2018-12-06T20:37:20+03:00
6

Центробанк устроит ипотечникам каникулы. Станет ли в России меньше должников?

Обсуждаем главные экономические новости с профессором, доктором экономических наук Александром Бузгалиным в эфире программы «Личные деньги» на Радио «Комсомольская правда»Обсуждаем главные экономические новости с профессором, доктором экономических наук Александром Бузгалиным в эфире программы «Личные деньги» на Радио «Комсомольская правда»

Обсуждаем это с профессором, доктором экономических наук Александром Бузгалиным в эфире программы «Личные деньги» на Радио «Комсомольская правда»

Центробанк устроит ипотечникам каникулы. Станет ли в России меньше должников?

00:00
00:00

Бузгалин:

- С вами Александр Бузгалин, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета. Сегодня мы говорим о личных деньгах. Потому что эта проблема касается каждого, касается страны и затрагивает не только материальные, не только экономические, не только финансовые стороны нашей жизни. Деньги, которые у нас есть, это возможности, которые мы можем себе позволить реализовать. Это выбор – зарабатывать деньги или потратить время и силы на что-то другое. Это вопрос о том, хватит ли этих денег на то, чтобы нормально кормить, одевать, обувать, а главное – обучать, воспитывать, формировать наших детей, делать из них настоящих людей, а не только потребителей. Это много других вопросов, которые завязаны на деньги, завязаны позитивно и негативно. Потому что деньги не только помогают жить, но они и развращают, вызывают преступления.

Сегодня мне хотелось бы посвятить наш разговор теме регионального неравенства в нашей стране. Это вопрос, почему в Москве средние доходы в разы превышают доходы в крупных городах России, и в 5, а иногда в 7 раз превышают доходы в депрессионных малых городах, деревнях нашей страны, где люди едва-едва выживают. Откуда такая огромная социальная дифференциация? Хотя по официальной статистике самыми богатыми по доходам регионами являются северные автономные республики, на самом деле наибольшая часть богатого населения нашей страны сосредоточена в Москве. И отсюда очень глубокие противоречия, которые возникают в нашей стране.

Противоречие номер один, чисто внешнее. Средняя зарплата в Москве почти в два раза превышает среднюю заработную плату по стране и более чем в три раза превышает среднюю заработную плату во многих регионах России. Напомню, в бедных регионах средняя зарплата составляет менее 30 тыс. рублей, в Москве она колеблется вокруг 60. Расчеты не очень четкие, поскольку очень много так называемых фрилансеров действует в Москве.

Итак, разрыв огромный. Вопрос нашим читателям. Как вы думаете, это обосновано с экономической, с политической точки зрения, наконец, справедливо ли это? Потому что справедливость – это та категория, которая выглядит чем-то из нравственного пространства, из сферы морали, но на самом деле оказывается очень важным экономическим параметром. Если в стране большинство населения считает экономическую систему, несправедливой, несправедливо обеспечивающей одним очень высокие доходы, а другим едва ли не нищенское существование, то такая экономика будет неэффективной, граждане не будут эффективно работать, не будут стремиться к самореализации, зная, что трудом праведным не заработаешь палат каменных. А если гражданин уверен, что в стране дифференциация есть, но она справедливая, тот, кто талантлив, много работает, по-настоящему погружен в деятельность, нужную всем, он получает большие доходы. Если ты лентяй, бездельник, алкоголик, то в этом случае ты живешь бедно, хотя и не умираешь с голоду, поскольку общество обеспечивает тебе социально гарантированный минимум. В этом случае большинство скажут: да, это справедливо, каждому по его реальным заслугам.

Я не буду сейчас ставить вопрос, справедливо или нет жизнь в России организована, а точнее, экономическая система в России обеспечивает социальную справедливость или нет.

А сейчас о регионах. Вопрос радиослушателям. Как вы думаете, насколько обоснована и справедлива региональная дифференциация, которая есть у нас сегодня?

Сергей, Волгоград:

- Может быть, здесь есть обоснование не с точки зрения справедливости, а с точки зрения глобальной геополитики какой-то? Может быть, тут надо масштабнее ситуацию брать?

Бузгалин:

- А что вы имеете в виду? Как бы вы обосновали? Москва – центр геополитических процессов, а Волгоград – периферия, поэтому волгоградцы могут жить бедно, а москвичи должны жить богато?

Сергей:

- Знаете, какой парадокс. Периферия всегда была источником кадров. Чем дальше в глубинку, тем продуктивность населения была выше, количество детей было больше, население было здоровее.

Бузгалин:

- Знаете, с этим я, пожалуй, соглашусь, но из этого никак не вытекает, что людям в этих регионах почему-то надо платить маленькую зарплату.

Сергей:

- Поэтому справедливостью это никак нельзя обосновать. Это можно обосновать какими-то процессами более крупными. Потому что ситуация происходит ровно наоборот. В глубинке люди буквально вымораживаются, вытравливаются, они оттуда едут в центр, ближе к центру. В провинциях происходит только такая потребительская программа деятельности, и отсюда, естественно, едут в Москву. В Москве люди пережигают себя, делая все для того, чтобы… Понятно, почему Москва должна обеспечивать социум высокий. Потому что Москва – это сосредоточие власти, и социальное напряжение там надо максимально снижать. Поэтому в Москве и уровень жизни всегда выше. А глубинка будет выживать соответственно стратегии Маргарет Тэтчер – 15 миллионов человек на всю Россию.

Бузгалин:

- Сергей, я почувствовал сарказм и боль одновременно в том, что вы говорите. Мне кажется, региональная социальная дифференциация в России чрезмерно высока, ее можно и должно снижать, и для этого надо делать шаги не просто по перераспределению федерального бюджета, а прежде всего – по выравниванию качества труда, качества развития производства, качества жизни в разных регионах России. Базовые доходы должны быть более близкими.

Зачитаю сообщение. «Может быть, еще с другой точки зрения посмотреть на проблему? Всю периферию скупили москвичи, поэтому и зарплата стала мизерной. Везде московские корпорации, ритейлы с одной фиксированной зарплатой – 15-20 тыс. и меньше».

Сообщение достаточно жесткое, и в нем есть большая толика правды. Действительно, зарплата очень низка по сравнению с Москвой во многих регионах. Почему? Да, потому что есть так называемые московские корпорации. Но ситуация на самом деле гораздо сложнее, и глубже зарыт корень проблем. Дело в том, что крупные корпорации, растущие из сырья, из финансовых посреднических акций, из розничной торговли, которая превращается в деятельность огромных сетевых корпораций, - вот эти корпорации по-настоящему становятся хозяевами нашей страны, еще точнее – стали хозяевами нашей страны. Эти корпорации сращены с высшим государственным аппаратом нашей страны и представляют собой фактически единую правящую силу России. И как таковые они действительно контролируют и заработную плату в регионах, и, как ни странно, заработную плату в Москве. Сергей, который нам позвонил, сказал, что в Москве надо обеспечить высокие доходы, для того чтобы была социальная стабильность. В этом есть немалая толика правды. Подкармливать столицу, чтобы здесь не было проблем, это политика, известная со времен, наверное, египетских фараонов. Но в России ситуация немного другая.

Зачитаю сообщение от Александра. «Разница между зарплатой в Москве и зарплатой в регионах, по моему мнению, получается из-за количества возможностей найти работу. В Москве можно поискать работу с условиями, которые будут удовлетворять требованиям соискателя. Можно выбирать. В регионах ищут работу, чтобы выжить, получать хоть какие-то деньги, чтобы жить. Отсюда и маленькие зарплаты, так как бизнес не хочет тратить большие деньги. Поэтому все и едут в Москву».

Еще одно сообщение. «В данном случае от строя это не зависит. Такое разделение жизни было всегда».

Послушаем радиослушателя.

Людмила:

- Я сама учитель с высшим образованием и всегда ставила перед уроком тему и цель, достигнута ли цель. Я боюсь, что цель вашей замечательной, нужной передачи не достигнет наших верхов, и мы просто погрязнем где-то в воздухе. Я 43-го года рождения, всю жизнь прожила в Челябинске, получила высшее образование, работала в школе. И всегда меня удручала эта тема. Хотя моя подруга живет в Москве, закончила заочно пединститут, и живет, как в шоколаде, а я получаю пенсию 10500, ветеран труда. И меня всегда удручал такой вопрос: а чем же москвичи лучше меня? Чем я хуже, что я родилась в 43-м году, во время войны, в самый напряженный момент, и сейчас живу на жалкие 10,5 тысяч?

Бузгалин:

- Ничем не хуже, а чем-то, может быть, и лучше. Нет справедливых оснований для высокой дифференциации в доходах между регионами, за исключением случаев крайне тяжелых условий жизни. Когда человек живет на Крайнем Севере, там траты объективно должны быть намного больше, условия жизни намного хуже, там и доходы в среднем должны быть выше. В Москве никаких тяжелых условий нет. Есть созданная вследствие специфики российского капитализма система экономических отношений, система правового, политического закрепления этих экономических отношения, которая приводит к такому необоснованному неравенству.

Вы говорите: не дойдет до ушей властей предержащих то, что мы говорим. Я бы ответил так. Говорить вслух важно. Потому что мы – не твари бессловесные, не бованчики, не марионетки, которых дергают за нитки те или иные политические, экономические или идеологические манипуляторы. Мы граждане своей страны и можем и должны говорить то, что думаем, соблюдая, конечно, минимальные приличия и нравственные нормы. Но дальше действует очень сложная общественно-политическая закономерность. Для того чтобы власть стала действовать в интересах граждан, эти граждане должны быть активны, в рамках конституции, безусловно, но социально активны. И вот здесь мы упираемся уже не в экономические, а в политические вопросы, как сделать так, чтобы социальная активность российского гражданина была хотя бы такой же, как в Америке или в Европе, где каждый состоит в 2-3 общественных организациях и платит 20 долларов за право проголосовать на выборах, понимая, что в зависимости от его результатов, может быть, изменится экономическая политика. А может быть, и нет. Не будем идеализировать. Потому что Берни Сандерс, человек, который должен был победить на выборах в США, и который выступает с позиций примерно таких же, как позиции Бузгалина – социально ориентированная экономика в интересах граждан, а не больших корпораций, хотя и в рамках капитализма… Он не революционер, хотя и немножко социалист. Важно то, что там тоже есть манипуляции. И у нас есть манипуляции, и у нас есть проблемы. Тем не менее, чем мы будем активнее, тем больше будет толк. А услышат нас или нет, зависит не только от разговоров в эфире, хотя разговоры в эфире важны.

Еще несколько важных сообщений. «Мне кажется, что федеральные деньги оседают в карманах муниципалов… Так и сдохнем в нищете». «30 лет назад было все равно, где жить, хоть в Москве, хоть в каком-то мелком городе России. Сейчас разница в разы».

Позволю себе и согласиться, и нет. Действительно, нищеты в регионах Советского Союза не было, но проблемы с колбасой в Москве были гораздо менее острыми, чем проблемы в ближайших городах.

Александр: «Москва – это миллионный электорат на выборах, который надо кормить». Вот видите, все вертится вокруг либо просто крика «нам плохо, несправедливо, что на периферии люди живут скверно», и того, что в Москве надо поддерживать население, которое бы не мешало власти делать то, что она делает. Плюс концентрация крупного капитала, финансового капитала, штаб-квартир практически всех основных корпораций, даже если зарегистрированы они в самых неожиданных местах, начиная с Каймановых островов и заканчивая каким-нибудь региональным маленьким городом.

Александр:

- Ответ на ваш вопрос лежит на поверхности. Путинская экономика как была газо- и нефтесосущей, так ею и остается. Фактически речь идет о дележке денег по правилам Кремля. Все высокотехнологичное производство на периферии разрушено. В Саратове мы потеряли полностью станкостроение, авиастроение. Я в советские времена был в командировке на московском заводе, который выпускал продукцию, аналогичную нашей. Зарплаты тогда были абсолютно одинаковые у инженеров.

Бузгалин:

- Согласен, в Советском Союзе на качественно работающих предприятиях зарплаты что в Москве, что в регионах были одинаковые, хотя снабжение было разным.

«Пытаешься купить продукты по малоимущим, и те не дают». Александр из Москвы: «Это многомиллионный электорат на выборах, который надо кормить».

Да, Александр, но электорат Москвы – это такой же электорат, как электорат регионов. Вопрос не в выборах. «Какой у нас реальный инструмент активности, а не ля-ля-ля про выборы и демократию?» Вопрос не только в выборах. Ради выборов надо кормить, наверное, всех. И это важный вопрос, но второй. А первый вопрос состоит в том, почему в Москве сосредоточена большая часть не только высшей бюрократии, но и большая часть самого крупного бизнеса России, большая часть посредников, большая часть обслуживающей их публики. В результате до миллиона очень богатых людей – миллионеров, и не в рублевом исчислении. И вокруг них, как минимум столько же, а скорее всего – в два раза больше тех, кто за немалые деньги обслуживает их прихоти и реальные потребности. Здесь ключевой вопрос. А вот то, что есть другие формы, кроме выборов и социальной активности, это тоже правда. К экономике эти формы социальной активности имеют прямое отношение. Есть профсоюзы, и не только официальные, но и независимые профсоюзы. Есть Конфедерация труда России. Руководитель ее входит в советы при президенте Российской Федерации. Это вполне официальные профсоюзные образования. Они действуют гораздо более активно.

По Трудовому кодексу у нас разрешены забастовки, хотя провести забастовку трудно. Но их проводят – несколько сот забастовок в год. Почти всегда они приводят к улучшению экономического положения граждан. Есть возможность социальных протестов – официальных и разрешенных. В том числе были такие протесты в связи с повышением пенсионного возраста. Если на разрешенный митинг выходит не миллион человек, а 10-20 тысяч в лучшем случае, а где-то и несколько сот человек, значит, гражданам не так уж болезненно и плохо, с точки зрения правительства, что пенсионный срок будет повышен. Медведев сказал, что повышение НДС было одним из самых наименее болезненных решений. Здесь я с ним соглашусь. Хотя в любом случае это рост давления на гражданина.

Наталья Филатова: «Хоть бы эта Москва ваша уже лопнула». «Есть небольшой город далеко от Москвы. Лет семь назад знал, что у одного из чиновников, не бизнесмена, на даче дельфины живут. Вот это неравенство так неравенство». «Москвичи почему-то не звонят и не пишут вам сейчас на эту тему. Пусть скажут свое мнение».

Ольга:

- Я считаю, что основная составляющая неравенства – это коррумпированность нашего общества. Оно идет от низов. Внизу меньше объемы, меньше ставки. Чем выше к столице, к министерствам, к распределяющему звену, тем выше ставки. Взять те же оклады министров, чиновников. Они себе поставили такие сумасшедшие оклады. Но почему же они их не уравнивают к средней зарплате по стране? Те же депутаты – какие у них оплаты. Почему они себе назначили такое денежное вознаграждение за свою социальную деятельность? А та же учительница, которая сутками работает, набрав много часов, чтобы заработать копейки, еще берет домой работу. Государственные структуры, чиновники – у них есть оклады. Они одинаковые на всех уровнях, во всех городах. Но в Москве получают больше. Потому что идет коррумпированная составляющая. Деньги, которые идут налом – черным, серым, - скапливаются в Москве. Самолетами, поездами черный нал везут в Москву.

Бузгалин:

- Здесь поставим многоточие насчет того, что всем известно, что самолетами черный нал привозят в Москву. Позволю усомниться, поскольку мне лично об этом ничего не известно. Вопрос не в черном нале. Сейчас есть другие возможности, если кто-то хочет переводить деньги. То, что в офшоры из России ушло 40 млрд. долларов, по официальным оценкам, это не обязательно самолетами черный нал возить. Можно вполне официально это сделать.

Сформулирую свое мнение. Откуда такое глубокое неравенство? Прежде всего потому, что мы живем в условиях позднего капитализма - системы несправедливой и глубоко противоречивой. Во всем мире есть центр и периферия. И центр, ядро эксплуатирует периферию. В мире это эксплуатация Соединенными Штатами и Западной Европой стран Азии, Африки, Латинской Америки. В России это эксплуатация Москвой и еще несколькими мегаполисами регионов нашей стране. Это общая закономерность этого строя. Чтобы ее изменить, надо изменять строй. Изменять хотя бы при помощи реформ. Хорошо известно, каких именно. Формирование бюджета должно идти на федеральном уровне. Если самые высокодоходные группы населения проживают в Москве, из этого не следует, что налоги эти люди должны перечислять прежде всего на развитие Москвы, а не всей страны.

Необходимо более справедливое распределение ключевых центров развития, чтобы базовые доходы были едиными по стране. Я уверен, что доходы учителей , врачей, деятелей культуры должны регулироваться федеральными органами, а не местными, идти из федерального бюджета, а не из местного. Потому что учитель в регионе, особенно в деревне должен получать больше, а не меньше, чем учитель в Москве. И это будет нормально. Если мы не можем обеспечить нормальное качество зарплаты для учителей, то это должно быть проблемой для всей страны. И тогда вся страна будет думать, как решить эту проблему, а не только учить элитных московских деток.

Мы будем думать, идти ли нам по пути Финляндии, где все школы государственные, и работа учителя – одна из самых престижных и хорошо оплачиваемых работ в стране. Или идти по пути тех стран с праволиберальной системой, где частное образование, частная медицина и все остальное. И будем думать, какие партии поддерживать, какие общественные силы поддерживать, выступать или нет за социализацию образования. И тогда мы пойдем в том числе по пути выравнивания жизни в регионах и в Москве. Этому будет содействовать еще и другое распределение доходов внутри корпораций, прозрачность деятельности корпоративного капитала. В тех странах, где сильное гражданское общество, где сильные профсоюзы, руководители корпораций получают в 10, ну, в 20 раз больше, чем рабочие, а не в тысячу, как в иных государствах. И здесь тоже многое зависит от нас. Как и всегда в этой жизни.

6

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (812) 418-37-73+7 921 974 38 00+7 921 974 38 00
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ