Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-6°
Происшествия30 ноября 2009 8:00

Подрыв «Невского экспресса» в 2007 году нас ничему не научил

Проведя идентичный подрыв, террористы доказали, что хорошо учатся на своих ошибках, и управы на них нет

Домашнее задание

- Как будто домашнее задание выполняли, - горько и отчаянно сказал корреспонденту «Комсомолки» один из проводников Октябрьской железной дороги про террористов. Он ехал в «Невском экспрессе» в августе 2007 года. В поездную бригаду на поезд 27 ноября мужчина не попал случайно. Теперь со страхом собирает и анализирует аналогии.

После первого подрыва в РЖД заговорили о безопасности 650-километрового перехода Москва - Санкт-Петербург. Вроде даже были планы покрыть все полотно видеонаблюдением. Но усилили только контроль за мостами. И если в 2007 году террористы взрывали именно у путепровода, то теперь они выбрали место глухое, среди лесов. Там, где охраной и не пахнет.

Еще они извлекли логистический урок. Жертв в первом теракте избежали благодаря тому, что автомобильная дорога проходила примерно в полукилометре от места взрыва. И «скорые» приехала достаточно быстро. В пятницу до места трагедии добирались с огромным трудом.

До приезда врачей пассажиры и поездная бригада справлялись своими силами. В штабном вагоне лежали два внушительных чемодана с медикаментами – немного бинтов, шин, лекарств и куча… эпидемиологических укладок.

- Последние недели две нас снабжали с антивирусным уклоном, - говорят проводники. – Сейчас только о свином гриппе и говорят. Перевязочные материалы, которых и по норме немного, а из-за малопонятной шумихи вытесненные из чемоданов никому не нужными масками, закончились моментально. Их количество рассчитано на легкие порезы и единичные случаи. Самое внушительное вспомогательное средство в «Невском экспрессе» - носилки.

Теплоизоляционных жилетов, оберегающих от солнца в жару и сохраняющих тепло в холод, тоже минимум. Поэтому пассажиры грелись у костров из одеял. Ситуация с 2007 года с аптечками фактически не изменилась. Очевидно, наши поезда экипированы формально, явно не на случай массовых трагедий.

Кстати, проводники говорят:

- Когда-то в поездах было много действенных лекарств. Но потом решили, что мы не врачи, диагноз ставить не имеем права, а значит, и давать таблетки тоже. И содержимое аптечек сократили.

Планировали завалить два поезда

- Люди, которые взорвали поезд, знали нашу структуру изнутри, - уверены в Октябрьской железной дороге. – Очень может быть, что у них есть свой человек в РЖД. Они спланировали теракт с чудовищной точностью. От большего количества жертв спасла чистая случайность.

Дело в том, что «Невский экспресс» шел на полторы минуты позже графика. Это обычное явление - по обстановке машинист притормаживает и нагоняет время. Мчись он по расписанию, то в месте взрыва встретился бы с поездом № 59, который шел из Петербурга в Москву. Эксперты почти не сомневаются - террористы планировали подрыв «Невского экспресса» с тем расчетом, чтобы он завалил и параллельный состав. Такие вычисления без спецов из РЖД провести вряд ли возможно.

Вообще осведомленность террористов поражает. Перед «Невским экспрессом» мимо места трагедии проследовал «Сапсан» в тестовом режиме. Этот рейс ни в каких общедоступных расписаниях не значился.

В 2007 году тоже друг за другом с получасовой разницей шли два скоростных поезда - «Невский экспресс» и Р-200, причем с таким расписанием они ходили только по понедельникам и пятницам. Тогда выбрали понедельник. Подорвался «Экспресс». Вероятно, преступники перестраховались. Если бы на первом поезде не сработала взрывчатка, попробовали бы на следующем. В минувшую пятницу контрольной целью был все-таки «Невский экспресс». Боевики прекрасно знали, что после прохода «Сапсана» у них есть 35-40 минут, чтобы положить взрывчатку – между скоростными составами не было других поездов. Такое удобное временное «окно» в графике движения без специальных знаний не подберешь.

Как взрывали

Принцип действия устройства идентичен 2007-му году. Террористы установили растяжку на 285-м километре железной дороги. В качестве привода использовали воткнутую палку. Локомотив поезда задел ее отбойником и привел в действие механизм. От взрыва у второй секции электровоза оторвало колесную пару, голова состава подпрыгнула на 15-20 сантиметров и колесами попала на колею, поэтому «Невский экспресс» продолжил более-менее ровно двигаться. Электронная система «Клуб» в момент взрыва зафиксировала скорость 197 километров в час. Такой разгон позволил пронестись почти всему поезду над воронкой, и только последние четыре вагона, уже потерявшие скорость из-за экстренного торможения, воткнулись колесами в яму и сошли с рельсов. Эти вагоны в обиходе называют «боингами» - за самолетный тип. С каждой стороны по два ряда кресел, посередине – проход. Никаких внутренних переборок и ребер жесткости, только каркас. Но они сделаны они крепко. Начальник поезда при взрыве в 2007 году Игорь Болдырев вспоминает:

- Хотел бы поклониться в ноги российским конструкторам. Они спроектировали эту модель с огромным запасом прочности.

Вот и в пятницу в «боингах» остались живые. Хотя, будь обычные вагоны, не для «скоростников», при такой катастрофе могли погибнуть все.

Контрразведка знала дату, но не место и время

Как стало известно «Комсомолке», сотрудники ФСБ просили родственников по возможности не покидать квартиры 27 ноября и уж точно не пользоваться общественным транспортом. Видимо, у контрразедчиков была первичная информация о запланированной акции, но они не знали место и точное время.

Похоже, в России уроки истории извлекают только злодеи. В сравнении с той работой над ошибками, что проделали террористы, ведомственные усилия ничтожны. В сухом остатке теракта – заполненный 661 человеком (а это 98 процентов наполняемости, всего посадочных мест 704. – Ред.) самый быстрый поезд между двумя столицами. Его движение из-за непростого контингента пассажиров и скоростных характеристик контролирует сам глава РЖД Владимир Якунин. Так вот, этот чудо-транспорт, гордость российского желдора, взрывают на участке, который от цивилизации закрыт лесом и отвратными подъездами. Причем террористы делают все основательно, рассудительно, выбирая место, время и объект. Остается только удивляться краткости личных переживаний начальника пятничного поезда Сергея Михайличенко:

- Немного не по себе от того, что небезопасно работать.

Да и наши граждане не сильно меняются.

- В 2007 году меня первым делом поразило спокойствие пассажиров, - говорит Игорь Болдырев. - Были несколько истеричных, а большинство приняло теракт обыденно. Впечатление, что у нас привыкли к терактам. Но помогали активно, хорошо.

А вот впечатления Михайличенко:

- Сильно не паниковали, помощь своими силами организовали быстро. Хорошо, в поезде ехали милиционеры, прокурорские работники, медики. Им экстремальные ситуации более знакомы. Я наших людей стал любить больше. Без разделения на бедных и богатых выручали друг друга. Исключение составили немногочисленные зеваки, которые прибежали к оторванным от состава вагонам и, вместо спасения пострадавших, фотографировали весь этот кошмар на мобильные телефоны.

- Кстати, нам один такой предлагал снимок с телами погибших за 14 тысяч рублей.

- Отпинать бы его посильнее…

Читайте и смотрите:

Подрыв «Невского экспресса»: хроника трагедии

Фоторепортаж с места происшествия

Теракт на "Невском экспрессе" [ВИДЕО]