2019-06-27T20:07:04+03:00
1

Депутат Сергей Гаврилов, из-за которого началась заваруха в Грузии: Я готов на отпускные выкупить этот «стул раздора»

Депутат Госдумы Сергей Гаврилов, ставший невольным началом протестов в Грузии, в эфире Радио "Комсомольская правда" рассказал, что происходило в Тбилиси.Депутат Госдумы Сергей Гаврилов, ставший невольным началом протестов в Грузии, в эфире Радио "Комсомольская правда" рассказал, что происходило в Тбилиси.Фото: YouTube

Андрей и Юлия Норкины разбираются вместе с депутатом Госдумы Сергеем Гавриловым и экс-депутатом грузинского парламента Ливаном Пирвели, в чем истинные причины конфликта в Грузии

Депутат Сергей Гаврилов, из-за которого началась заваруха в Грузии: Я готов на отпускные выкупить этот «стул раздора»

00:00
00:00

А.Норкин:

- У нас сегодня Сергей Гаврилов, человек, который стал невольным виновником всех событий, которые происходят сейчас в Тбилиси. Также в студии экс-депутат грузинского парламента Леван Пирвели.

Можно начинать. В вашем случае главное – не ошибиться креслом. Вот сюда. Сергей Анатольевич, за последние дни как вас только не называли: оккупант, православный коммунист. Сегодня слышал новый титул: несчастный Гаврилов. Человек, который без вины пострадал.

У нас есть свои источники информации. Это информированные люди. Действительно ли, членов нашей делегации, которые ездили в Тбилиси на православную ассамблею, просили этого не делать? Потому что в Москве подозревали, что может быть серьезное обострение из-за того, что приедете с коллегами, а приедете именно вы. Насколько мне известно, достаточно известные представители «Единой России» отказались ехать. Как бы вы это прокомментировали?

С.Гаврилов:

- Организация приняла решение о проведении православной ассамблеи именно в Грузии задолго до того, как я стал президентом. Я еще не был президентом год назад, а уже было решение о проведении в Грузии. И Грузия два года подряд не получала прав из-за особенностей отношений между Грузией и другими странами. И тогда Грузия предприняла все возможные попытки. Они писали письма, они заявляли, что в бюджете принято решение о выделении средств на это мероприятие. Что более высокого уровня гостеприимства мы не увидим никогда. Приглашали не только нас, но и членов наших семей. И приезжайте, посмотрите, как это торжественно и хорошо. Детей везите с собой.

Было такое обращение. Может, оно было связано не только с точки зрения безопасности, а с точки зрения уровня отношения наших с Грузией. Ни одного информационного повода, ни от наших спецслужб, ни от МИДа мы не получали. И их не было. Более того, накануне сотрудники аппарата нашего посетили Грузию, посмотрели все места. Им показали то же самое. Более того, у меня сложилось впечатление, потому что поздно вечером у меня был прием, а там было все руководство Грузии. Сказали, что, возможно, приедет президент в один из дней. «И вы поверите, что больше торжества для Грузии вы не увидите!». И оснований для беспокойства не было. Было, конечно, неформальное представление паспортов грузинам. Они посмотрели. И не вызвало никаких возражений. Между нами говоря, было одно возражение, когда одного из членов нашей делегации, но оно было связано не с пребыванием в Грузии, Абхазии или Осетии, а с пребыванием на Украине. Судя по всему, у Украины есть договор с Грузией о выдаче в случае и так далее… Но было заявлено, что это международная делегация. Едут люди со статусом дипломатов, с дипломатическими паспортами. Мы были прикрыты статусом дипломатов. И гарантиями безопасности, гостеприимством, всем, чем только можно.

У меня было неважное настроение в этот день по семейным обстоятельствам. И поэтому я не очень сосредоточенно, может быть, начал заседание. Начал его с благодарности грузинам. Подарили икону Святой Троицы, поблагодарили ударников нашего межпарламентского союза. И когда мы подъезжали к зданию правительства, к зданию парламента, не было никаких оснований.

Я, правда, пошутил, когда ждал всех, а люди первый раз приехали в Грузию, большинство не говорит ни на русском, ни на грузинском языке. Говорю, вот смотрите, прямо над нами вот этот храм, где покоится Нино Чавчавадзе, вдова Александра Грибоедова, который имел, находясь в Иране, дипломатический паспорт, дипломатический статус.

А.Норкин:

- Да, такая рискованная шутка.

С.Гаврилов:

- В целом да. Не хотелось, конечно, быть Альенде в этой связи, но ситуация была такая. Конечно, сейчас, оборачиваясь назад, понимаю… Сначала казалось, что чисто внутригрузинский конфликт, в котором мы используемся как повод. Обычно какой повод? Когда широкое резонансное событие с привлечением иностранных СМИ. Я не хочу сравнивать с известными терактами, в Мюнхене и так далее, но тем не менее. Потом я понял, что так серьезно независимо от нас два сценария реализуются. Идет один проект глобальный, касающийся Грузии, наверное, с участием многих участников, не только грузин. И некий наш проект, в котором Грузию мы видели совсем другую, в другой роли и месте.

Под давлением толпы, радикалов грузинское руководство выбрало другой путь, находясь при этом, а я был свидетелем, в состоянии паническом. В растерянности, что свидетельство того, что Грузия – страна, которое как государство еще не состоялось.

А.Норкин:

- У меня вопрос к господину Пирвели. Леван Анзорович, сейчас говорят, что даже если бы не было истории с этим, как сейчас принято выражаться, «стулом раздора», где оказался Сергей Анатольевич…

С.Гаврилов:

- Знаете, Андрей, я готов… Сейчас дадут нам отпускные перед каникулами, я готов выкупить это кресло…

А.Норкин:

- Слушайте, может, не надо?

С.Гаврилов:

- Оно достаточно потертое. И поставить себе…

Ю.Норкина:

- А вас туда посадили? Указали вам на месте?

С.Гаврилов:

- Конечно, это обычная практика. Меня подвели. Я спросил: где? В президиуме. Мы вдвоем с коллегой, с греком пришли и сели. И, более того, грузины-депутаты, которые нас обслуживали, они сидели, они приходили к нам в президиум, получали награды. Вот тебе, брат, икона. За твой ударный труд в нашей ассамблее. И говорил я, например, грузину-организатору. Тот был счастлив и улыбался.

А.Норкин:

- Леван Анзорович, есть такое сейчас предположение, что в любом случае какие-то беспорядки должны были произойти. Чуть ли не в этот день. И то, что случилось в парламенте, это был повод.

Л.Пирвели:

- Я любом случае, что в Грузии что-то готовится, что есть силы, которые будут в этом направлении работать, этот факт я подтверждаю. И за этим мы давно следим. И повод был бы этот, повод был бы другой, это неважно. Это тот сценарий, который разрабатывается в Грузии.

Здесь другое было. Почему было давать вот этот повод? Его можно было избежать. Там же эта энергия, которая скопилась негативная, она не от этих событий, а от семилетнего правления Иванишвили, от застоя и так далее. Когда мы говорим, что существует какая-то мягкая сила, она в том и существует, чтобы эту энергию направить в своем русле. И вот этот внешний управляющий, он направил туда.

Вопрос другой. Зачем было давать этот повод? И у меня к вам, товарищ Гаврилов…

С.Гаврилов:

- Я отвечу.

Л.Пирвели:

- Я еще не сказал. Мы по крупицам собираем. Я не говорю про грузинских политиков, которые считают, что, в любом случае, надо выстраивать для интересов Грузии отношения с Россией. Они по крупицам собирают все возможности, чтобы это выстроить.

Вы дали повод той стороне. Той части все это сделать. У меня вопрос: когда вы проводите такую серьезную православную ассамблею в одной из древнейших православных стран, вы ходили к патриарху? Вы просили его благословения?

С.Гаврилов:

- И то, что случилось, свидетельство о том, что, к сожалению, пусть Грузия и древняя, но вовсе, наверное, не православная страна. А по поводу первого…

Л.Пирвели:

- Я не понял.

С.Гаврилов:

- Может, она и древняя, но не православная.

Л.Пирвели:

- Кто вам сказал, что Грузия не православная страна?

С.Гаврилов:

- Эта цепь ЛГБТ-митингов…

Л.Пирвели:

- Какая цепь митингов!? Как вы можете говорить про Грузию?

С.Гаврилов:

- Вы знаете, сколько лет находится «Единая Россия» у власти в России?

Л.Пирвели:

- Причем «Единая Россия»?

С.Гаврилов:

- Не сколько Путин у власти. Я вам скажу, через два дня состоится межпарламентский форум. И на этот парламентский форум записалось в два раза больше спикеров и вице-спикеров со всего света, чем в прошлом году. Когда был межпарламентский форум в Питере, то съехалось немыслимое за всю историю количество руководителей парламентов для того, чтобы пожать руку Путину. И никто не говорил, что они так долго у власти – это есть провоцирование каких-то конфликтов. Надо просто власть в стране иметь твердую. И отвечающую за свои слова, тем более, если она подтверждает свои европейские обязательства, в том числе, по защите прав человека, уважению к международным организациям, дипломатам. Так нужно и отвечать за это дело! Если Грузия не страна, если ее хотеть рассыпать, сделать из нее авторитарную, убогую марионетку в руках демпартии, фонда Сороса, то это нужно было сказать.

Ю.Норкина:

- Леван Анзорович, задавая вопрос, напрямую обвинил нашу сторону, Сергея Анатольевича в том, что произошла провокация.

А.Норкин:

- Дали повод.

Ю.Норкина:

- Что вы имели ввиду, говоря, что произошла провокация?

Л.Пирвели:

- Я не говорил слово «провокация». Я сказал, что по крупицам собирали…

А.Норкин:

- Вы сказали, что был дан повод. Что Гаврилов сделал не так?

Л.Пирвели:

- Только что в вашем эфире я задал простой вопрос. Получили ли вы благословение патриарха? После длинной тирады слов в конце было, что Грузия давно не православная страна. Вот это уже провокация.

Вот здесь мы сидим в Москве…

Ю.Норкина:

- Почему для вас важно благословение патриарха? Вы считаете, что это не конфессиональная была ассамблея? Политическая?

Л.Пирвели:

- Несмотря на то, что товарищ Гаврилов говорит, что Грузия давно не православная страна, рейтинг…

С.Гаврилов:

- Передергивание слов.

Л.Пирвели:

- Я вас не перебивал. Это запись и можем послушать.

Рейтинг православной церкви и патриарха блаженнейшего Ильи Второго превышает 90%. Если бы товарищ Гаврилов получил бы благословение патриарха, ни один грузин не посмел бы, а если бы кто-то и посмел, то вся Грузия встала бы на защиту того мероприятия, того человека, кто получил благословение патриарха. Это я вам клянусь и гарантирую как грузин.

Ю.Норкина:

- А православную ассамблею патриарх не благословил?

Л.Пирвели:

- Я спрашиваю.

Ю.Норкина:

- Нет, не приезд российской делегации. А мероприятие.

Л.Пирвели:

- А надо попросить благословение патриарх.

Ю.Норкина:

- Это же ваши представители просили провести два года ассамблею.

Л.Пирвели:

- Когда проводилась в России, грузинская делегация отказалась приехать.

Ю.Норкина:

- То есть, вы были уверены, что российская делегация откажется, несмотря на долгие уговоры?

Л.Пирвели:

- Мы уходим о т вопроса.

А.Норкин:

- Правильно ли я понимаю, что вы, Сергей Гаврилов, дали повод для того, что случилось? И следует понимать то, что лично господин Гаврилов или члены российской делегации не обратились к патриарху Илье Второму за благословением? Это единственная ваша претензия?

Л.Пирвели:

- Да, потому что это было по процедуре.

А.Норкин:

- Я должен для наших слушателей сказать, в чем господин Пирвели абсолютно прав, статус церкви в Грузии, ее престиж самый мощный и самый сильный на всем постсоветском пространстве. К сожалению, у нас нет такой поддержки населения, которая есть у церкви Грузии.

С.Гаврилов:

- Межпарламентсная ассамблея православия – страны в основном европейские. И организация носит светский характер.

Л.Пирвели:

- Вам не нужно благословение?

С.Гаврилов:

- Когда нас приглашает страна, нас приглашает парламент. Члены парламента, не все в европейских странах очевидно верующие, они согласовывают все вопросы. И у нас в плане была встреча с патриархом-католикосом. Представитель грузинской православной церкви поприветствовал и пригласил нас в первый день нашего присутствия. Официально приветствовал наш визит.

Ю.Норкина:

- Бумаги есть? В протоколе есть?

С.Гаврилов:

- Конечно. Торжественный прием в президентском дворце. Присутствовали представители грузинской православной церкви. Потом вокруг меня собрались митрополиты многие. Они приветствовали наш приезд. Почему? Потому что наша деятельность носит международный характер. Мы приезжаем, например, в Ливан. Не менее опасную страну. Я занимаю то же самое место. Встречаюсь с президентом страны. С патриархом и так далее. И никто мне не ставит вопросы подобного рода, хотя православных в Ливане меньшинство, как и в Сирии.

По поводу церкви. Была международная повестка, но у меня была и внутренняя. Я получил благословение у своего патриарха. Исповедовался на Троицу в Лавре. И он благословил меня, что надо добром усиливать наши отношения. Мы помним слова католикоса, время работает против нас. И нужно делать все, чтобы укреплять добрые отношения с Россией. Это связано, наверное, с тем, что растет новое поколение в атмосфере вражды. Вся внутриполитическая повестка в Грузии настроена на вражде против России.

Растет новое поколение, которое не знает языка, не училось у нас. Я надеялся, что у меня будет повод и возможность предложить публично ту модель, которую мы хотели бы исповедовать. Равноправные отношения парламентариев православных стран в православных традициях. И встал вопрос о качестве гостеприимства. Это тоже показатель.

А.Норкин:

- Вы удовлетворены ответом? Господин Гаврилов получил благословение в России. От православной церкви Грузии было приветственное слово.

С.Гаврилов:

- Не нужно благословение. Это светский визит.

Л.Пирвели:

- Человек говорит, что не нужно. Он не хотел получать благословение.

А.Норкин:

- Если представители грузинской православной церкви приветствовали участника.

Ю.Норкина:

- И заверение католикоса есть.

А.Норкин:

- В чем повод вы видите?

С.Гаврилов:

- Я встретился в аэропорту, приезжали извиняться депутаты, один из руководителей Грузии. Говорили, что жаль, что получилась провокация. Мы по крупицам собирали отношения. Действительно, туризм, товарооборот. И многим казалось, что все в прошлом. Но оказалось, что этого недостаточно. Без полноценного политического диалога, без обязательств, отказа от русофобии как на официальном уровне…

А.Норкин:

- Вы сами сказали, что это факт, что разрабатывался сценарий.

С.Гаврилов:

- Он двадцать лет… Грузия готовится.

А.Норкин:

- Правомерно ли предъявлять сейчас претензии российской делегации, что она дала повод? Вы сами говорите, что что-то у вас готовится годами.

Л.Пирвели:

- Это есть. И это не секрет ни для кого.

А.Норкин:

- Может, вы даете повод тогда?

Л.Пирвели:

- О чем мы говорим? В Грузии есть силы. Мы все знаем, кто они, откуда они управляются. Они работают на эту часть. Но кроме этих сил есть другие силы. Именно патриотические, которые понимают, что, несмотря на сложнейшую ситуацию между нашими странами, все равно это надо восстанавливать.

Когда даешь повод тем силам уже с этой стороны, это на руку тем.

А.Норкин:

- Я не понимаю, в чем дал повод Гаврилов.

Ю.Норкина:

- Но это в планах стояло.

Л.Пирвели:

- Если бы было благословение патриарха, он бы не испугался выйти перед толпой и сказать: у меня благословение патриарха. И я бы посмотрел на того грузина, который бы посмел бы поднять руку.

С.Гаврилов:

- Мне делали такие предложения. Говорили, ты не бойся. Если ты русский, православный, тебя не тронут. И я вышел. Полиция уже разбежалась, осталось четыре офицера. И то, что я увидел, я понял, что не вся Грузия так православна и гостеприимна, особенно молодая часть. Мир многообразен. И есть часть публики, которая с ненавистью относится к проведению международного мероприятия на православной основе. Наверное, и к церкви. Думаю, вы не можете с этим не согласиться.

Ю.Норкина:

- Радиослушатель уточняет: грузины должны были обеспечить безопасность гостя.

Л.Пирвели:

- После того, как начались беспорядки, полиция действовала крайне жестко.

С.Гаврилов:

- По защите собственных властей, да.

Л.Пирвели:

- Безопасность гостя они обеспечили, потому что товарищ Гаврилов сидит тут живой и здоровый.

С.Гаврилов:

- Мы были вынуждены покинуть страну.

Ю.Норкина:

- У нас давно все господа.

Л.Пирвели:

- Думаю, коммунисту приятно обращение «товарищ».

Момент гостеприимства. Тут претензия только к приглашающей стороне – к грузинской власти. Я сам сван. По сванским законам, когда гость, даже если он твой кровный враг, ты должен его защитить и толпе сказать, что если он виноват, я сам с ним расправлюсь. По моим понятиям те люди, которые вас приглашали, они не знают ничего, они очень слабые. Власть такая слабая есть.

А.Норкин:

- Может, они не сваны просто?

Л.Пирвели:

- Сваны – более строгий вариант. Но нормальный грузинский вариант – защитить своего гостя. Не полицией, охраной. Должны были выйти сами. И сами сказать и встать. Но власть слабая и трусливая. Она осточертела этому народу. И любое их движение, они сами попали в такое паническое состояние. И все равнялись на Иванишвили. И ждали, что он с кажет. А Иванишвили? Я уверен, что не без его согласия и участия все произошло. Он первый взял и предал своего гостя.

А.Норкин:

- Странно, в первой части программы я обиду слышал.

Л.Пирвели:

- У меня претензии ко всем участникам. Когда такой абсурд происходит…

С.Гаврилов:

- Я возвратился. И сегодня собрался весь мой комитет. Один из членов комитета, бывший глава администрации президента Чечни сказал, знаете, у нас полгода назад было похожее мероприятие. Заседание в Грозном. Предельно корректные отношения, гостеприимство, беспощадное отношение к вопросам безопасности. И гуляй по городу круглые сутки.

Я не говорю, что давайте вместо Грузии ездить в Грозный. Но Грозный пережил более тяжелые времена. И вопросы безопасности там решены.

Л.Пирвели:

- Это Российская Федерация. Это ваша страна. О чем вы говорите?

С.Гаврилов:

- Надо учиться.

Ю.Норкина:

- Противоестественные отношения между нашими странами. Это пишет наша радиослушательница. «Неужели все затоптано по дороге к европейским ценностям и демократии».

Так велика любовь грузинского народа к американскому флагу?

Л.Пирвели:

- Посмотрим на регион, какие силы задействованы, какие технологии. Вся комбинация, которая там происходит, дает весь результат.

Грузинский народ. Это видно по российским туристам. Вы, может, удивитесь, но я могу показать кадры. Когда Гаврилова выводили из гостиницы, стояла группа российских туристов и аплодировала.

С.Гаврилов:

- Это были украинцы.

Л.Пирвели:

- Нет, были россияне. И записано.

А.Норкин:

- А чему они аплодировали?

Л.Пирвели:

- Вывод российских депутатов.

А.Норкин:

- Изгнание?

Л.Пирвели:

- Да. Или же отношение к Думе, что-то такое.

Ю.Норкина:

- Мало ли козлов в России!

Л.Пирвели:

- Я хочу вернуться. Пример. У меня дочка наполовину абхазка. Из хорошей абхазской семьи Ачма. У нее много близких людей. Я очень хочу поехать в Абхазию. И если они меня туда пригласят, вы представьте, я, приехав, иду. И не то, что стул председателя Абхазии парламента! А я просто сяду на место тамады. Что начнется в абхазском обществе? Я это не сделаю тем людям, которые меня пригласили. И это же должен человек понимать!

Ю.Норкина:

- Вы сами шлепнулись на этот стул, скажите? На это чертово кресло!

С.Гаврилов:

- Хочу ответить на абсурд, который слышу.

Л.Пирвели:

- Какой абсурд? Мой приезд в Абхазию и уважение к приглашающей стороне?

А.Норкин:

- 4225 отмечает, что «вся заваруха, что кто-то сел на чей-то стул. Дурдом!»

С.Гаврилов:

- Когда мы увидели, что на площади в течение двух часов, а вы попробуйте в Москве собрать, собираются организованные колонны с напечатанными плакатами. Там не было на этих плакатах про нас ничего, это были антирусского…

А.Норкин:

- Насколько я понимаю, плакаты были заготовлены за сутки.

С.Гаврилов:

- И граждане-управляющие говорили на хорошем английском.

Действительно, там были люди, похожие на нас. Это было немалое количество незалежной Украины.

Конечно, ситуация неприятная. Она характеризует, что то, каким путем идет Грузия, мы же настроены максимально лояльно к будущему Грузии. И бог с вами, хоть европейский выбор! Но то, что сейчас творят с Грузией, пытаясь сделать из нее локальное…

Л.Пирвели:

- Мне тоже не нравится, каким путем идет Грузия. Но мы не этот факт сейчас разбираем.

С.Гаврилов:

- …ведет к тому, что на примере гостеприимства, отношения ко всему, стул, на который меня посадили в соответствии с протоколом, с традицией. И я сижу, как президент веду заседание. И до меня были президенты 25 лет. Именно в президиуме. Обычно это парламент. Это и Афины, и Бейрут, и Москва, и Рим на минуточку.

Л.Пирвели:

- Я почему привел пример Абхазии? Потому что между нами была война. Между Грузией и Россией, к сожалению, тоже была война.

Ю.Норкина:

- В Абхазию вас приглашают друзья!

А.Норкин:

- Вы не обижайтесь. Я думаю, что правильно переносить национальные традиции, может, даже очень мудрые на международное мероприятие. Тем более мероприятие светское. Даже если оно называется Международной ассамблеей православия. То, что принято у вас, в семье вашей дочери, как вы подчеркнули, но не каждый человек обязан знать эти вещи. У вас да, свои традиции.

Л.Пирвели:

- Человек, который едет налаживать отношения, он обязан знать все. И традиции, и чуткость. Если ты строишь мост, если мы идем по пути гражданского общества, потому что в дипломатии пока ничего не получается. Кое-что двигается. Если у нас нет дипломатических отношений, если недавно была война, а ты берешь на себя, что ты будешь налаживать какие-то гражданские отношения, то ты должен быть в десять раз более чутким. И не подставлять никого.

А.Норкин:

- Если бы господин Гаврилов взял на себя инициативу, начал лично от себя что-то говорить, как-то дей ствовать оскорбительно, а он действовал в соответствии с протоколом, подтвержденным принимающей стороной.

Л.Пирвели:

- На день раньше во дворце у него был инцидент с этой поппозицией. И ситуация накалилась с ним за день. И на следующий день он должен был знать, как это закончится.

А.Норкин:

- Тогда расскажите про этот инцидент.

С.Гаврилов:

- По поводу налаживания. У меня не было задачи налаживать российско-грузинские отношения. Мне такой задачи никто не поручал. У меня была задача как избранного руководителя международной организации эффективно провести заседание, чтобы представители всех стран, а они были в Грузии первый раз, не понимали ни по-русски, ни по-грузински, и по приглашению грузинской стороны восхититься Грузией.

Провокация была следующая. За день до нашего прибытия Интерфакс Азербайджана, я прочитал, что лидер оппозиции заявила, что нежелательный приезд Гаврилова, потому что он участвовал в боевых действиях в Абхазии. Это неприемлемо. Я подумал, что это ошибка. И в первый же день перед прессой, перед всеми телеканалами…

Ю.Норкина:

- А вы участвовали?

С.Гаврилов:

- Я, как наивный и прямой человек, подошел к ним и сказал: друзья мои, я хотел бы сразу сказать, что я никогда в жизни не участвовал в боевых действиях в Абхазии. И ни в каких боевых действиях в жизни, ни когда не брал в руки автомат. Был в горячих точках с гуманитарными целями. И в Абхазии не был.

Но не потому, что чувствовал вину, а просто у меня не было такой необходимости, И в Осетии, кстати. И я вас очень прошу, друзья, опровергнуть сообщение. И, что характерно, ни один канал не опубликовал опровержение. Наоборот, начали раскачивать ситуацию, что тоже вызвало некоторое недоумение. Это было печально. Я ехал именно туда. И не с орлиными миссиями. Задача была в максимальном удовлетворении.

Вот сказали про экономику. Нам казалось, что есть серьезный дефицит. Эти экономические отношения очень хрупкие.

А.Норкин:

- Наши слушатели теряются в предположениях. Два Александра, заочная переписка. Один пишет: фиг разберешься в ваших кавказских хитросплетениях без стакана чачи. Другой: А если бы Гаврилов отказался садиться на предлженное ему место? Он, наверное, сильнее бы обидел хозяев?

Это вам вопрос.

Л.Пирвели:

- Было договорено, что заседание будет вести греческие представитель.

С.Гаврилов:

- Это ошибка.

А.Норкин:

- С кем договорено?

Л.Пирвели:

- Это говорят официально, кто вас приглашал.

А.Норкин:

- Но он президент данной организации.

Л.Пирвели:

- А тот генеральный секретарь.

С.Гаврилов:

- Всегда на любых форумах президент ведет генеральную ассамблею. У генерального секретаря совсем другие функции. Более того, он сидел рядом со мной. Это мужественный и честный грек. Он мне помогал.

Что сейчас могут говорить представители Грузии? Думаю, что угодно, если они ушли уже в отставку.

Л.Пирвели:

- Вы обижены на Иванишвили.

С.Гаврилов:

- Да я с ним не знаком. Я просто удивлен, когда президент говорит, что Россия – враг, а мы совершили преступление, за которое должно быть наказание, Иванишвили говорит, что это наша протокольная ошибка. Ничего себе ошибка!

Л.Пирвели:

- Это вы про нашего президента говорите?

Не волнуйтесь, я за вас скажу. Эта женщина, откуда она появилась, чем она занимается мне до сих пор непонятно. Первое, что она сделала – успела съездить в Армению и нагадить армяно-грузинским отношениям. Потом она высказалась как-будто в пользу армян. Азербайджанцы обиделись на нас. Она создала нам проблему в пограничье. А третье – она сюда добавила еще… Подозреваю, что она работает на одну из иностранных стран, на какую точно, я еще не узнал. Но что она точно не работает на Грузию.

Ю.Норкина:

- Думаю, на Кремль она точно не работает.

Л.Пирвели:

- Вы знаете, у меня сомнения. Она такие вещи делает!

Ю.Норкина:

- И она тоже работает?

Л.Пирвели:

- Меня не надо убеждать.

А.Норкин:

- Получается, на одних позициях стоим. И вы говорите, что к власти у вас претензии грузинской. Хотя вы сказали, что у вас претензии ко всем. И даже сейчас, что вы говорили про уважаемую Зурабишвили, претензии в том, что повод был дан такой. И вы предъявляете нашей стране. Не понимаю, как это сочетается.

Л.Пирвели:

- Я предъявляю претензию конкретно самому… Я не говорю, что это специально и провокационно. Но зная ситуацию, а вы должны были знать ситуацию, если говорите, что спецслужбы сообщили, что все хорошо и так далее. Как это? Что хорошо? Все очень плохо. В Грузии идет подготовка к очередной революции. После этой революции должно прийти более жесткое правительство.

А.Норкин:

- Вас самого не пугает? Сама фраза «очередная революция» - это ужасно.

Л.Пирвели:

- Мы тоже виноваты в этих революциях. Это идет по теории Троцкого о перманентных революциях, что взяли американцы на вооружение себе.

Ю.Норкина:

- Поэтому наш прозорливый и мудрый президент, поняв вместо Гаврилова, что ситуация пока остается очень непростой, принял мудрое решение – запретить к вам полеты.

Л.Пирвели:

- И вино.

Ю.Норкина:

- Это пока еще… Подождите.

Л.Пирвели:

- Уже сегодня.

Ю.Норкина:

- Вы у вас пока устраивайте революции и прочее, а мы пока к вам отдыхать погодим.

Л.Пирвели:

- А вы не считаете, что это помощь?

Ю.Норкина:

- Чтобы вы наших граждан не покалечили. Кто не туда сел, не туда посмотрел. Не то сказал. Вы пока там соберитесь, разберитесь. Революции-шлималюции. Мы пока здесь посидим.

Л.Пирвели:

- Можно я вам отвечу? Для меня меры, принятые с Россией, неадекватные. Потому что само направление этих мер бьет не в ту точку и наоборот, еще больше помогает тем, кто хотят что-то совершить. Я подозреваю, что они такие неадекватные не от президента России по причине, которую мы, наверное, не знаем. Может, была договоренность на более высшем уровне о проведении, спокойствии, кто-то выдавал какие-то гарантии. И этот кто-то, что там лукавить…

Ю.Норкина:

- Вы к тому, что изначально была подготовлена провокация, чтобы потом Путин ввел данные решения?

Л.Пирвели:

- Нет. Просто чисто по-человечески были даны какие-то гарантии на высшем уровне обо всем. И когда Иванишвили повел себя так, он первый… Он же все выравниваются на Иванишвили! Те велики захарии и так далее. Как он сказал, что ни при чем, кто они такие, я их не знаю, да? И, наверное, эта договоренность была. То, что мы не знаем. И то, что нам кажется неадекватным, оно было адекватным ответом тому обману или т ем гарантиям, которые были даны.

Если это так, почему нельзя эти санкции развернуть конкретно на Иванишвили? Он же не президент!

А.Норкин:

- Персональные санкции. Понятно.

Л.Пирвели:

- Он же здесь хорошо поработал. Думаете, не накопилось миллион интересных эпизодов вашей некоторой заинтересованности?

Ю.Норкина:

- Мы не будем своими руками делать для вас революцию.

Л.Пирвели:

- Почему попадает удар на бедных русских туристов?

Ю.Норкина:

- Мы не будем заниматься у вас политикой таким образом. И менять в лучшую сторону вами политические мечтания. Мы тут причем?

А.Норкин:

- Это довольно сложно в рамках одной программы точно.

4720 написал, что ему все ясно. «Грузины вышли с оскорбительными лозунгами в том, что виноват гость. И виноват в том, что грузины усадили его в это самое кресло». Как ни крути, да. А последствия уже другого формата.

Спасибо, что пришли к нам в гости!

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (812) 418-37-73+7 931 398 92 92+7 931 398 92 92
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ