сорвало с меня шапку и шарф...

А футболка была удобная, любимая. Фото: соцсети

А футболка была удобная, любимая. Фото: соцсети

- Что ты в первый момент подумала? Сразу поняла, что это теракт?

- Ну, конечно, а что же еще? Прошло около минуты, как мы отъехали от Сенной, а там весь перегон около трех. И вот - взрыв, все летит, я падаю назад, на сиденье. Со мной рядом сидела девочка, лет 12, она чуть не упала на пол, я ее схватила и прижала к себе. Ближе к двери - женщина, мы в нее уткнулись. Напротив меня сидела бабушка с малышом лет двух-трех, в комбинезоне. Бабушка молодец: она обхватила ребенка, закрыла собой. Ребенок сначала закричал, но потом замолчал.

- Люди кричали?

- В момент взрыва раздались страшные крики, а потом вдруг наступила оглушительная тишина. Свет погас. Я глаза не закрываю, все вижу. Думаю: только бы доехать до станции! А поезд продолжает лететь. Он летел с большой скоростью. Весь вагон шатает. При этом вижу краем глаза, что в следующем вагоне свет-то горит! А все пассажиры отошли к середине, людей возле окна нет, и само окно разлетелось. И понимаю, что весь ужас происходит в нашем вагоне.

- Что фиксировало сознание в эти минуты?

- Сверху сыпятся какие-то балки, надо смотреть, чтобы на тебя не рухнуло. Что-то взрывается наверху, искры сыпались. И я думала: только бы не было пожара, потому что уже начала гореть проводка. Всполохи наверху какие-то.

Казалось, что время замедлилось. Вечность. А на самом деле не больше 2 минут.

Когда увидела огни платформы, поняла: все, спасены. Мы доехали. Но не все.

Вагон весь перекорежило

Вагон весь перекорежило

«НА ПОЛУ ЛЕЖАЛИ ЛЮДИ И НЕ ОТКЛИКАЛИСЬ»

- Как только подъехали к «Техноложке», в этот момент меня похлопали по плечу. Поднимаю глаза и вижу: два мужчины делали обход, спрашивали каждого: «Вы живы? Встаем! Давайте, выходите!» А как выходить? Я посмотрела на дверь – она перекорежена, нечего и пытаться ее отжать. Все окна разлетелись в крошку – мы стали выбираться в боковое.

А под ногами у нас люди.

- Мертвые?

- Не знаю, но они не шевелились. Чтобы на них не наступать, мы вставали на сиденье, перешагивали на другое и так выползали. Я помогала передавать. Мужик снизу кричит: «Давай ребенка! Ребенок где?» Я помогла передать малыша, потом бабушку, потом девочку, и уже когда все вылезли, стала выбираться сама. Попросила мне помочь, и один мужчина, лет сорока, крепкий такой, говорит: «Падай на меня, поймаю». Поймал.

Тут как раз начали вытаскивать людей из середины вагона – та дверь была лучше, а у нас вся покорежена.

- Много крови было?

- Когда выползала, чисто профессионально глянула внутрь вагона – снять-то нечем. Много людей лежало, много крови.

Не забуду одну женщину: у нее вместо лица была кровавая маска, носа нет…

Конечно, было страшно

Конечно, было страшно

- Погибла женщина, известная мастер по куклам…

- Я помню их, мне она показалась знакомой, наверно, видела в интернете. Она стояла недалеко, с юной девушкой, разговаривали все время. Потом эта девушка страшно кричала…

- А смертник сидел близко от тебя?

- Оперативники показали мне несколько портретов, и я сразу сказала: вот этого где-то видела. Только не могла вспомнить где.

Я сутки не могла вспомнить даже название своего лекарства от сердца!

- Такой парень в красной куртке…

- Я его помню, мы вместе ехали. То ли на платформе вместе поезда ждали и вошли вместе в вагон, то ли он позже вошел в ту же дверь…

Я обратила внимание на цвет куртки, какое-то несоответствие, на мой взгляд, так мужчины не должны одеваться. Синяя вязаная шапочка, очки. И на куртке капюшон с чем-то таким…

- С мехом.

- Да, с мехом. Куртка цветом ближе к оранжевому. Обычно такие куртки все-таки женщины носят.

- Не показался подозрительным?

- Нет, не показался. Ничем не отличался от других пассажиров.

Наталья ехала в нескольких метрах от смертника, но ей повезло выжить

Наталья ехала в нескольких метрах от смертника, но ей повезло выжить

«КОНЕЧНО, ШОК»

- Страх был?

- У меня, наоборот, в опасных ситуациях психика затормаживается, я внимательно смотрю вокруг, не паникую. Видимо, организм так реагирует. Спортивная подготовка, раньше акробатикой занималась.

Первую ночь в больнице я вообще заснуть не могла. В правой стороне головы от взрывной волны что-то сильно встряхнулось. Когда говорю, как эхолокатор. Но не так, как в самолете, когда уши закладывает, по-другому.

- Через разбитое окно вылезала – не порезалась?

- Бог миловал. Да и стекла были разбиты в труху, в мелкую пыль. Я была так сильно засыпана стеклом, что потом выходила - выковыривала у себя даже из ушей. Хорошо еще, что я очки не надела, иначе глаза бы осколками поранила.

- Долго тебя следователи опрашивали в больнице?

- Примерно с 7 до 11 вечера. Сначала один, потом другой, потом третий… Из разных ведомств.

- Как сейчас себя чувствуешь?

- Опять болит голова… (Наташа действительно побледнела, выглядит уставшей. – авт.) После теракта я сначала хотели идти домой, но потом чувствую, что мне плохо. Давление было 150, для меня это запредельно, я гипотоник. Думаю, еще не хватало тут упасть, и пошла к «Скорой». У меня состояние средней тяжести. Такая же травма, как и у всех, с барабанными перепонками. Пока врачи не отпускают.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также