Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-7°
Общество25 декабря 2020 22:25

Потомки декабристов – о свои прадедах: «Они просто искали справедливости»

26 декабря 2020 года исполняется 195 лет с восстания на Сенатской площади в Санкт-Петербурге
Санкт-Петербург. Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле

Санкт-Петербург. Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле

26 декабря исполняется ровно 195 лет с момента, как на Сенатскую площадь вышли три тысячи солдат под управлением офицеров-декабристов, требующих свободы и Конституции. Сотни человек были убиты на месте. Еще пятеро – казнены после расследования, а их 120 сподвижников – сосланы в Сибирь.

Специально к этой дате «Комсомольская правда» в Санкт-Петербурге разыскала потомков декабристов и узнала, как они пережили советское время и как смотрят на дело их дедов сегодня.

ПОСЛЕДНИЙ ДЕКАБРИСТ

– О том, что мой предок – декабрист, я знал, сколько себя помню, – начинает рассказ Михаил Еропкин, правнук Дмитрия Завалишина.

Прежде, чем сблизиться с Рылеевым, Дмитрий Иринархович – двоюродный брат Тютчева – ходил в кругосветку под командованием Лазарева, а еще раньше бывал в плаваниях с будущим адмиралом Нахимовым. Но в истории он остался как «последний декабрист».

– Он был очень молодым на момент восстания, – рассказывает о прадеде Михаил Юрьевич. – В самом восстании на Сенатской он не участвовал (был в это время в Поволжье с миссией), но во время следствия вскрылись его связи с Северным тайным обществом. Его осудили по высшему разряду и приговорили к казни, которую Николай Первый заменил пожизненной каторгой.

Декабрист Завалишин.

Декабрист Завалишин.

Фото: из семейного архива

В Сибири Завалишин провел 25 лет, пытаясь обличить нечестных властителей, поднять сельское хозяйство и развить промышленность. В Москву, с позволения Александра Второго, он вернулся – один из немногих выживших в ссылке – в преклонном возрасте. Только тогда декабрист повстречал юную супругу, которая подарила ему четверых детей. Среди них была и бабушка Михаила Юрьевича, детский врач Зинаида Еропкина.

– Еропкины – старая дворянская фамилия, род деда прослеживается вплоть до Рюриковичей, – рассказывает наш герой. – Петр Еропкин был одним из первых архитекторов Петербурга, ему приписывают трехлучевую структуру улиц с центром в Адмиралтействе (правда, кончил он плохо: был четвертован при Анне Иоанновне после заговора против Бирона). А еще один Петр Еропкин, генерал-поручик, известен тем, что усмирил Чумной бунт в Москве. Кстати, сам я отчасти продолжаю его дело – занимаюсь вирусологией.

Семья дочери декабриста Завалишина Зинаиды Еропкиной.

Семья дочери декабриста Завалишина Зинаиды Еропкиной.

Фото: из семейного архива

Последний декабрист скончался в 1892 году и был похоронен в Даниловом монастыре в Москве. В 30-х его могилу уничтожили.

– Скрывать, что мы потомки декабристов, в советское время не старались. Более того, именно дела прадеда дали возможность потомкам уцелеть при выселении дворянства из Петрограда в 20-х годах и получить высшее образование, – рассказывает Еропкин. – Но о дворянском происхождении никто, конечно, лишний раз не упоминал. Так и приходилось балансировать на средней линии.

Судьба внуков декабриста сложилась по-разному. Старший, Игорь, стал музыкантом, а затем погиб в войну. Дмитрий, астрофизик Пулковской обсерватории, был репрессирован по «делу астрономов» и расстрелян в 1939 году. Борис работал на верфях Сясьстроя и за скорейшую постройку барж Ладожской флотилии, которая обслуживала Дорогу жизни, удостоился Сталинской премии. А Юрий, отец нашего собеседника, в Великую Отечественную сражался в составе железнодорожных войск и наводил переправы, закончил войну под Веной.

Правнук декабриста Завалишина Михаил Еропкин (третий) с родителями и сыном.

Правнук декабриста Завалишина Михаил Еропкин (третий) с родителями и сыном.

Фото: из семейного архива

– В советское время декабристов воспринимали как провозвестников революции: они разбудили Герцена, Герцен разбудил народников, а народники стали предтечей эсеров и большевиков, – делится потомок декабриста. – Сейчас к декабристам отношение двойственное: роль Николая Первого как либерала и государственника, по-моему, преувеличена. С 90-х на возложения цветов на Кронверке нередко можно встретить монархистов с хоругвями, которые стоят неподалеку и как бы говорят: это декабристы расшатали монархию.

НАВЕЧНО СОСЛАННЫЙ

«Не думал он, что мне поручит

Судьба читать сей желтый лист, -

Мой прадед, гвардии поручик,

Малоизвестный декабрист…».

С этого стихотворения, написанного потомками в адрес члена Общества соединенных славян Николя Осиповича Мозгалевского, началось знакомство с генеалогическим древом Елены Мозгалевской.

Живописный портрет декабриста Мозгалевского (пересъемка из семейного архива).

Живописный портрет декабриста Мозгалевского (пересъемка из семейного архива).

Фото: Олег ЗОЛОТО

– В 70-х моему папе – капитану 1-го ранга, участнику войны Андрею Мозгалевскому – принесли листок с этим стихотворением и спросили: «А не Ваш ли это предок?». Отец знал, что в роду есть декабрист, но без каких-то подробностей, – рассказывает педагог и историк из из Петербурга Елена. – Я в то время была студенткой истфака. Отправилась в библиотеку, наткнулась на книгу, где другой потомок Мозгалевского описывает его жизнь, мы связались с ним – и все подтвердилось.

Как выяснилось, родителями будущего декабриста были заседатель уездного суда и дочь метрдотеля казненного короля Франции Людовика XVI, иммигрировавшего в Россию.

– Николай Осипович в восстании не участвовал, но разделял взгляды декабристов: ему казалось, что офицеры слишком грубо обращаются с солдатами. Он был на всех заседаниях, где речь шла о цареубийстве, республике, Конституции, – рассказывает прапраправнучка Мозгалевского. – После восстания его арестовали и бросили в Петропавловскую крепость, причем Николай Первый повелел содержать его как можно строже. В конце концов, ему присудили вечное поселение в Сибири, куда отправили в кандалах.

Кандалы Мозгалевского (пересъемка из семейного архива).

Кандалы Мозгалевского (пересъемка из семейного архива).

Фото: Олег ЗОЛОТО

Сейчас в доме в Минусинске, где жил Мозгалевский, открыт музей. В числе экспонатов есть и те самые кандалы.

Хотя вечную ссылку впоследствии смягчили на 20 лет, Мозгалевский так и прожил в Сибири до смерти, где завел семью и родил восемь детей. Хотя после амнистии все они могли вернуться в столицу и получить образование, вернулся только один – будущий герой русско-турецкой войны 1877-1878 года, генерал-майор Виктор Мозгалевский. Остальные дети нашли себя в промышленности, предпринимательстве и золотодобыче. А одна из дочерей декабриста, Пелагея, вышла замуж за брата Менделеева.

Прапраправнучка декабриста Елена Мозгалевская.

Прапраправнучка декабриста Елена Мозгалевская.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Сегодня потомков Мозгалевского можно встретить в Петербурге, в Сибири, в Белоруссии. Изучение истории рода продолжается.

– В советское время быть потомком декабристов было гордо. Но не думаю, что стоит кичиться своим происхождением – в какую бы то ни было эпоху, – улыбается Елена. – Но за много лет я поняла, что по своей родословной лучше всего изучать историю: так действительно увлекаешься. Теперь учу этому своих подопечных.

ОПАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

– Дома никогда не скрывалось происхождение родителей. И мы знали о тяжелых утратах, которые понесла семья, – в мягком голосе Татьяны Шпагиной слышно дворянское достоинство.

Прапрапрадед Татьяны Федоровны – крестник Державина, герой Отечественной войны 1812 года (в том числе Бородинского сражения), полковник и титулярный советник, масон и декабрист Александр фон дер Бригген. Вместе с другими будущими декабристами он дошел до Парижа – и «заразился свободомыслием». С 1921-го за Бриггеном, как и за другими членами тайных обществ, вели пристальное наблюдение.

Декабрист Бригген.

Декабрист Бригген.

Фото: из семейного архива

– Незадолго до восстания он отошел от дел: у них с супругой Софьей умер новорожденный ребенок, она сильно заболела. Во время восстания Бригген был в имении родственников и собирался с семьей ехать за границу, на лечение супруги, – рассказывает Татьяна Федоровна. – Собрали вещи, сели в карету. Но она сломалась. Когда спустя два дня экипаж отремонтировали, за Бриггеном пришли. Наверно, это судьба.

Имя Бриггена стало первым, названным Трубецким. Александру Федоровичу предъявили обвинение на основе показаний других декабристов и письма, которое его по воле случая попросили передать Трубецкому. Хотя в целом декабристы были против кровопролития и уважали царя, в том послании речь шла о цареубийстве. Учитывая прошлые заслуги и фактическую непричастность к восстанию, Бриггену дали два года каторги.

– Долгих 30 лет Софья боролась за воссоединение семьи: писала прошения на имя царя и наследника, но ей разрешали переселиться в Сибирь только без детей, – продолжает Шпагина. – Долг жены и матери разрывали ей душу, но оставить детей на родственников она не могла. Все эти годы из Сибири приходили письма, полные любви, через которые отец продолжал воспитывать детей.

Имение Умновых в Казани.

Имение Умновых в Казани.

Фото: из семейного архива

Бриггена разлучили с четырьмя детьми. Свободно передвигаться по стране и даже вернуться в Петербург он смог только в 1858-ом. Спустя год декабрист нашел свой покой на Литераторских мостках Волковского кладбища.

Чета Пальчиковых жила в имении в Казани. В революцию потомков героя Отечественной войны выкинули из фамильного дома. В 1922-ом глава семьи, Борис Пальчиков, умер от инфаркта в казанской тюрьме, где его вместе с другими дворянами использовали в качестве тяговой силы. Растить шестерых детей его супруге, Вере Павловне, пришлось одной. Чтобы прокормить семью, она давала уроки музыки и пекла пирожки на продажу. До конца 50-х Вера Павловна с одной из дочерей и внуками ютилась в подвале.

Сталинские репрессии коснулись многих мужчин семьи. Илья Басков, участник Первой мировой, большевик – расстрелян как враг народа. Его зять, разведчик Ян Ашневиц, – расстрелян. Внук декабриста Алексей Умнов, промышленник и благодетель, строитель народных домов с чайными и библиотеками на Урале, где теперь ему стоит памятник, – расстрелян.

Прапраправнучка декабриста Бриггена Татьяна Шпагина.

Прапраправнучка декабриста Бриггена Татьяна Шпагина.

Фото: из семейного архива

Один из реализовавшихся потомков Бриггена – его правнук Иван Умнов. Он горячо увлекался языками, писал стихи, но продолжал нести военную службу. Все решила встреча в 1903 году с Львом Толстым, который посоветовал ему перестать «учиться у людей убивать друг друга». Иван прислушался, окончил институт восточных языков, получил назначение на дипломатическую службу в египетской Александрии – и вскоре стал вице-консулом Российской империи, а также супругом сирийкой принцессы. Вернуться на Родину после революции ему так и не удалось, но до конца жизни он посвящал России стихи.

Сегодня потомков Бриггена можно найти не только в России, но и во Франции и Англии. Информацию о знаменитом роде всю жизнь по крупицам собирала сестра Татьяны Федоровны, Наталия Мартынова.

– Мы с детства знали, что декабристы – это цвет интеллигенции, это герои войны, это благородно, – говорит прапраправнучка декабриста. – Я не согласна с трактовками некоторых современные политологов и кинематографистов: они просто искали справедливости и лучшей жизни для своего народа.

ВОПРОС – РЕБРОМ: А что, если бы восстание удалось?

Михаил ЕРОПКИН, потомок Дмитрий Завалишина:

– Это могло бы быть, если бы Пестель остался в Петербурге и стал диктатором восстания вместо струсившего Трубецкого. Но что бы из этого получилось? Не знаю. В нашем Отечестве даже самые яркие инициативы нередко превращаются в нечто противоположное. Но успех приблизил бы конституционную монархию и отмену крепостного права – все то, чего нам не хватило, чтобы избежать жестокой революции.

Елена МОЗГАЛЕВСКАЯ, потомок Николая Мозгалевского:

– Оно не могло удаться, слишком все было сыро и внезапно. Кроме того, декабристы – движимые благородными целями – действительно были далеки от народа: многие ли из них освободили своих крепостных? Но после восстания Николай Первый начал потихоньку вводить послабления для крестьян, о которых декабристы так мечтали.

Татьяна ШПАГИНА, потомок Александра фон дер Бриггена:

– У нас было бы более прогрессивное государство. Мы бы развивались в лоне свое культуры, но немного по другому пути. Не было бы, может, и революции, которая столько разрушила и стольких погубила. Мы бы не потеряли цвет нации. И государство быстрее смогло бы подняться на высоту.

КСТАТИ:

По данным из открытых источников, некоторые потомки:

– Рылеева проживают в Латвии,

– Пестеля живут в Москве,

– Бестужева-Рюмина проживают в Богородске,

– Муравьева-Апостола осели в Швейцарии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Комсомолка» попыталась разгадать тайну затерянной могилы декабристов

Петербург. Сенатская площадь. 14 декабря 1825 года - черная дата в российской истории. В этот день произошло вооруженное выступление против царизма, больше известное как восстание декабристов. Буквально за сутки оно было подавлено верными императору Николаю I войсками. Потери были большие, причем многие жертвы случайно оказались на месте события (подробности)

Восстанием декабристов руководила заграница?

Как могли офицеры-патриоты свергать царя и убивать победоносную русскую армию (подробности)

Декабристы мечтали раздробить Россию, но Николай I не позволил

Ровно 190 лет назад, 25 июля 1826 года, в Петропавловской крепости были казнены пятеро декабристов: Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин, Каховский, Рылеев, Пестель (подробности)