Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Общество15 декабря 2014 14:22

После общения с финским психологом подросток из Петербурга наставил ружье на свою маму

Пневматическую винтовку ребенку купили соцработники, чтобы избавить его от компьютерной зависимости
Фото: из личного архива семьи

Фото: из личного архива семьи

Особенности национальной опеки. Полгода лечения у психолога разрушили пусть и неполную, но крепкую российскую семью, перебравшуюся жить под Хельсинки восемь лет назад. Сначала сын наставил пневматическую винтовку на свою маму, потом мама - на соцработника... Вопреки законам драматургии, ружье не выстрелило ни разу. Но этого оказалось достаточно, чтобы отобрать ребенка. Злая ирония истории в том, что винтовку подарила подростку психолог, которого посоветовали в школе.

СОВЕТ ШКОЛЫ

- Я их всех засужу, от психологов до соцработников, - не сдается Елена Полушкина. - Пусть знают русских!

14-летний Виталий, как и она - гражданин России. В Финляндию они перебрались зимой 2007 года из Петербурга. На Родине брак Елены распался, не сошлись характерами. В стране тысячи озер ее ждал новый друг, мама и... работа уборщицей.

- В этом ничего стыдно нет, - рассказывает Елена. - Так все русские женщины делают. Я ведь не знала языка. Потом уже пошла во взрослый институт. Работала горничной в Хилтоне... Теперь меня в Вантаа все знают, и учителя, и все нормальные финны.

Год назад Елену вызвали на педсовет. Сказали, что Виталий слишком увлекается компьютерными играми. Даже на уроках смотрит не на учителя, а в телефон. Посоветовали нанять психолога.

Виталий теперь узник финского детского приюта. Фото: из личного архива семьи

Виталий теперь узник финского детского приюта. Фото: из личного архива семьи

- Я заключила договор с семейными терапевтами, по которому они будут Виталию показывать внешнюю жизнь: играть в гольф, возить в бассейн, книги читать, - говорит Елена. - Все, что угодно, кроме Интернета.

Психолога у Виталия было два: Мэри и Енни. Первая - начальница службы психологов, вторая - ее подчиненная. Енни часто гуляла с сыном Елены. И как-то с одной из прогулок Виталий вернулся с ружьем. Пневматическую винтовку, как объяснил он, ему купила Енни.

- Постой! Ладно компьютерные игры, но вы с друзьями теперь по-настоящему стрелять будете? - удивилась мать

- Да, мама, с ребятами в лесу, - не смутился сын.

- Я звоню хозяйке психологической конторы Мэри: "Что твоя Енни натворила? Ты не понимаешь, что пойдешь в русский суд?", - вспоминает Елена, - Она мне в ответ: "Элена, Элена... Не надо". Пообещала приехать через неделю.

За неделю многое изменилось в доме. Ружье оставили.

НАДО, МЭРИ, НАДО

- Сын целыми днями сидел за компьютером, отказывался есть, и долбил, и долбил этот Интернет, - вспоминает Елена. - Только в туалет выходил. Я не понимала, где положительный эффект от полугодового лечения. И сказала ему: "Теперь я сама тебя воспитываю. Забираю всю твою систему. На неделю перерыв!".

Виталий молча встал из-за стола, поднял с пола мяч. А потом его швырнул с размаху в маму. Мама упала. Следом Виталий достал винтовку, прицелился ей в голову. Стрелять не стал. Не выдержав и минуты зловещей тишины, сбежал на балкон.

- Я еще подумала: "Только бы не спрыгнул", - вспоминает Елена. - А он сел на корточки, обнял винтовку и громко зарыдал. Понимает, что что-то идет не так, действий своих не осознает, словно его зазомбировали.

Виталия после истерики отправили пожить к бабушке. А следом в гости заехала начальница психолога Энни, ее подруга Мэри.

- Я ей высказала все, что думаю о методах ее лечения, - вспоминает Елена. - А потом предложила: "Хочешь почувствовать, что я чувствовала, когда мне мой сын наставил винтовку прямо в голову. Она: "Не надо, Лена! Не надо!". А я ей: "Надо, Мэри, надо!". Я не собиралась стрелять. Она руки скрестила над головой, закрываясь. Я спросила: "Страшно?. А потом сказала: "Вали! И чтобы я больше тебя не видела!"

Неудивительно, что Мэри после такой демонстрации золотого правила морали обратилась в органы соцопеки. Бумаги на изъятие ребенка подписывались на ходу. Что в них было, Елена не разбирала. Вроде бы, что она слишком эмоциональная, что у ребенка психологические проблемы.

Виталия забрали в приют, дожидаться новой семьи. В консульстве России Елене посоветовали не поднимать шум в судах. Дескать, иначе вас еще вышлют обоих в Россию.

Елене разрешают видеться с сыном раз в неделю. ФОТО: из личного архива семьи

Елене разрешают видеться с сыном раз в неделю. ФОТО: из личного архива семьи

ТЕРПИ И МОЛЧИ

Голос Виталия в трубке звучит, будто он разговаривает спросонья. Хотя стрелки на часах в Хельсинки уже подбираются к полудню. Ни капли эмоций. Просто констатация положения.

- Как так вышло, Виталий?

- Я бы не хотел об этом сейчас говорить.

- Почему? Кто-то рядом стоит?

- Нет. Я просто не хочу об этом говорить. Я даже в школу из-за этого не пошел. Из-за этой ситуации мне сложно сейчас концентрироваться на учебе.

- Давай, не об этом. Как живешь сейчас? Где?

- Ну, та-ак. В доме для детей.

- С папой видишься?

- Он в России. Когда приезжает, встречаемся.

- Тебе уже нашли новую семью?

- Еще ищут.

- Хочешь назад к маме?

- Мне над этим нужно подумать.

Последний раз свою маму Виталий видел две недели назад. Им разрешают встречаться раз в неделю, но только под присмотром соцработника, и в специальной комнате. Так в Финляндии принято.

- Ему нужен русский психолог и теплая рука отца и матери, - верит, что сможет вернуть сына, Елена Полушкина. - Как только он с нами посидит, сразу поменяется. Я ему писала: "Сынок, ты только терпи и молчи. Пусть они делают, все что хотят, только не пей никакие таблетки". Знаете, у него стала пропадать память. Иногда переспросит меня при встрече: "Мама, о чем ты таком говоришь?"

КОМПЕТЕНТНО

Елена ШИВЕРСКАЯ, детский и подростковый психолог-психоаналитик

Одна покупка ружья не излечит от компьютерной зависимости. Чтобы у ребенка появились интересы, с ним нужно общаться, у него должен быть круг друзей.

С другой стороны, если родители готовы нести ответственность за своего сына, то имеют право купить ему винтовку. В данном же случае, чужие люди, подарив ружье подростку, отобрали у его матери возможность стать компетентным родителем, подорвали ее авторитет у ребенка.

Я сомневаюсь, что те, кто дали винтовку Виталию, были психологами. Работа психолога, психоаналитика, психотерапевта, подразумевает контакт в определенном месте, в определенное место и за плату. Это может быть либо разговорная техника, либо рисование, если это арт-терапия, либо пение... Но это все не предусматривает прогулок с психологом. Это уже социальная работа.