2019-01-25T17:55:59+03:00
8

Дела сердечные средневековые

Слушаем интересное и познавательное в подкасте "Передача данных" Радио «Комсомольская правда»Слушаем интересное и познавательное в подкасте "Передача данных" Радио «Комсомольская правда»

Какой была частная жизнь в Средние века рассказывает историк, автор книги "Дела плоти. Интимная жизнь людей Средневековья в пространстве судебной полемики" Ольга Тогоева в подкасте «Передача данных» Радио «Комсомольская правда»

Дела сердечные средневековые

00:00
00:00

М.Баченина:

- Приветствую вас! В студии историк-медиевист, ведущий научный сотрудник института всеобщей истории РАН доктор исторических наук Ольга Тогоева.

О.Тогоева:

- Здравствуйте!

М.Баченина:

- Совсем недавно свет увидел труд Ольги Тагоевой, книга, которая называется «Дела плоти. Интимная жизнь людей Средневековья в пространстве судебной полемики». Материалы уголовных расследований, которые велись во французском королевстве на протяжении многих столетий и позволяют нам отчасти проникнуть в сокровенные тайны его обитателей.

О.Тогоева:

- Все те же проблемы. Их беспокоили в семейной жизни, что и нас. Верность супруги, здоровье, как побольше заработать. Как нанять прислугу, чтобы она была чистоплотная, не болтливая, не выносила из избы сор. И чтобы она не ссорилась с хозяевами. Или как отнестись к поведению супруги, если она, скажем, выпивает? И позорит мужа перед гостями.

М.Баченина:

- А что считалось нормой, а что нет?

О.Тогоева:

- Скажем, вот мы знаем, что жена должна вести себя скромно. Она ни с кем чужим не должна на улице разговаривать, в церкви должна сидеть молча, уставившись в молитвенник или на алтарь смотреть. По сторонам не вертеться. Она не должна в гостях заигрывать с собственным мужем. А вот если она, скажем, ему предложит устроить небольшую сексуальную оргию ночью, то он может ее поколотить до такой степени, что потом против него могут судебное дело возбудить.

М.Баченина:

- При гостях.

О.Тогоева:

- Да. И он будет в суде оправдываться за то, что она просто себя настолько непотребно вела, что он вынужден был ее проучить при посторонних людях. И избить ее смертным боем, потому что она его опозорила. И его прощали.

М.Баченина:

- Битие – это ужасно и жутко. Но предлагать прилюдно что-то там ночью?..

О.Тогоева:

- Ну, я же говорю, что они такие же были, как и мы примерно. Они игривые были.

М.Баченина:

- Любили это дело.

О.Тогоева:

- Да. И сходить еще налево сильно любили тоже.

М.Баченина:

- В чем проблема-то была?

О.Тогоева:

- Потому что женились-то очень рано. По нашим нормам это ненормально. Но у них свои представления о возрасте были. Мальчик 14 лет, которого женят на девочке 12-летней для средних веков это норма.

М.Баченина:

- И они начинали жить как муж и жена?

О.Тогоева:

- Да. Дожидались приходя месячных. И все, консумация брака происходила. Первая брачная ночь и понеслось.

М.Баченина:

- Мне кажется, это вырастали психически нездоровые люди.

М.Баченина:

- У них другой возраст. Они более старше были в этом возрасте, чем мы теперешние.

М.Баченина:

- Джульетта же? Она в 14 лет… Да. И еще солнце активнее.

О.Тогоева:

- Но, тем не менее, они в таком раннем возрасте женились и выходили замуж. И к XV-XVI-му веку люди, теоретики, представители церкви, люди образованные стали понимать, что это очень рано. Они не готовы к супружеской жизни. И нужно границу брака отодвигать.

М.Баченина:

- А церкви было выгодно, чтобы было меньше разводов?

О.Тогоева:

- Конечно. Это церковь только выступала за моногамный брак. До того, как церковь надавила и продавила этот принцип моногамии, раннее средневековье у нас, извините, дает картину полного разгула с нашей точки зрения. Там у королей была официальная королева и масса любовниц, от которых были дети. Их права не ущемлялись. Проблема бастардов не существовала. Она появилась…

М.Баченина:

- А «Игра престолов»?

О.Тогоева:

- А это, извините, слизало с позднего средневековья. И тогда бастарды уже являлись именно бастардами. В принципе, «Игра престолов» списана с войны Алой и Белой розы. Целиком. Эта борьба кланов на одном небольшом пространстве.

М.Баченина:

- Тем не менее распущенность там налицо.

О.Тогоева:

- Да. Средневековое явление.

М.Баченина:

- Несмотря на то, что церковь уже продавила.

О.Тогоева:

- Да.

М.Баченина:

- А как относились к тем вещам, которые мы осуждаем сейчас?

О.Тогоева:

- Каким, например?

М.Баченина:

- В российском обществе осуждается гомосексуальность.

О.Тогоева:

- Да.

М.Баченина:

- Как с этом было в средние века?

О.Тогоева:

- Было по-разному. Изначально это было связано с позицией церкви. Конечно, церковь – это основной институт, который регулировал вопросы морали и нравственности. Как только в церковных постановлениях церковных соборов и папы римские там участвовали, просто выдающиеся мыслители-теологи, которые начали задумываться об этих проблемах, писать специальные сочинения на эту тему. И как только в этой церковной литературе возникает проблема того, что гомосексуализм опасен, что он опасен потому, что подобные отношения не дают потомства у такой связи, а это главная цель нормального христианина – продолжение рода. Откуда, собственно, и вопрос моногамии. Дети должны быть и рождены в законном браке. И как только церковь этот вопрос проговаривает и доходит до того, что эта проблема должна беспокоить и светскую власть тоже, в XIII веке, не раньше, появляются первые светские юридические тексты, где гомосексуализм и содомия называются преступлением.

М.Баченина:

- Я понимала еще церковную суть, но когда я стала интересоваться вашим трудом, первая мысль, а в светском суде? Как они могли такое обсуждать?

О.Тогоева:

- Это редкость довольно большая.

М.Баченина:

- Выносили на мир божий, на суд интимные подробности. Мы сейчас стесняемся об этом говорить! А там, действительно, говорили?

О.Тогоева:

- Да.

М.Баченина:

- А у них был специализированный язык?

О.Тогоева:

- Ничего подобного. В оригиналах, если мы заглянем в рукописи, в те же судебные дела, все названо своими именами. Когда человек в суде подробно описывает, как он отрезал все причиндалы любовнику своей жены, гоняясь за ним…

М.Баченина:

- Чем отрезал-то?

О.Тогоева:

- Ножиком. Гонялся за ним. Причем, он застал их в своей собственной постели. Любовник выскочил в окно. Он за ним погнался. Не догнал. Тогда он собрал друзей и родственников, они его неделю искали. Нашли. Затащили его в лес и отрезали все, что нужно.

М.Баченина:

- А жена в этот момент где была?

О.Тогоева:

- Про жену, кстати, вообще ни одного слова не сказано. Мы даже ее имени не знаем. Там действуют только мужчины. Это дело мужское.

М.Баченина:

- А как до суда дело дошло?

О.Тогоева:

- А потому что оскопленный любовник подал тут же жалобу в суд. Обманутого мужа вызвали в суд, рассмотрели дело. И его приговорили совершенно явно к какому-то наказанию, только мы не знаем, к какому. Скорее всего, это был очень большой штраф. Он оспорил этот приговор. И подал прошение на имя короля с просьбой о помиловании. И помилование было ему даровано, потому что он отстоял свою честь.

М.Баченина:

- А как и за что судили?

О.Тогоева:

- В основном, конечно, речь шла либо об изменах, причем, это только измены жен. Не существовало понятие измены мужа. Считалось, что если жена узнает, что ее муж изменяет ей, она ни в коем случае не должна об этом никому рассказывать. Это между ней и ее супругом. Это секрет, который она должна хранить. Если она это расскажет кому-то, это самым печальным образом отразится на репутации как ее, так и ее супруга. А вот муж волен делать все, что угодно. Отсуживать, например… Вот он обвиняет ее в измене. И получает право распоряжаться ее имуществом.

Или, конечно, дела с проституцией. Этот вопрос постоянно муссировался. Скажем, обвиняли сводниц, проституток, которые не в тех местах стоят, не в тех районах занимаются своим ремеслом.

М.Баченина:

- Расскажите историю про лондонский Сити.

О.Тогоева:

- Это удивительная история. Она уникальна. В Лондоне в конце XIV века арестовали проститутку, которая предлагала свои услуги в лондонском Сити, то есть, в самом центре, в бизнес-центре уже тогда английской столицы, куда вход лондонским проституткам был категорически запрещен. У них были свои районы.

Патруль ночью арестовал такую проститутку. В какой-то лавке она с клиентом расположилась. В разгаре встречи практически. Их вместе и арестовали. И привели в участок, где оказалось, что проститутка – это переодетый мужчина. И он сказал, что по-настоящему его зовут Джон Райкер. У него было профессиональное имя, псевдоним, который он взял для того, чтобы заниматься проституцией для заработка. И в этой жизни его звали Элеонорой. И у нас есть, собственно, только его показания. Предварительный допрос. Я так подозреваю, что судью слегка прибалдели, опешили. И у нас нет продолжения этой истории, потому что других документов не сохранилось. Но эти первые показания, которые они сняли с него, они очень подробные. Им было, видимо, так интересно самим, что они спросили его обо всем. Кто его надоумил, кто научил его носить женское платье, вести себя как женщина. С кем он знался. Кто были его клиенты. Как он по стране перемещался, а он постоянно ездил по разным другим…

М.Баченина:

- Гастролировал. А кто же его надоумил?

О.Тогоева:

- А он знался с другими профессиональными проститутками, которые научили его, как представлять себя женщиной в повседневной жизни.

М.Баченина:

- А не удивительно, что у судей не было на что опереться?

О.Тогоева:

- Не было.

М.Баченина:

- Понятие переодевания…

О.Тогоева:

- Вообще отсутствовало. Оно вообще не было разработано применительно к мужчинам. Были варианты только, когда предусматривалось, когда правитель или синьор, попавший в опасную ситуацию, может сменить платье, чтобы избежать смерти.

М.Баченина:

- Коль дано тебе штаны носить, изволь.

О.Тогоева:

- Это библейский завет, который в средние века соблюдался очень жестко. Поэтому они не знали, что с ним делать.

М.Баченина:

- А что толкало людей, что они решались идти с этими интимными подробностями в суд? Кому выгодно?

О.Тогоева:

- Мужу, который желает заполучить имущество жены, очень выгодно.

М.Баченина:

- А у них разве не все общее?

О.Тогоева:

- Нет. Потому что человек, скажем, женился на вдове, а что она унаследовала от первого супруга, имеет в собственной собственности. Оно второму супругу не отходит. Она им владеет, управляет. Например, самый красивый и известный пример, когда Анна Бретонская, последняя герцогиня Британии, вышла замуж за французского короля, она сохранила за собой право управлять герцогством самостоятельно. Пока она была жива, герцогство Бретань на входило в состав французского королевства. Оно вошло самым последним уже после ее смерти, когда все ее имущество перешло к ее сыну, французскому королю.

М.Баченина:

- Логично.

В книге двенадцать глав. Существует ли ваша любимая история?

О.Тогоева:

- Я не смогла написать еще одну главу про историю, которая мне ужасно нравится. Я не смогла добраться до нужно регистра судебного, который хранится в Национальном архиве Франции. Его сто лет назад отдали на микрофильмирование. И с тех пор я его не видала. Французы не очень торопливые люди. У меня сохранились выписки, но у меня нет полного текста документа.

М.Баченина:

- Расскажите.

О.Тогоева:

- Абсолютно душещипательная любовная история. Не потому, что кто-то кому-то изменил. Кто-то кого-то обманул. А это история подлинной супружеской любви. Некоего сапожника из Шартра обвинили незаконно в убийстве. И перевели его из Шартра в Париж. И он ни в чем не признавался, продолжал пребывать в тюремном заключении. И не было никакого выхода из этой ситуации. Судьи гнули свое, он настаивал на своем.

В дело вмешалась его жена. Она приехала из Шартра. Обычная женщина, простая. Что такое жена сапожника? Да никто она была абсолютно. Тем не менее, неизвестно каким уникальным образом она добилась того, что у ее мужа появился адвокат, она его наняла, а это было очень дорого. Это 80-е годы XIV века, очень мало адвокатов было даже в Париже. Она наняла адвоката, она добилась от парижских судей разрешения посещать мужа в тюрьме. Она пришла к нему на свидание туда. Это разрешено было только представителям самой высокой французской знати по личному разрешению короля.

М.Баченина:

- Как вы это объясняете? Ее выдающимся умом?

О.Тогоева:

- Да. Скорее всего.

М.Баченина:

- Такой природный самородок.

О.Тогоева:

- Она была ему безумно преданна. Она была крайне настойчива. И, видимо, либо это была ее смекалка женская, либо кто-то ей посоветовал делать такой подход – именно через адвоката. Через опытного юриста, который мог раскрутить это дело до конца.

М.Баченина:

- Чем сердце-то успокоилось?

О.Тогоева:

- Ее допустили до мужа, пустили туда адвоката. И у нас нет конца истории, к сожалению.

М.Баченина:

- И они это все микрофильмируют. Там конец есть?

О.Тогоева:

- Я надеялась найти его, но пока не могу этого.

М.Баченина:

- И удачи вам в поисках! Товарищи французы! Месье и мадамы, поторопитесь! Нам надо узнать конец истории.

Спасибо вам огромное!

8

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (812) 418-37-73+7 921 974 38 00+7 921 974 38 00
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ