Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+7°
Boom metrics
Звезды3 февраля 2008 22:00

Тяжело больной Дмитриев любовался на фото внучек

Накануне исполнилось 9 дней со дня смерти замечательного актера

«Комсомолка» рассказывает о малоизвестных фактах биографии мастера Дворянское происхождение Игорю Дмитриеву на театральной сцене и в кино приходилось много играть аристократов и дворян. Тому есть, так сказать, «генетическое» объяснение. Его прапрабабушкой была Анна Шерер, фрейлина императрицы Марии Федоровны. Первые строки знаменитого романа Льва Толстого «Война и мир» начинаются как раз с обращения Анны Павловны к князю Василию, приехавшему к ней в гости: - Ну что, князь, Генуя и Лукка стали не больше как поместьями фамилии Бонапартов. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) - я вас больше не знаю, вы уже не друг мой, вы уже не верный раб, как говорите. Кстати, в том, что у Игоря Борисовича было такое родство, актер признался недавно - при советской власти упоминание о дворянстве не приветствовалось. Почемучка и Отчевочка В Петербурге невозможно найти артиста, который бы не приятельствовал или, на худой конец, не играл когда-то вместе с Дмитриевым. Народный артист России Владимир Татосов - один из них. - Мы долгие годы работали вместе в театре-студии киноактера при «Ленфильме» и несколько лет служили в Театре комедии им. Акимова, когда им руководил Дмитрий Астрахан, - вспоминает Владимир Михайлович. - Снимались во многих картинах. Но мне сегодня почему-то вспоминается наша бесшабашная молодость, когда мы вместе с Игорем участвовали в новогодних утренниках. Себе он придумал персонажа, которого звали Почемучкой, а я был Отчевочкой. Импровизировали мы на полную катушку. Авторского текста хватало минут на пять, а потом, когда мы видели, что ребятишки уже завелись от наших шуток, начинали нести отсебятину. Была у нас одна коронка. Мы долго-долго всматривались в зал, словно выбирали кого-то. А потом торжественно сообщали, что на таком-то ряду и на таком-то месте сидит Оленька Румянцева (девочка была дочкой нашего коллеги, он-то и сообщал нам втихаря, где сидит его дочка). Детвора каждый раз была в шоке. Розыгрыш удавался постоянно. Придумал его, кстати, Игорь Дмитриев. Неистощимый выдумщик Кинорежиссера Игоря Масленникова и Игоря Дмитриева связывала настоящая мужская дружба. - Он - Актер с большой буквы - всегда что-то придумывал на съемочной площадке, - признался «КП» Игорь Масленников. - Когда я распределял роли в сериале о Шерлоке Холмсе, у меня и мысли не было, что Грегсона сыграет кто-то другой. Тогда, помню, прочитав сценарий, Дмитриев долго возле меня прохаживался, а потом остановился и говорит: «А что если инспектор будет хромать?» Это он такую фишку для своего персонажа придумал. «Ладно, пусть хромает», - сразу согласился я. А Игорь Борисович отправился к сапожнику и попросил, чтобы тот ему на один ботинок второй каблук набил. И добросовестно хромал в этой обувке все съемки. Добрый был человек, сверхпорядочный и безумно талантливый… Опять Дзержинский! В 1970 году на экраны страны вышла приключенческая лента режиссера Геннадия Полоки «Один из нас» - своего рода пародия на советские шпионские фильмы 30-х годов. Игорь Борисович играл там иностранного шпиона Отто Брайера. По сценарию он приезжает в СССР с секретной миссией, но при этом как огня боится наших контрразведчиков. И вот однажды Брайера приглашают в оперный театр. - А что там сегодня дают? - интересуется он. - «Тихий Дон». - А композитор кто? - Дзержинский (советский композитор Иван Дзержинский. - Прим. авт.). - Как Дзержинский?! - в ужасе вскрикивает Брайер. Желваки заходили на щеках Брайера, нос заострился. От сытого выражения лица вражеского шпиона не осталось и следа. «Раз в этой стране главный чекист пишет оперы, значит, всех преступников уже переловили, пора сматываться из Союза», - думает, покрываясь холодным потом, герой Дмитриева. Всю гамму чувств актер сыграл блестяще. Критика тогда высоко оценила работу артиста, а в кинотеатрах картину посмотрело около 30 миллионов зрителей, что по тем временам считалось цифрой вполне приличной. Без друзей папе будет тяжко Сын Игоря Дмитриева Алексей очень похож на отца: тот же нос, глаза и форма губ. Только актер был всегда гладко выбрит, а сын - с легкой растительностью на лице. Алексей Игоревич закончил Восточный факультет Ленинградского университета, но в последние годы живет и работает в Америке. Там у него семья, две дочери - Полина и Дора. «Комсомолка» познакомилась с Алексеем, когда актера разбил первый инсульт два года назад. Тогда мы пришли к Дмитриеву в больницу и застали сына в палате отца. Дмитриев сидел в кровати перед телевизором, сын в кресле рядом. Над кроватью актера мы заметили… прикрепленные фотографии по-американски улыбающихся внучек. Актер не мог тогда говорить, поэтому его живую мимику «переводил» для нас сын. - Папа хочет, чтобы я уступил вам место, - и сам пересел на краешек отцовской кровати. - Отец смотрит телевизор, гуляет, ждет возвращения на сцену. Мы очень надеемся, что к нему вернется речь… В Америку везти его лечиться мы не собирались, нет к этому никаких показаний. Да и нет там такого количества друзей и коллег, которые буквально засыпают папу пожеланиями скорейшего выздоровления. Я знал, что петербургские врачи сделают папе все, что надо, по высшему уровню, но все-таки прилетел: и он был рад, и мне спокойнее. Алексей рассказал, что специально прилетел ухаживать за отцом и даже нашел себе работу в Петербурге: пишет статьи для петербургских изданий. Когда у Игоря Дмитриева здоровье пошло на поправку, Алексей вернулся в Штаты. Два года прошли спокойно… И вот - повторный инсульт. Сын застал отца уже в коме. Жена Лариса Со своей супругой Дмитриев был знаком с детства - они вместе ходили в школу. Сначала судьба разбросала их, а затем соединила в Москве. Лариса училась в Полиграфическом институте, а Игорь - в Школе-студии МХАТ. Вместе они прожили 30 лет. - Если бы не моя Ларисочка, не знаю, как прожил бы я то страшное время, - признался как-то актер корреспонденту «КП». Речь шла о целых 17 (!) годах отлучения от театра. За самовольный отъезд в Италию на неделю директор Театра им. В. Ф. Комиссаржевской уволил актера. Но дела в театре вскоре пошли из рук вон плохо - репертуар во многом держался на ролях, которые играл Дмитриев. И руководство театра обратилось к Игорю Борисовичу с просьбой вернуться назад. Но тогда актер уже сам пошел на принцип и отказался. «Приютил» Дмитриева «Ленфильм». Огромную поддержку ему оказала в то время Лариса. Она работала на студии редактором, держала его в курсе всех литературно-художественных новинок. Всячески помогла мужу почувствовать себя своим среди актеров, которые занимались дубляжом зарубежных картин. Немногие, наверное, знают, что практически всего Альберто Сорди - знаменитого итальянского комика - дублировал именно Игорь Дмитриев. Жена умерла в 1998 году в Америке, куда приезжала навестить внучек Дору и Полину к их общему сыну Алексею. Для Дмитриева смерть Ларисы стала страшным ударом. Он ощущал ее потерю до последнего дня своей жизни. Последние годы Возраст брал свое, хотя работы, как всегда,было с избытком. Первый инсульт у актера случился осенью 2005 года. Врачам удалось стабилизировать состояние, но проблемы с речью остались. Игоря Борисовича больше всего угнетало то, что он становился невостребованным. Коллеги по Театру комедии им. Акимова постарались облегчить участь Дмитриева. На свои средства они наняли врача-логопеда. Игорь Борисович воспрял духом. В глазах вновь появились огоньки. Он уже подумывал, как вернется на сцену, на съемочную площадку, но тут последовал новый удар…