Санкт-Петербург
Общество

Учился зря: почему студенты жалеют о выбранной профессии?

Больше половины россиян — 64% — не работают по специальности, полученной в вузе
Фото: предоставлено ТюмГУ

Фото: предоставлено ТюмГУ

При этом, по данным исследования сервиса «Работа.ру», 40% и вовсе никогда не работали по профессии из диплома. В чем причина такой статистики? Диплом был нужен только для галочки или университет не научил нужным навыкам? Попробуем разобраться.

В первую очередь спрос, конечно, с высших учебных заведений. О том, что систему образования надо менять, говорят и сами студенты, и их родители, и даже президент нашей страны. Чтобы решить эту проблему он подписал в мае Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», где образованию уделили большой пункт. В частности, Владимир Путин поставил задачу по созданию современной и безопасной цифровой образовательной среды и по модернизации профессионального образования через внедрение адаптивных, практико-ориентированных и гибких образовательных программ.

Однако и с самих студентов нельзя снимать ответственность. Другой опрос портала «Работа.ру» показал, что четверть неработающих по специальности россиян разочаровались в ней еще в процессе обучения. Значит ли это, что они просто не знали, куда шли?

Татьяна Ковалева, заведующая лабораторией индивидуализации и непрерывного образования МГПУ, считает, что одна из причин такой статистики — в ускоряющемся процессе смены технологий (в частности, появления цифровизации). Из-за смены технологического уклада многие профессии умирают, оставляя поле для новых. «Сегодня ориентация на конкретную профессию — далеко не лучший вариант, именно поэтому оформился компетентностный подход, в котором речь идет не об обучении профессии, а о приобретении определенного набора компетенций, - отмечает она. — Студент может одновременно учиться на медика и на инженера или изучать архитектуру и биологию, и это сделает его уникальным и востребованным специалистом».

По мнению Дарьи Варламовой, главного редактора проекта «Атлас новых профессий», есть несколько ключевых факторов того, что выпускники недовольны своим образованием и не работают по профессии. В частности, влияние среды: это могут быть родители, навязывающие свои представления о мире (которые могли и устареть), это могут быть и друзья, за компанию с которыми веселее учиться. «Студенты обычно смутно представляют содержание профессии и образ жизни, с ней связанный, — говорит эксперт. — Им нравится образ себя в профессии — например, «я буду ученым и буду делать великие открытия» или «я буду менеджером, и у меня будет много денег», но не задумываются о том, как выглядит ежедневный процесс. А потом выясняется, что он, например, несовместим с их темпераментом».

Роль родителей в поиске профессии отмечает и Анна Алфимова, руководитель карьерной практики CareerLab Алёны Владимирской. Она выделяет три сценария: гармоничный, когда родители помогают с выбором, но не навязывают его, и две крайности — когда родители полностью принимают решение за ребенка или, наоборот, перекладывают ответственность на него. В двух последних сценариях неизбежно разочарование: либо ребенок не оправдывает ожиданий стать звездой своей профессии, либо получает невостребованное образование и работу не по специальности на всю оставшуюся жизнь.

Передовые университеты работают сегодня над тем, чтобы не допустить такой ситуации. Так, в Тюменском государственном университете вот уже три года реализуется проект под названием «Индивидуальные образовательные траектории», в рамках которого обучение поделено на три элемента: ядро из обязательных дисциплин, блок дисциплин по выбору (элективов) и блок дисциплин, посвященных профессиональным компетенциям (мэйджоров). «Студенты ТюмГУ формируют собственный образовательный маршрут, выбирая для изучения в каждом семестре по 2 дисциплины из свободного блока, — объясняет Надежда Федорова, начальник Управления индивидуальных образовательных траекторий ТюмГУ. — Элективы отличаются по тематике, уровню сложности, формату обучения и типу деятельности. Они позволяют студентам уточнить и реализовать личную образовательную стратегию: углубить основной профиль обучения, получить дополнительную компетентность или сделать максимальный акцент на развитии универсальных навыков».

Этот путь студенты проходят не в одиночку: их поддерживают тьюторы (то есть, наставники), чьи основные функции — это ориентация в новом образовательном пространстве, помощь в саморазвитии, эмоциональная поддержка и поддержка социализации в университете. Тьютор помогает студенту отыскать ориентиры и желаемое направление в учебе. Благодаря такому подходу процесс образования становится для студентов более интересным и целенаправленным. Кроме того, в нем могут участвовать и потенциальные работодатели, предлагая актуальные для современного рынка труда практические дисциплины.

По мнению Анны Алфимовой, индивидуализация высшего образования может помочь в создании более гибкой системы, в которой не будет необходимости раз и навсегда выбрать одну профессию. «В бизнесе с каждым годом требуется все больше кроссфункциональных экспертов, имеющих широкий взгляд на решение вопросов — отмечает эксперт. — Кроме того, это даст возможность студентам практиковать осознанный подход к планированию пути развития с учетом собственных приоритетов и потребностей, вовремя адаптируясь под происходящее в мире».

И, тем не менее, даже такая система образования — не панацея, и никто не застрахован от ошибок, несовпадения ожиданий-реальности и возможной смены ориентиров. «Собственно, индивидуальные образовательные траектории — это не то, что позволит «приблизить содержание образования к реалиям рынка труда», — подытоживает Виктор Вахштайн, декан факультета социальных наук Шанинки. — Они никак не помогут предотвратить «разочарование в результате». Зато они помогают купировать «недовольство процессом», приблизив содержание образования к интересам самого студента».

Материал предоставлен ТюмГУ

Рекомендуемые