Санкт-Петербург
Общество

Кризис среднего достатка

Наш колумнист – профессор Александр Запесоцкий размышляет о том, что привело к ажиотажу в магазинах и банках и том, чем нынешний кризис отличается от всех предыдущих

В последние дни многие наши сограждане бросились скупать гречку, бытовую технику и автомобили. Говорят, кризис наступил.

Зачем покупали автомобили – понять невозможно, поскольку на них никуда не проедешь. Либо дорог нет, либо забиты они до отказа. Похоже, мы имеем дело с новым индикатором экономических помешательств. Традиционный индикатор невменяемости – спрос на гречку. Когда депутаты в Госдуме предложили подумать о замене несчастливого рубля на что-то другое, так и хотелось сказать: «Новая национальная валюта уже есть. Это гречка».

Кстати, интересно: почему симптомом паники всегда служит именно гречка, а не, допустим, пшено, которое куда дешевле? Наверное, наш народ во время кризиса неосознанно стремится поддержать отечественного производителя. Поскольку гречку мало где культивируют и еще меньше где едят.

Экономический кризис – болезнь экономики. Но ведь болезни бывают разные. И даже одна и та же болезнь по-разному действует на разных людей. Чем же мы болеем сейчас?

Сплошь и рядом слышу ссылки на аналогии с 1998 годом. Но тот кризис был кризисом бедных, то есть подавляющего большинства населения. Средняя зарплата в России составляла примерно 175 долларов. При такой зарплате сметать с полок товары трудновато… Что мы видим сейчас? Богатые давно свои деньги перевели на Запад. А в магазинах – ажиотаж. Потому что кризис 2014 года – это кризис для тех, кому по карману купить третий телевизор. Можно ли такую ситуацию вообще считать кризисной? Наверное. Но с оговоркой.

Настоящий кризис – это не когда человек от отчаянья покупает третий телевизор, а когда не может купить первую гречку.

Настоящий кризис – это кризис в Германии после Первой мировой войны, когда зарплату выдавали ежедневно, и к вечеру деньги уже не имели цены.

Настоящий кризис – это наши пустые прилавки периода конца перестройки и раздача в школах сухого молока из европейской гуманитарной помощи.

А когда в магазинах уменьшается выбор сыров… Господа, побойтесь Бога.

Предвижу, в комментариях опять скажут: «Богатый ректор забыл про тех, кто из-за выросших цен не то что сыра – хлеба себе не может позволить». Да нет, не забыл. Главное, чтобы остальные про них не забывали. У настоящих бедных кризис и не начинался. Потому что не заканчивался. Его причина – недооцененность и невостребованность в новом мире важнейшего слоя граждан страны. Если на Западе беден тот, кто не хочет работать, то у нас бедный часто работает от зари до зари. И вовсе не чернорабочим.

…Между прочим, несмотря на потребительский бум, товаров в магазинах меньше не станет. Так стоило ли поддаваться стадному чувству?

По-моему, бросаясь в магазин за третьим телевизором, стоит подумать – может, и первый не стоило покупать? Такую ведь дрянь показывают!

И если вы горюете, что не сумели потратить рубли, которые у вас остались, оцените ситуацию трезво. По крайней мере, у вас есть реальные деньги. А у соседа – только телевизоры. Если завтра начнется настоящий кризис, и Вы останетесь без работы или бизнес Ваш «накроется», телевизор не накормит.

Нынешний кризис – это кризис у людей среднего достатка. Характерная черта нынешней ситуации в том, что прошлые ценности ушли, а из новых многие усвоили только деньги. Потому, когда деньги «зашатались», - возникла паника. Нет настоящей опоры, «якоря», за который можно ухватиться, когда начинается шторм. Нет чего-то важного в душе.

Правильно говорил профессор Преображенский про кризис. Разруха начинается в головах людей. Давайте же будем держать свои головы в своих руках. И лечить свои души.