2016-08-24T02:23:28+03:00

Основатель «Мифов» Геннадий Барихновский: В пятнадцать лет мы мечтали перевернуть мир и стать вторыми «Битлз»

Группа переживает вторую молодость, но не хочет быть «живой легендой»
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото: личный архивФото: личный архив
Изменить размер текста:

Сорок лет - это много или мало? В рок-музыке некоторым удается удержаться на волне, а то и дважды войти в одну реку, как это сделали «Мифы». И пусть известность, как в самом начале, уже не зашкаливает, залы-то полны! Раз эти песни слушают, значит, они нужны. А тут двойной подарок для поклонников старого доброго ленинградского рока: 13 февраля на одной сцене встретятся «Мифы» и «Савояры», они же бывшие «Кочевники». О жизни за минувшие сорок лет мы поговорили с основателем группы Геннадием Барихновским.

РЕТРО И ПУСТОТА

- Геннадий, не все ведь знают, что вы вернулись на сцену! Думают, группа давно распалась, а вы, оказывается, по-тихому выступаете...

- Мы и сами не ожидали, что вернемся. В 2006 году организаторы делали сборный концерт: «Текиладжаз», «Телевизор», «Пикник». Вспомнили и про нас, пригласили. Мы подумали: почему бы и нет? Собрались, выступили, и оказалось, что нас помнят. Очень хорошо зрители приняли. И пошли предложения, мы стали потихонечку выступать, по клубам и гастролям ездить.

- Песни поете старые или новые есть?

- Есть и новые! Парочку услышите. Хотя среди музыкантов ходит шутка: новые песни пишут те, у кого старые плохие. Но обычно на концерте люди хотят услышать знакомые с юности хиты. Я поступаю хитро: вставляю их в программу и, когда начинают просить, разбавляю ими концерт.

- Какие чаще всего просят?

Самые любимые у публики три: «Земляничные поляны», «Черная суббота» и «Мэдисон-стрит». Без них не обходится. Это как Yesterday у Маккартни. Попробовал бы он ее не спеть, концерт - мимо. А песне уже шестьдесят лет. Так и у нас: просят, и мы поем.

- А вам чем они дороги?

- Это наша юность. И вообще это просто красивые песни. Естественно, «Земляничные поляны» навеяны «Битлами». Мы же на них выросли, все оттуда.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

- А реальные случаи служили толчком?

- У меня есть песня «Доктор». Вообще по врачам ходил и хожу редко, но как-то попал в больницу. Там я столкнулся с реальностью. Увидел весь этот ужас. Вот и песня злая получилась. «Черная суббота» написана о том, как работали шесть дней в неделю. И шестой день в народе называли черной субботой. Конечно, любая песня - отклик на что-то. Есть у нас «Диснейленд». В начале 1990-х в Лисьем Носу хотели построить парк развлечений, но жители отстояли эти красивые места. Песни иногда устаревают. Когда мы сейчас поем «Диснейленд», многие зрители, особенно молодые, уже не понимают, о чем речь. Приходится расшифровывать.

- На концерте видите в зале молодежь?

- Приходят и старые поклонники, и молодые. Стали подтягиваться! Я всегда боялся, что наша группа превратится в старперскую, инвалидную команду. Слава богу, этого не происходит. У меня есть пример - мой любимый Пол Маккартни. Он старше меня на десять лет, и ничего. Род Стюарт старше на восемь лет. Я не люблю, когда молодятся, мужик должен выглядеть мужиком, пусть и в морщинах. Главное - внутри, в душе быть молодым.

- Наверное, многие уже детей и внуков приводят?

- Да! Подходят, просят автографы, объясняют: «Это же «Мифы»! Это же Гена Барихновский!» Забавно. Иногда подходит более молодой коллега, говорит с восторгом: «Я же мальчишкой вашу песню играл, только не знал, что это «Мифы». Поют наши песни до сих пор.

ВЕРИЛИ В СЕБЯ

- Вы же сами были совсем детьми, когда группу организовали?

- Нам было по четырнадцать-пятнадцать лет. Мы с гитаристом Сергеем Даниловым сидели практически за одной партой, наши дома были напротив. Вообще группу собрали по принципу «кто ближе живет». Часто прогуливали уроки, но учителя нас любили, потому что мы уже пели песни, на школьных вечерах они с удовольствием нам подпевали.

- Представляю, какими популярными мальчиками в школе вы были!

- Да что там в школе - мы стали популярными в районе! К нам на школьные вечера ломились. Мы до сих пор в Автово популярны. Помню свою первую песню «Я падаю», написал в 1967 году. Мы ее, кстати, до сих пор поем на концертах. Очень удачно проходит, припев все поют.

- Многие мальчишки мечтают о славе, но не всем удается ее получить...

- Амбиции у нас были огромные. Мы считали, что точно будем вторыми «Битлз». И это очень нас двигало. Потом, когда становишься зрелым музыкантом, понимаешь, что не так все просто. Но тогда мы хотели перевернуть весь мир, и это помогало. Мы верили в себя. В 1966-1967 году дали первый школьный концерт, а уже в 1969-м вовсю играли на танцах за деньги. В 1970-м ушли в Леноблфилармонию, стали профессиональными артистами. А нам было по двадцать лет. Росли мы очень быстро.

- Все так легко?

- Нет, конечно. Трудно было сохранить коллектив. Рок-музыка была под запретом. Были ВИА, но это не то. Свою музыку не разрешалось играть. Группой существовать было тяжело. Поэтому мы расходились, сходились, потеряли очень много времени. Когда в 1981 году открылся рок-клуб, мы уже считались ветеранами. А нам было по 28 лет. Но мы были уже старики для молодых. В 1970-х вообще негде было играть. У нас появились семьи, приходилось подрабатывать где придется, в ресторанах и на танцах. Началась бытовуха, пошла текучка. В какой-то момент мы с Сережей Даниловым остались вдвоем. С ним расстались в 1984 году - он стал преподавать детям. Вот сейчас говорят: легендарная группа, легендарная группа... Все могло быть во сто крат лучше. Но вот сейчас мы собрались, почти все старички, новый только саксофонист.

- Но ваша группа «Мифы» все-таки овеяна мифами!

- Есть такое дело. Интересно само название. Мифы же вечные.

- Не «Легенды и мифы Древней Греции» название навеяли?

- Уже и не помню. Вообще я историю любил, так что может быть. Тогда это было модно - «Скифы», «Грифы», «Мифы», «Сказки»...

- А с «Савоярами» почему сейчас выступаете? Дружите?

- Знакомы еще с восьмидесятых. Я даже пытался с ними репетировать, так что хорошо их знаю. Ленинград - большой город, но музыкантов не так уж много, все друг друга знаем. Помню «Савояры», еще когда они были «Горизонтом» и «Кочевниками», одна группа из двух образовалась. Давно хотели сыграть вместе, и вот наконец получилось.

"ОТЕЦ В БЛОКАДУ ЗАРАБОТАЛ ТУБЕРКУЛЕЗ"

- «Мифы» - такая чисто питерская команда. Какие места для вас знаковые?

- Центр, конечно. Я родился на Лиговке. Жил в Поварском переулке, а Сережа Данилов - в параллельном, Дмитровском. Мои любимые места - Суворовский, где жили бабушка с дедушкой, я к ним все время ходил. Часть Невского, Владимирский проспект - мои родные места. На Петропавловку ходили купаться и загорать. Друзья на Петроградской стороне жили. А потом переехали в Автово, там и образовали группу.

- Родные, наверное, помнят войну и блокаду?

- Папа в войну тринадцатилетним мальчишкой стал работать на заводе. В блокаду заболел туберкулезом. Умер в тридцать лет, когда мне было девять. Мамочка считается ребенком войны. Она жила в Стрельне, в 1941 году ее на лето отправили в деревню к бабушке, в Курскую область. Там ее война и застала, она была в оккупации. Мама рассказывает: когда объявили войну, все думали, что она быстро закончится... После войны вернулась домой. А бабушка, мама папы, умерла во время блокады.

- Что для вас значит быть петербуржцем?

- В ответе подразумевается культурный аспект. Но я по-другому скажу: родиться в Питере - это везение. Вот и мне повезло.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также