2016-08-24T02:19:47+03:00

Андрей Аникин из «Дружбы»: Нас пугали, что без денег вновь на сцену не попадем!

Солист и генератор возрождения ансамбля рассказал «Комсомолке», как удалось дважды войти в одну реку
Фото: ансамбль "Дружба"Фото: ансамбль "Дружба"
Изменить размер текста:

В истории отечественной музыки имена Александра Броневицкого, Эдиты Пьехи и название ансамбля «Дружба» давно заняли свое законное место. И вот спустя годы ансамбль вновь вполне успешно выступает, в чем каждый может убедиться 20 марта в концертном зале имени Дзержинского на Полтавской. О прорыве и прежней славе «Комсомолке» рассказал солист коллектива Андрей Аникин.

«В кино приглашать перестали»

- Андрей Борисович, у нас в Петербурге филармония, театры и концертные залы полны!

- Полны-то полны, но у нас в принципе мало театров. Когда я учился на первом курсе театрального института, руководитель курса съездил в Варшаву и после рассказывал: «Знаете, сколько там театров?! Пятьсот!» А у нас тогда было двадцать, хотя Варшава в три раза меньше Ленинграда. Знаю много людей, которые никуда не ходят, но считают себя интеллигентными. Вот они не петербуржцы. Мой отец - ученый, автор учебника по лесному делу, он был большим фанатом оперы, постоянно ходил в Кировский театр, в филармонию. Вот таких людей я уважаю. Не нужно сидеть перед телевизором, поднимитесь и идите хоть куда-нибудь!

- А вы сами куда ходите?

- Эрмитаж, Русский музей, Этнографический, Военно-морской... У нас столько всего! Недавно побывал в музее-квартире художника Исаака Бродского на площади Искусств - всем советую посетить его обязательно! А народу там мало...

- Вы и сами по образованию актер, а попали в «Дружбу»...

- Первые два курса я учился на отделении музкомедии, потом перешел на отделение драматического театра. Так что петь меня научили. Когда попал в «Дружбу», не только я удивился, все мои друзья и знакомые были в культурном шоке. Это как если бы меня взяли солистом в Большой театр или в Мариинский к Гергиеву.

- И как же вы туда попали?

- По знакомству, конечно! (Смеется.) До армии я работал в «Калинке». Пришел бы я с улицы, меня бы никто и слушать не стал. Броневицкий попросил: «Ну спойте что-нибудь». И взял.

- Получается, вы пожертвовали актерской карьерой?

- Совместить это было невозможно. Первые несколько лет мне звонили то с «Ленфильма», то с «Мосфильма». Сокуров пробовал на роль. Муратова давала читать сценарий. Я был на гастролях, маме звонили: «А когда он будет?» - «Через месяц». - «А-а-а...» Потом и звонить перестали.

- Не жалеете?

- Иногда жалею. Но иначе бы всю жизнь жалел, что не пою. В театре нужно быть великим или лучше не надо.

«Броневицкий был резок на язык»

- В «Дружбе» была тяжелая работа, как в горячем цеху. Я служил в пограничном ансамбле песни и пляски. Казалось бы, после армии все должно казаться раем. Но когда я попал в эту мясорубку... Помню, Броневицкий мне кричал: «Как ты поешь?! Выше, выше!» Или выступаем в Сочи весь август и половину сентября. Звонок из «Ленконцерта»: сразу после этих гастролей летите в Омск, Иркутск, Красноярск, Новосибирск. Это еще на полтора месяца. Там уже снег, а у нас нет зимней одежды. Завезли в Ленинград, мы переоделись и тем же вечером - опять на самолет.

- Эдиту Станиславовну Броневицкий тоже «строил»?

- Конечно, он же автор этого всего - и «Дружбы», и Эдиты Станиславовны. И потом, если кто-то просто на кухне кричит - это одно. А если при этом человек пишет великолепные песни, руководит мощным коллективом, то без проявления жесткого характера и творческого насилия не обойтись.

- Гениям прощают?

- Сейчас кого ни спросишь: «У! Броневицкий! Великий человек!» И тогда тоже понимали, что он крупный деятель нашей культуры.

Но у Сан Саныча был резкий характер, рубил правду-матку в лицо. Многие ему этого не прощали. Однако билеты на «Дружбу» шли по высшей категории, мы давали колоссальную прибыль, поэтому Сан Саныча не любили, а «Дружбу» использовали. В конце 1980-х, когда коммунисты перекрасились в демократов, эти перевертыши вдруг полюбили андеграунд, рок-н-ролл, и так зажали Сан Саныча, что, может, это и стало причиной его смерти... Унижали человека в последние год-два...

- С Эдитой Станиславовной сейчас общаетесь?

- Когда «Дружба» начиналась, я еще учился в школе, в третьем-четвертом классе. А когда пришел в коллектив, мне было 27, ей - 35, она уже была королевой. Это сейчас мы с ней почти сравнялись по возрасту, а тогда была огромная дистанция. Я относился и отношусь к ней с огромным уважением. Сейчас иногда встречаемся на концертах. Один раз она пригласила «Дружбу» выступить на своем сольном концерте. Как-то попросила меня написать ей текст для песни «Сбудется все». Но если ей будет звонить каждый, кто когда-то с ней работал...

- После ухода Пьехи популярность «Дружбы» упала?

- Никоим образом. Это были, как сейчас говорят, два одинаково популярных бренда - Пьеха и «Дружба». Сан Саныч, еще будучи студентом консерватории, увлекся американскими ансамблями с красивой эстрадной музыкой на пять-шесть голосов. И он создал именно такой коллектив. Аналогов этому не было, чтобы еще и каждый - солист. В зале процентов восемьдесят - девушки и женщины, они приходили послушать молодых красивых парней. Броневицкий подбирал, чтобы было на что посмотреть. Пьеха пела только во втором отделении. Так что и после ее ухода, пока Сан Саныч был жив, успех был.

- А название «Дружба» как появилось?

- Война закончилась только за десять лет до появления ансамбля. Город еще стоял в руинах. Как назвать коллектив? Не «Война» же! Дружба - это то, чего не хватало нам весь XX век. Название витало в воздухе. Тогда невозможно было назвать ансамбль «Ногу свело» или «Несчастный случай» - никто бы даже не засмеялся, посмотрели бы как на сумасшедших.

ОТКРОВЕННО

«Видел Броневицкого во сне»

- Грустили без «Дружбы»?

- Слово «грустить» не подходит, потому что мы позитивные люди. Но вспоминали. Я даже во сне видел Броневицкого и себя на сцене. Жалость была, хорошая злость. И я понял: надо брать ответственность на себя. Так что я инициатор возрождения. Не все верили. Даже моя тетя спросила: «А вас слушать-то будут?» Один бывший солист кричал: «Да ты что?! У тебя деньги есть?! Сейчас без денег ничего не сделать!» А мы без единой копейки все сделали! Один друг нам на целый год бесплатно дал аппаратуру. Другие по дружбе сделали аранжировки. Очень поддержали друзья Сан Саныча - композиторы Владислав Успенский, Андрей Петров, пока были живы... А друг-режиссер пригласил на концерт в БКЗ на 9 Мая. Так и пошло.

- Как зрители принимают?

- Однажды выступали в пригороде, на улице. Стоят около сцены подростки, три девочки и мальчик. Не улыбаются, не аплодируют, просто смотрят. Закончили номер, спускаемся со сцены - они оживились, подскакивают: «Можно автограф?» Девочки задрали рукава кофточки - расписаться на руках. Мальчик жмет мне руку: «Классно работаете!» Они никогда раньше подобного не слышали. А наши ровесники - это понятно. Люди хотят слышать хиты: «Последнюю электричку», «Старый клен», «Наш сосед», «Надежда - наш компас земной», «Город детства»...

ВОПРОС РЕБРОМ

- Андрей Борисович, что для вас значит быть петербуржцем?

- Прежде всего - быть человеком большой внутренней культуры. Это не обязательно означает высшее образование. Второе - понимать, ценить и пользоваться теми благами, которые предоставляет наш город. Ходить в музеи. Читать. И помогать ближнему, не только своей семье.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также