Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-8°
Звезды18 сентября 2012 12:46

Певица Мария Пахоменко: «Хоть сейчас выйду на сцену!»

В этот день произошло чудо. Или фантастика, как назвала наш разговор с Марией Пахоменко ее дочь Наталья. Нам удалось пообщаться с певицей
Певица Мария Пахоменко: «Хоть сейчас выйду на сцену!»

Певица Мария Пахоменко: «Хоть сейчас выйду на сцену!»

Фото: Тимур ХАНОВ

В квартире ее дочери, где она после побоев спряталась от своего мужа - композитора Александра Колкера. Дело в том, что у Марии Леонидовны болезнь Альцгеймера. Периоды просветления случаются все реже и реже.

«Мама у нас солнышко»

Народная артистка шутила, улыбалась, заразительно хохотала, отвечала на вопросы и даже пела вдвоем с дочкой. Так хотелось, чтобы не было никакой болезни и это было просто интервью с замечательной артисткой. Как не было бы и скандала, в который вовлек Марию ее муж.

Александр Колкер выступил с обвинениями в адрес дочери, которая, по его мнению, украла мать. Даже вызывал полицию, заявив, что Марию Пахоменко насильно удерживают в квартире. Вот Наталье и пришлось, так сказать, предъявить маму общественности. И рассказать всю горькую правду.

Мария Леонидовна входит, садится на диванчик.

- Это такое счастье, когда она может пошутить, повалять дурака. А то раньше говоришь ей: «Вот куст, сорви ягодку». А она боится: «Я не могу. Если я протяну руку, меня накажут». Мама у нас солнышко, мы все около нее согреваемся.

- Как погуляли сегодня? Погода-то хорошая.

- Да немножко погуляла, фифти-фифти, - ответила певица.

А дочь добавила:

- Когда можем, на залив ходим. Но, к сожалению, не каждый день получается.

- Мария Леонидовна, а что вас радует?

- Меня многие вещи радуют. Трудно сказать…

- Мама, а ты любишь море, когда мы ездим в Эстонию?

- О-о-о! - восторженно откликается Пахоменко.

- Там есть пляж длиной восемь километров. А у мамочки самое любимое - ходьба. Она может ходить долго. Мы по многу часов гуляем.

Мария Пахоменко запевает песню Юрия Антонова:

- Море, море, мир бездонный!

- Мы с мамой часто вечерами сидим вдвоем, слушаем музыку и поем.

Мария вместе с дочкой затягивают:

- Ой как месяц в небе светит! Ясна лодочка плывет. Это что ж такое с сердцем, то забьется, то замрет…

Неожиданно начинает «подпевать» собака Мона. Пахоменко хохочет. Мону запирают в другой комнате, чтобы не срывала интервью.

- Мария Леонидовна из тех исполнительниц, которые никогда не пели под фонограмму, - поясняет дочь. - Она говорила, что это неуважение к зрителю. И на любой концертной площадке, даже если все остальные включали диск, пела вживую. Она до прошлого года еще пела в концертах. В прошлом году в Нарве был городской праздник, на площади собралось много народу. И мама спела, не путала ни одного слова, ни одной песни. Это что-то феноменальное! Все, что связано с музыкой, у нее в голове.

- А вам бы хотелось выйти на сцену? - спрашиваем певицу.

- Да хоть сейчас! - задорно отвечает она.

- Мария Леонидовна, наши читатели передают вам привет, от души желают здоровья,

пишут, что выросли на ваших песнях.

- А вот эта фраза как будто напечатана! «Выросли на ваших песнях», да. Раньше я сама про других исполнительней так говорила. Вот теперь говорят про меня...

- Мария Леонидовна, а цель, мечта какая-то у вас есть?

- Я так надолго не загадываю. Мне главное, чтобы я была в том доме, где сейчас. Чтобы со мной были люди, которые меня окружают, уважают, и я их уважаю. Это для меня самое хорошее.

Тут Мария Леонидовна неожиданно тревожно глядит куда-то в угол и показывает рукой:

- Кто-то ходит туда-сюда…

И сразу понятно: коварную болезнь, к сожалению, не унять… Как можем, успокаиваем певицу.

- Что самое важное для вас в жизни, самое счастливое?

- Мне кажется, если меня понимают люди, вот это и есть самое главное, самое счастливое.

Благодарим Марию Леонидовну, что уделила нам время.

- Мне приятно было с вами поговорить, - улыбается артистка.

И напоследок желает:

- Всем - только здоровья. Больше ни-че-го!

Наталья Пахоменко: "Отец избивал мою мать много лет"

Наталья Пахоменко: "Отец избивал мою мать много лет"

«Это мама била вашего папку»

Проводив Марию Пахоменко, Наталья вновь возвращается к болезненной теме - конфликту с отцом. Чувствуется, что ей нелегко дается этот разговор.

- Я очень затянула с этим вопросом, - говорит Наталья Пахоменко. - Это на моей совести. Я не знаю, поймут меня люди или нет. Мне сейчас предъявляют огромнейшие претензии, задают один и тот же вопрос: как можно было столько лет молчать? А вы попробовали бы на моем месте оказаться. Врагу не пожелаю. Он же мой отец! Перед камерами я сижу только потому, что мне нужно защищаться. Это один из штрихов к портрету отца: я облита помоями, не имеющими под собой оснований. Мне очень сложно и тяжело, когда на меня клевещут, порочат меня. И я выгляжу законченным монстром…

- В чем все-таки причина конфликта?

- Любая человеческая распущенность при безнаказанности перерастает в очень опасные и страшные формы. И моему терпению пришел абсолютный конец в той страшной ситуации, которая случилась этим летом. Когда Александр Наумович в первый раз маму потерял (в феврале 2012 года. - Прим. ред.). Тогда выяснилось, что у нее тяжелые травмы, многочисленные переломы ребер. Даже завели уголовное дело. И после того, как я искала ее 27 часов, мы еще пять часов беседовали со следователями. В итоге я представила 79-летнего старика в КПЗ и не смогла довести дело до конца. И только абсолютное отчаяние заставляет меня делать то, что делаю сейчас.

- Помириться с отцом пытались?

- Я совершила невероятное количество попыток. Пыталась любым способом разрешить эту страшную ситуацию в моей семье. Старалась организовать жизнь родителей так, чтобы отец мог немножко успокоиться. Но он вообще не может регулировать состояние своей психики. Неврастенические падучие без всякой причины происходят постоянно. Не каждый раз доходит, конечно, до таких ужасных рукоприкладств. Но это визг и крик, и каждую секунду находишься в безумном напряжении и страхе. Притом что никто ни в чем не провинился.

Никогда не забуду, как звонила женщина из Эстонии: «Беги сюда. Если успеешь ее застать в живых…» Тяжелейшее избиение было на глазах у всего городка. Были десятки свидетелей. Я этого никогда не забуду. И простить не смогу.

После этого был разговор. Я предложила: «Папа, ты старый человек, ты безумно устал. Уход за человеком в такой стадии синдрома Альцгеймера - это сложно. Ты просто не справляешься. Она тебя безумно раздражает. Я освобождаю тебя от этих проблем. Буду все для тебя делать, будут ухаживать за тобой в твоей квартире. А мама будет жить у меня. Это окончательное решение. Дальше это сумасшествие продолжаться не может. Ты можешь приходить к нам сколько угодно».

Он плакал. Сказал: «Деточки, это она меня избивает. Вы не знаете, как она бьет вашего папку!» Большой артистизм - одна из черт к портрету господина Колкера. А как только вышла за дверь, уже звонил в полицию: «Немедленно выезжайте! Попытка убийства, нападение, насильно удерживают человека!» Хорошо, что петербургская полиция такая интеллигентная и вежливая. Они посмотрели на все это и посоветовали обратиться к психиатрам.

- Ваш отец состоит на учете?

- Он два года назад очень веселился: «Ха, теперь мы оба в психушке на учете!» Когда у нас началась очередная бойня, вызвали полицию. Они переадресовали к медикам. Знаете, что такое магия имени? Мы позвонили: «У нас неадекватный человек, опасность для жизни и здоровья». Дежурный отвечает: «Конечно, мы сейчас выезжаем. Диктуйте данные». Называем фамилию. «Мы не поедем! Это тот самый, знаменитый? Мы книгу его читали позавчера на даче с племянницей!». Объясняю: «Поймите, болезнь не выбирает. Ему нужна помощь». Но из этого ничего не получилось. Медики предложили решать все через суд. Вот в правовом поле мы вопрос решать и начали.

P.S.

Мы пытались поговорить с Александром Колкером. Позвонили в квартиру.

- Идите к черту, - было нам ответом.

Корреспондентам одного канала композитор ответил в еще более грубой форме и вызвал полицию. Правда, та не приехала.

Фото: Тимур ХАНОВ