Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-5°
Boom metrics
Общество8 апреля 2013 11:47

"Комсомолка" выяснила, что надо сделать с "Авророй" для ее выхода в море

Крейсер хотят создать в дореволюционном виде. Идея стоит семь миллиардов
Последний ремонт на крейсере делали в конце восьмидесятых.

Последний ремонт на крейсере делали в конце восьмидесятых.

Фото: Илья СМИРНОВ

НЕ ЗАРАСТЕТ ТРОПА

Был обычный будний день. Серый и по-питерски промозглый. В такую погоду на улицу выбираются только по очень важным делам или на работу. Вот уж не ожидали, что у «Авроры» встретим жаждущих знаний туристов. И ладно бы наших, - в крови у россиян еще долго будет бушевать огонь революции, ни свет ни заря у прославленного крейсера выстроились в шеренгу англичане. Переминались с ноги на ногу, кутались в курточки на рыбьем меху.

- Гуд морнинг, - попытались мы завязать разговор.

Туристы удивленно на нас вытаращились, мол, не такой уж и гуд ваш морнинг. Но потом сменили гнев на милость. Даже объяснили, что чуть ли не ради «Авроры» вообще приехали в Россию, ведь это «бьютифул» и «экселент». Подумалось, а, ну, как ее на ход поставят, так вообще от восторгов захлебнетесь.

Очередь медленно стала продвигаться, англичане оживились. Засеменили по узкому трапу на палубу. Весело что-то объясняли охранникам и совсем еще мальчишкам – курсантам гражданских морских и речных колледжей, которые проходят на «Авроре» практику. Те вежливо улыбались и жестами объясняли, чтобы туристы не толпились, а шли вперед. Мы тоже хотели проскочить за англичанами, теперь на крейсер можно попасть только в составе организованной группы, заодно бы проверили, как правило действует. Заверяем вас, работает. Нас тут же выцепили из толпы иностранцев и попросили покинуть трап.

- Мы свои, - начали объяснять охранникам.

- Да уж видим, что наши, - отрезали они.

- Нет, вы не поняли, нам назначено, - говорим. – Вас должны были предупредить.

- «Комсомолка», а, ну тогда другое дело, - сменили гнев на милость. – Проходите.

Многие не прочь снять с прикола легендарный крейсер.

Многие не прочь снять с прикола легендарный крейсер.

Фото: Илья СМИРНОВ

ВСЕ СВОЕ

Забегая вперед, скажем, что «Аврора» находится в хорошем состоянии – знали. Но когда услышали, что она на 75 процентов состоит из подлинных деталей, ступали по палубе аккуратно. Прислушивались к каждому скрипу и треску, а ну как провалимся, ладно ноги переломаем, так корабль исторический попортим. Но ничего подозрительного не раздавалось.

Последний ремонт на крейсере делали в конце восьмидесятых - поменяли трубы и забортные трапы. Пришлось. Из-за того, что крейсер стоит на приколе, металл постепенно приходит в негодность.

- «Аврора» входит в международный список кораблей-памятников. На нем насчитывается 1732, скажем так, исторических экспоната, причем из них 70-75 процентов - это подлинники или узлы, изготовленные в середине восьмидесятых годов прошлого века строго по дореволюционным чертежам, - не без гордости рассказал бывший ведущий конструктор «Северного проектно-конструкторского бюро» Сергей Овсянников. Именно это бюро разрабатывало проект последнего ремонта, проходившего в 1984-1987 годах.

Овсянников до сих пор хранит все схемы «Авроры». Одну даже согласился «Комсомолке» показать, чтобы наглядно объяснить, где новодел, а какие узлы и агрегаты здесь с момента постройки. Последние конструктор аккуратно пометил фиолетовым цветом.

- Во время ремонта по подлинным чертежам изготовили два забортных трапа и дымовые трубы, - пояснил Овсянников. - За годы существования крейсера трубы не раз меняли и реставрировали. Забортные трапы тоже не раз переделывали. Их используют для того, чтобы высокие чины могли спуститься или подняться на корабль с катеров и лодок. Такое происходит, например, во время парадов в День Военно-Морского Флота.

СМОТРЕТЬ МОЖНО, ТРОГАТЬ НЕЛЬЗЯ

Как дорогих гостей директор Военно-Морского музея Андрей Лялин проводил нас в кают-компании.

- Вы так и напишите, пусть кто-то посмеет заявить, что «Аврора» уже не военный корабль! – негодовал он. – Между прочим, наш музей входит в структуру Минобороны. И мы остаемся его подразделением.

- А что ж тогда у вас иностранцы по палубе да по машинному отделению разгуливают? – интересуемся мы. – Не иначе – секреты выведывают и фотографируют все на свои скрытые камеры в пуговицах.

Лялин только посмеялся, пусть, мол, смотрят да завидуют.

- Я и вам все покажу, и расскажу в подробностях, страна должна городиться своей историей, - пообещал он.

«Ну, ну!» - подумали мы. – «Да «Аврору» мы еще мальчишками облазали вдоль и поперек, нас-то чем удивишь?»

Ан нет, удалось. Андрей Лялин подвел нас к паровой машине.

- Подлинная! – специально сделал паузу директор музея, чтобы мы прониклись торжественностью момента. – Правда, в середине тридцатых годов двадцатого века полностью исчерпала свой ресурс. Котлы же, лишь натуральная копия.

У нас даже глаза загорелись, подумалось, если тут подделать, здесь обновить, так и запустить можно всю эту махину. Но зря размечтались.

- Помещения машинного и котельного отделений уже никогда не будут рабочими, - отрезал Лялин и потянул нас за собой на верхнюю палубу.

Остановились мы у люков.

- Сюда закидывали уголь, он попадал в угольные ямы, они внизу находятся, прямо под нами, - объяснил директор музея. – Из ям их подавали к топкам паровых котлов.

Но, заметив наш блуждающий по палубе взгляд, вспомнил, что нам про старые детали надобно поподробнее рассказать.

- В правильном направлении смотрите, - одобрил Лялин. – Мачты, шлюпбалки, броневые котельные кожуха, боевая рубка сохранились с 1900 года, с того самого дня, когда «Аврору» спустили на воду. Рукоятки вот тех больших штурвалов – «розмахов» и сейчас хранят тепло рук матросов дореволюционного крейсера.

Ну как после этих слов не проверить, точно тепло сохранилось, или, так, для красного словца директор рассказал? Только потянулись к штурвалам, как тут же руки отдернули от чеканного военного: «Не положено!». Не положено оказалось ничего трогать и в радиорубке.

- Она существует практически в неизменно виде с дореволюционных времен, - пояснил Андрей Лялин. – Тут стояло по тем временам самое передовое оборудование. Поговаривают, что изобретатель радио Александр Попов очень хвалил и ее, и ее создателей.

На рисунке показан продольный разрез сегодняшнего крейсера «Аврора» с изменениями, необходимыми для выхода в море. Нажмите для просмотра.

На рисунке показан продольный разрез сегодняшнего крейсера «Аврора» с изменениями, необходимыми для выхода в море. Нажмите для просмотра.

На рисунке показан продольный разрез сегодняшнего крейсера «Аврора» с изменениями, необходимыми для выхода в море. Нажмите для просмотра.

Эти возможные нововведения показаны красным цветом и отмечены цифрами, также красной линией обведены те помещения, которые могут оказаться под угрозой разрушения в случае переоборудования «Авроры».

Спасательные средства, необходимые для обеспечения безопасности на море. Для военного корабля - это два катера, шесть спасательных плотов (из расчета нахождения экипажа и курсантов в количестве 120 человек) и спасательные круги.

Помещения для обеспечения жизнедеятельности команды: кубрики, учебные классы, спорткаюта, санузлы, столовая.

Антенны спутниковой связи и навигационные антенны.

Ходовая рубка с современными средствами кораблевождения.

Возможное место размещения якорного устройства.

Возможный район размещения энергетической установки – дизельной или электрической и гребного винта.

Цветом показано:

А (фиолетовый) – Сохраненные подлинные конструкции крейсера «Аврора», включая надводную часть корпуса, броневую защиту корабля и уникальные механизмы.

Б (синий) - Отремонтированные и восстановленные в 1987 году по «царским» чертежам конструкции корабля.

В (желтый) – Музейные залы с экспозицией Центрального Военно-Морского музея.

Г (зеленый) – Помещения, обеспечивающие обитаемость и безопасность корабля-музея как в повседневной жизни, так и в аварийных случаях.

Д (красный)– Помещения и оборудование, которое может появиться на крейсере «Аврора» при переоборудовании его для мореплавания.

МЕСТО ПОД ТЕХНИКУ

Нам трогать ничего не разрешили, музейщики тоже стараются даже лишний раз не дышать на подлинные детали. Но если придут ремонтники, они церемониться не будут. И вовсе не потому что историю не уважают. Если «Аврору» ставить на ход, то потребуется внести довольно много изменений. Хотя бы потому, что этого требуют международные правила.

- На палубу придется втиснуть четыре или пять спасательных плота, - говорит Лялин.

- Разве старые шлюпки не подойдут? - удивляемся мы и киваем в их сторону.

- Они декоративные, - вздыхает директор музея. – Добавят еще и радиолокационные станции и антенны связи, место им самое в ходовой рубке. Но там машинный телеграф, старинный штурвал и переговорные трубы. Не выкидывать же все это, а места для радаров и компьютеров в рубке нет.

- Так ведь можно ее расширить, ну, или, в крайнем случае, новую построить… - предложили мы.

- Тогда внешний вид корабля изменится, - пресек полет фантазий Лялин.

Коснутся изменения и тех частей крейсера, которые не видны глазу. Потребуется установить новые топливные цистерны, двигатель и движители - гребные валы. По словам Сергея Овсянникова, сегодня нельзя сказать, какие конкретно они будут - вариантов много. Поэтому и определить стоимость работ пока затруднительно. Пока ориентировочно это семь миллиардов рублей.

Сейчас на крейсере уже работает комиссия из инженеров, конструкторов, моряков и историков. Специалисты составят ремонтные ведомости. А потом «Аврора» отправится на модернизацию в док одного из судостроительных предприятий города.

Когда это произойдет, еще неизвестно.

УРОКИ ИСТОРИИ

Многие петербуржцы-ленинградцы помнят, как 16 августа 1987 года в Ленинграде встречали возвращающуюся с ремонта «Аврору». Несмотря на дождь, все набережные Невы были заполнены людьми. Трудяги-буксиры вели крейсер на привычное место стоянки. Ленинградцы приветствовали легендарный корабль аплодисментами, а встречные суда - гудками.

Многие ветераны флота считают, что проводы крейсера на новый ремонт тоже должны пройти в торжественной обстановке. Например, в последнее воскресенье июля, когда празднуется День Военно-Морского флота, «Аврора» могла бы возглавить парад военных кораблей на Неве, а сразу после этого отправится к месту ремонта.

"Аврора" выстрелила в революцию раз, но этого хватило, чтобы войти в историю.

"Аврора" выстрелила в революцию раз, но этого хватило, чтобы войти в историю.

Фото: Илья СМИРНОВ

КСТАТИ

В мире насчитывается несколько кораблей, превращенных в музеи. Среди них - старейший американский парусник «Конститьюшн», который спустили на воду в 1797 году. В 1997 году в честь двухсотой годовщины своей постройки фрегат вышел в море, где не был 116 лет. Сейчас парусник находится в гавани Бостона.

В центре Лондона стоит построенный в 1938 году крейсер «Белфаст», принимавший участие во второй мировой войне. Выведен из состава британского флота в 1963 году. Численность экипажа - 730 человек.

МИФЫ

Об «Авроре» ходит много легенд. Поговаривали, что крейсер сыграл едва ли не ведущую роль в Октябрьском вооруженном восстании.

На самом деле, он произвел лишь один холостой выстрел. Причем среди историков нет единого мнения, был ли этот выстрел сигналом к началу штурма Зимнего дворца. Некоторые специалисты утверждают, что сигнальный холостой выстрел прогремел с Петропавловской крепости, а некоторые считают, что его и вовсе не было.

Еще рассказывают, что «Аврора» стоит не на воде, а на бетонном основании.

В действительности крейсер находится на плаву, а у берега его удерживает специальное штанговое устройство. Во время последнего ремонта полностью заменили подводную часть корабля, а многие узлы и помещения восстановили в дореволюционном виде. Кстати, старое днище крейсера сейчас находится недалеко от Соснового Бора в гавани «Ручьи».

СПРАВКА «КП»

Весной 1944 года заместитель наркома ВМФ Иван Исаков обратился к первому секретарю Ленинградского обкома партии Андрею Жданову с предложением превратить «Аврору» в корабль-музей и поставить на вечную стоянку у Нахимовского училища. Эта инициатива вписывалась в проводимую в середине сороковых годов политику восстановления связи времен, прерванную Октябрьской революцией. Ведь «Аврора» не только символ революции, но и участник русско-японской войны, в частности, Цусимского сражения, а также первой мировой. Крейсер, серьезно пострадавший в годы Великой Отечественной, отремонтировали и 17 ноября 1948 года поставили на вечную стоянку.