Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-9°
Boom metrics
Наука9 декабря 2020 6:43

Космонавты о жизни на МКС: «Яичницы хотелось и картошки жареной»

«Комсомолка» взяла эксклюзивное интервью у героев России Михаила Корниенко и Александра Лазуткина
Герой России, летчик-космонавт 60-летний Михаил Корниенко дважды был в экспедиции на Международной космической станции.

Герой России, летчик-космонавт 60-летний Михаил Корниенко дважды был в экспедиции на Международной космической станции.

В Северной столице прошел пятый всероссийский форум космонавтики и авиации «Космостарт» - в онлайн-формате. Трансляцию форума вели из «Точки кипения» Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения. Традиционно главным событием «Космостарта» стал диалог с космонавтами и летчиками. «Комсомолке» удалось пообщаться с двумя из них.

Герой России, летчик-космонавт 60-летний Михаил Корниенко дважды был в экспедиции на Международной космической станции. Первый раз в 2010 году в качестве бортинженера корабля «Союз ТМА-18» и участника экспедиции МКС-23/24. Тогда он провел там 176 суток, из них 6 часов и 42 минуты работал в открытом космосе. Второй раз в 2015-ом. В невесомости находился 370 суток и 5 часов 34 минуты в открытом космосе.

КОСМОС ПАХНЕТ ПЛАСТИКОМ

- Помните свои ощущения, когда узнали, что полетите впервые в космос?

- Эта новость не была как снег на голову. О том, что ты полетишь в космос, узнаешь года за 2-3. Сначала тебя определяют в дублирующий экипаж, а только потом в основной. И то, это не факт еще, что ты в него по итогу попадешь. Меня снимали и назначали, снова снимали и назначали по несколько раз. Конечно же, по объективным на то причинам. Жизнь в это время меняется кардинально. Ты сам себе принадлежишь совсем немного. Постоянно в командировках, на тренировках по выживанию.

- Ваши представления о космосе сильно разошлись с реальностью?

- Я четко понимал, что там будет: к этому готовился 13 лет. Когда сел в реальный корабль, было такое впечатление, что нахожусь на тренажере. Поэтому я сразу успокоился ведь все родное, знакомое. Конечно, понимал, что подо мной 300 тонн топлива, и я сижу на пороховой бочке. Но невесомость мы обкатали на самолете в лаборатории. Я ни одной тренировки старался не пропускать. Поэтому когда я прилетел, чего-то особо нового, шокирующего, не было.

- А чем пахнет космос?

- Когда прибываешь только на станцию, чувствуется запах пластика. Ничего дурного я не почувствовал. Сама станция имеет специфический запах. Это когда садишься в новую машину, и каждая, в зависимости от обивки, пахнет по-разному. Так и там. На станции ведь много материалов, аппаратуры, кондиционированный воздух. Пахнет чем-то космическим. После прогулки в космосе, когда снимаешь скафандр, аромат чего-то ионизированного.

Главным событием «Космостарта» стал диалог с космонавтами и летчиками.

Главным событием «Космостарта» стал диалог с космонавтами и летчиками.

Фото: Полина ШАНДРАК

- Там тихо или шумно?

- Очень громко: 80 децибел. Это из-за того, что везде вентиляция. Рекомендуют надевать беруши, но я ими не пользуюсь – неудобно. У меня даже было такое, что просел слух. Но для космонавтов это нормальное явление. Потом он восстанавливается.

«ЕДА В ТЮБИКАХ – ЭТО ВРЕМЕНА ГАГАРИНА»

- А спите как?

- Хорошо. В спальном мешке. Тоже без берушей (смеется).

-А что снится в космосе?

- Ничего выдающегося. Несколько раз снилось как будто я солдат, которому дали увольнение и отпускали домой. Помню, что всегда боялся опоздать на обратный рейс. Быстро собирался, бежал к ракете (смеется).

- Все знают, что в космосе вся еда в тюбиках. Это вкусно или так себе?

- Забудьте вы про тюбики. Это времена Юрия Гагарина. О них уже давным-давно забыли. Сейчас вторые блюда у нас в больших консервных банках. Причем ассортимент отличный: токана (традиционное мясное блюдо румынской и молдавской кухни наподобие рагу – прим. ред.), цыпленок с овощами, картошка, рыба, каши всякие. Много сублимированного питания. Причем не лапша «Доширак», а просто высушенная еда. То же пюре, борщ, суп. Добавил 100-200 мл воды и получается прекрасно.

- По домашней еде не скучали, как понимаю.

- Еще как скучал. Яичницы хотелось, картошки жареной. Я очень люблю ее с овощным салатом и укропом. А на станции нет свежих овощей. Присылали чеснок, лук. Но это все равно не то. Скучаешь по простому салату из свежих огурцов и помидоров с подсолнечным нерафинированным маслом. Кстати, американцы делились скрэмбл (яичница-болтунья – прим.ред.). Мы их тоже нашей едой угощали, она им нравилась.

- Вам было страшно в невесомости?

- Бывало. Когда открываешь люк, перед выходом из корабля, ощущения впечатляющие. Ты же понимаешь, что под тобой 400 км. И тут уже все от тебя зависит: если не соблюдаешь протокол безопасности, то тебе уже никто не поможет. А потом втягиваешься в работу, и там уже все эмоции сдвигаются на задний план.

- А когда прилетели, что-то внутри поменялось в восприятии жизни?

-Первое время не мог глазами наесться земных видов. Сидел на даче и глазел на лес, на траву, на солнце и небо голубое. Изменилось мировоззрения, отношение к нашей планете. И это не просто высокие слова. Я, например, начал сортировать мусор. Вопрос экологии сейчас стоит остро. И если мы не одумаемся в ближайшее время, не перестанем пренебрежительно относиться к природе, то нам придет конец!

«СПАСИБО ИЛОНУ МАСКУ»

А вот коллега Михаила Корниенко, герой России летчик-космонавт 63-летний Александр Лазуткин, находился в космосе 184 дня 22 часа 7 минут и 40 секунд: на космическом корабле «Союз ТМ-25» и орбитальной станции «Мир». Его первый полет случился в 1997 году, на котором он был бортинженером. Эта полугодовалая космическая экспедиция считается одной из самых экстремальных в истории человечества: в составе международного экипажа произошло несколько внештатных ситуаций. За что она и попала в Книгу рекордов Гиннесса. - А что любят читать космонавты?

-Читал раньше научную фантастику. Она будоражила мой мозг, и я пытался изобразить космический корабль, или как люди бегают во времени. Я рисовал всякие линии жизни и смотрел, как они пересекаются. Это очень близко связано с реальностью. А вот жанр фэнтези никак не воспринимаю – я его не понимаю. Сейчас читаю исторические книги, хотя историю никогда не любил. Как-то стал более приземленнее.

Михаила Корниенко и Александр Лазуткин.

Михаила Корниенко и Александр Лазуткин.

Фото: Полина ШАНДРАК

- Это после космоса?

- Да. Любой человек, который увидит Землю со стороны, вернется оттуда другим. Хотя бы потому, что он посмотрит на свой дом, и увидит, что он очень маленький. А вокруг – смерть. И он начет и мусор правильно выбрасывать, и леса не будет вырубать. Я думаю, что жизнь наша изменится, если мы начнем всех посылать в космос. Но на это уйдет много времени. Поэтому если мы станем туда отправлять руководителей стран, то все изменится к лучшему. - Какой будет следующий шаг человека в космосе?

- К Луне полетим. Почему? Да потому что она рядом. Направляться к Марсу, как бы я не хотел и сам не мечтал, из-за отсутствия специальной техники пока невозможно. Мы не можем сделать защиту от излучения. Например, произойдет солнечная вспышка, и настигнет корабль. И это все, смерть для экипажа. А так человек к этому готов: врачи говорят, что слетает и будет здоров.

- Как относитесь к Илону Маску и его разработкам?

- Он мне нравится. С удовольствием за ним слежу. Готов даже сказать ему спасибо за то, что он взбодрил всю нашу комическую отрасль и показал: нужно делать что-то новое. Хотя он не делает нам никакой погоды: его технические решения у нас были запланированы еще в 80-ых годах. Но то, что он делает, будоражит эмоциональное состояние общества.