Санкт-Петербург
Звезды

Анна Алексахина: Жена Боярского бросилась на амбразуру, спасла наш театр

В эфире радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» на волне 92,0 FM, народная артистка России рассказала о том, как театр им. Ленсовета пережил уход режиссера Юрия Бутусова, и как коронавирус изменил культурную жизнь города
народная артистка России Анна Алексахина. Фото: Андрей Андреев

народная артистка России Анна Алексахина. Фото: Андрей Андреев

ПАДЕМИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ

- Губернатору Санкт-Петербурга Александру Беглову недавно написали коллективное обращение о поддержке малых театров, которые находятся в плохом финансовом положении из-за пандемии. Вы были одной из тех, кто это обращение подписал, почему?

- Если бы у актеров или режиссеров была возможность заняться бизнесом или найти другой источник дохода, то они бы не обращались за поддержкой к государству. Сейчас вообще такая обстановка, что все должны друг другу помогать. Эти маленькие театры создали свою среду, они воспитывают публику. Люди на таких площадках приобщаются к современной театральной жизни.

- В учреждениях, подведомственным комитету по культуре, поручено провести массовые сокращения. В том числе, в государственных театрах. Как вы себе это представляете?

- Для меня это абсурд. Сейчас, когда все подорвано, рушить последнее – аморально. Мы должны вставать на защиту друг друга. По моему мнению, это жестоко и подло. Я надеюсь, что такое не произойдет.

«УШЕЛ, НИКОМУ НЕ СКАЗАВ»

- В Театре им. Ленсовета в прошлом году сменился художественный руководитель. На смену режиссеру Юрию Бутусову пришла актриса Лариса Луппиан. Что изменилось?

- С Бутусовым было хорошо, но сложно. Когда он пришел, все резко изменилось, от артистов требовалось понять нового режиссера. Но постепенно многие прикипели к его театру, с интересом и любовью участвовали в новых спектаклях. Были и артисты, которые чувствовали себя брошенными, среди них и очень хорошие.

Изменения коснулись не только трупы, но и публики. Люди приходили, удивлялись новым форматам, у некоторых была даже какая-то неадекватная реакция. Зрители могли уйти прямо в начале спектакля, начать кричать, посылать проклятия. Но они сменились другими, в зале появилась молодежь. Нас заваливали цветами, часами хлопали, вышивали наши портреты. Мне подарили куклу в виде меня же в образе Ольги из «Трех сестер». Такой отдачи не было никогда, люди пересматривали спектакли по несколько раз.

Никого не предупредив, Юрий Бутусов сам написал заявление об уходе. Конечно, для этого есть причины. После этого труппа была подавлена и растеряна. Каждый день мы слышали новые имена будущих руководителей, для нас это было ужасно. Фактически, Лариса Лупиан бросилась на амбразуру. Она закрыла эту дверь, но взяла на себя колоссальную ответственность. Я бы на такое не решилась. Сейчас мы, как говорит Лариса, ищем режиссера, с которым труппа получит прежний успех. Сейчас я не могу сказать, вернемся ли мы к консервативному, академическому театру.

- Вы готовитесь к новому сезону?

- Конечно, репетиции идут. На входе стоит антисептик, измеряют температуру. Хочется верить, что в сентябре откроют театры, зритель соскучился.

«У ХОРОШЕНЬКОЙ ДЕВОЧКИ БОЛЬШЕ ШАНСОВ»

- Помимо театра и кино вы преподаете в университете. Как в нынешних условиях проходят вступительные экзамены у будущих артистов?

- Из-за ситуации с коронавирусом мои выпускники не смогли показать итоговый спектакль. У меня даже появилась идея оставить их на пятый год обучения, чтобы они поиграли спектакли. Руководство пошло на встречу. По сути все, ради чего они учились, было на взлете обрезано. Сами выпускники тоже поддержали эту затею, хотя обучение платное. Сказали, заработают, родители поддержат. Это будет реализовано, только если учеба начнется в сентябре. Если выход студентов будет отложен, потеряется смысл затеи.

Новых студентов мы набираем дистанционно, несмотря на то, что у нас такие вступительные как танец и речь. И знаете, это принесло некоторые результаты. Абитуриенты присылали нам свои заявки онлайн в виде визитной карточки. Понятно, что эти ролики переснимались до идеального состояния. Поэтому первый тур у нас проходил очно.

Мы измеряли температуру, у нас лежали маски, перчатки, после каждого абитуриента дезинфицировали помещение. Несмотря на такие условия, конкурс огромный, мальчиков только почему-то меньше стало.

- Раньше говорили, что каждый мастер, который набирает курс, ищет подходящие для своего спектакля типажи. Как сейчас отбираются абитуриенты?

- Конечно сейчас я не отбираю по типажу. Бутусов меня научил, что не существует никаких амплуа, и я ему поверила. Мы стараемся в первую очередь увидеть одаренных людей. Их правда видно. Есть мнение, что красота – это уже талант. Поэтому на нее я тоже обращаю внимание, у хорошенькой девочки больше шансов поступить.

- Сейчас молодежь стала более практичной, романтический ореол работы актера меняют на высокую зарплату. Кто в наше время идет в артисты?

- «Сериальное мыло» очень опустило планку. Человек может насмотреться телевизора и решить, что он тоже так может, поэтому идет в артисты. Люди к нам приезжают из таких мест, где кроме телевизора просто нет других источников информации.

Некоторые мои первокурсники никогда не были в театре, у них происходит культурный шок. Они поступают, потому что есть способности, потом идут в театр и вся картина смещается. Престиж профессии абсолютно потерян, планка опущена. Но способности выталкивают нужных людей, прирожденных артистов.

Я своим студентам не советую идти сниматься в сериалы, пока нет необходимости содержать детей. Там смылят вашу индивидуальность. У нас бывают хорошие сериалы, с серьезными режиссерами, но редко.