2016-08-24T02:16:31+03:00

Екатерина Галанова: «Стою лебедем в Мариинском и думаю: а хлеба-то я купила?»

Основатель фестиваля балета Dance Open рассказала «Комсомолке», о чем думают балерины и что такое юмор в хореографии
Поделиться:
Комментарии: comments12
Екатерина Галанова. Фото: личный архивЕкатерина Галанова. Фото: личный архив
Изменить размер текста:

Кто она? Эффективный менеджер? Бизнесвумен? Очень творческий человек? Начала жизнь с нуля. На взлете поменяла профессию. Была хрупкой балериной, а стала волевым продюсером с международным именем. Екатерина Галанова, основатель суперпопулярного балетного фестиваля Северной столицы, который в этот раз пройдет с 21 по 27 апреля на сцене Александринского театра и БДТ, всегда улыбается, буквально порхает по залу. Но мало кто догадывается, чего ей это стоит. Какой ценой достается успех, Екатерина Галанова рассказала «Комсомолке».

- Екатерина, быть петербуржцем – это?...

- … иметь свою точку зрения, даже если она отличается от мнения большинства. И ни в каких ситуациях не терять лицо.

"А ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО У НАС ЛУЧШЕ"

- Катя, мы по-прежнему столица мирового балета?

- Конечно. У нас высочайший уровень профессионализма, прекрасные постановки. Иностранцы гордятся честью ставить или танцевать на сценах Мариинского и Большого. А сколько прим и премьеров крупнейших мировых трупп носят русские фамилии! Русская балерина в постановке – это практически всегда гарантия качества. Петербург, как и прежде, культовое место для балетного человека. Супер-звезды, участники наших Гала, нередко приезжают в Россию впервые именно ради DANCE OPЕN. Это невероятно трогательно, с каким трепетом они проходят по улице Росси, где рождалась история балета, и где эта сокровенная традиция живет и развивается до сих пор…

- У нас и так много разных фестивалей, но Вы сумели раскрутить и DANCE OPEN

- О, да, было непросто – уж столь искушенная балетная публика, как в Петербурге, мало где сыщется. Удивить эту аудиторию сложно. Совершенно бессмысленно, скажем, везти на DANCE OPEN классическую трактовку «Лебединого озера» или «Корсара», никто лучше нас это все равно не танцует. Хотя иногда я думаю, что можно было бы и затеять такую шутку – для наглядности. А то петербуржцы уж слишком избалованы качеством: «Был», - говорит – «в Мариинском театре, но как-то все не очень…». Посмотрели бы других да поняли: еще как «очень»!

- За границей тоже ставят «Лебединое озеро»?

- Не просто «тоже ставят», а буквально в каждом маленьком заштатном театрике, даже с заведомо слабой труппой. Это же бренд, как диснеевские мультики. Все знают Микки Мауса, и все знают, что если захотелось «на балет», то ищи «Лебединое» или «Щелкунчика». Беспроигрышные хиты. Главное в них – волшебная музыка Чайковского, очень умная, серьезная, пленительная.

- А Вы сделали ставку на современные постановки и не прогадали…

- Это же безумно интересно! И азартно – вот уже третий год подряд нам невероятно везет, участники и программы подбираются буквально фантастические.

- Как отбираете постановки?

- Это наш мир, мы в нем живем. Очень много смотрим премьер – частью вживую, многое на видео, отслеживаем новинки. Крупные игроки ведь всегда видны, на любом поле. Планов у нас – на несколько лет вперед, кого хотелось бы уговорить приехать. Но тут должны и звезды совпасть: классная постановка, хороший исполнительский состав и лакуна в репертуарно-гастрольном графике в нужные нам даты. Вообще, балет – самое динамично развивающееся искусство, здесь нельзя отставать. Например, Dutch National. Когда-то это была средняя труппа, без откровений. Затем художественным руководителем стал Тед Брандсен (в 2003 году. – ред.), привел ярких солистов, мощных балетмейстеров – и сейчас они уверенно входят в мировой топ-лист. Но также происходит и угасание - уходит лидер, уходит и жизнь. Примеров масса… Мы же берем самое лучшее, что есть в мире балета именно сегодня, сейчас.

- Что будет в этом году?

- Уже упомянутый Dutch National Ballet из Амстердама. В прошлом году она в Россию приехала в первый раз. Успех был невероятный. И дело даже не в овациях, а в той потрясающей звенящей тишине, которая стояла зале во время танца. Люди буквально затаивали дыхание. Или забывали дышать – уж я не знаю… В этом году программа вновь изысканная, эстетская, причем подобрана специально для Петербурга – потому что голландцы тоже остались под впечатлением от такой публики. Билеты уже раскуплены. По-моему, это взаимная любовь с первого взгляда. Еще привозим Большой: Жан-Кристоф Майо из Монако поставил Шекспира на музыку Шостаковича. Одна из лучших трупп мира плюс один из самых востребованных балетмейстеров – и в результате шедевр, полный жизни и страсти. «Укрощение строптивой» - о противостоянии мужчины и женщины, и нет победы в этом поединке... И, наконец, новое открытие - балет Венской оперы. Совсем недавно туда пришел худруком Манюэль Легри, экс-премьер Опера де Пари, и буквально преобразил театр. Они покажут программу из трех постановок: может быть, это самое радикальное, что есть сегодня в балете. Одну из частей я бы даже назвала комедийным триллером – бездна юмора и высочайшая техника.

"ИДУТ НА БРЕНД"

- Катя, как удалось так раскрутиться?

- Процесс был долгим. Первые годы никто про нас не знал, кроме профессионалов. Есть в Петербурге фестивали, которые сразу и громко заявили о себе – но это не наш случай. Мы шли медленно, выверяли каждый шаг. Наш ключ к победе – в терпении. Постепенно зритель привык к мысли, что DANCE OPEN – это определенный уровень качества. И сегодня идут не на звезд, а на наш бренд. И это самое дорогое для нас - это высокая степень доверия фестивалю.

- А по деньгам как? Это же артистов в гостинице посели, накорми, гонорары заплати…

- Да, чтобы творческие замыслы осуществились, нужны финансы. В первые годы искали спонсоров…

- Это ж какие слова нужно сказать, чтобы денег дали?!

- Спонсора можно заинтересовать пиаром, рекламой, участием в стильно проекте городского значения. Дает деньги – получает имидж. Сейчас главные спонсоры – городское правительство и федеральное министерство культуры, и для нас это чрезвычайно ответственный и важный уровень финансирования. Значит, городу нужен тот культурный и имиджевый результат, который мы даем.

- Балет – массовое искусство или элитное?

- Гораздо более массовое и демократичное, чем, скажем, опера. Наша команда делает много и оперных проектов – например, прошлом году проводили оперный гала на Дворцовой в День города. Подобрали самые известные арии, которые подпевать хочется, люди принимали очень хорошо – но все равно украсили балетными вставками, потому что статистика говорит, что любителей балета куда больше, чем оперы. Это вам подтвердит и любой директор театра оперы и балета.

ОТКРОВЕННО

"СОРОКОНОЖКА ТОЖЕ НЕ ДУМАЕТ, КАК ПЕРЕСТАВЛЯТЬ НОГИ"

- Мамы маленьких девочек, отдавая дочь в балет, думают: моя дочь будет порхать по сцене, как эльф!

- Да, со стороны эта профессия выглядит прелестно… Выходишь под софиты на сцену, примеряешь наряды, гастролируешь… Но на самом деле это очень тяжелая работа, я бы ее сравнила с трудом шахтера в забое. Я прослужила в кордебалете Мариинского десять лет… Если у солистов пять-шесть выходов в месяц, то у кордебалета мощнейшая физическая нагрузка каждый день, причем за маленькие деньги. Я всегда знала, пока танцевала, что занимаюсь не своим делом. Может быть, надо было уйти раньше.

- Чего ждали?

- Страшно было. Чтобы решиться на резкий рывок, надо обладать большой смелостью. У меня не было другого образования, это потом я получила менеджерское. Но если танцуешь одно и то же много лет, становишься немножко зомби. И когда я обнаружила, что стою в ряду лебедей и думаю: «Колбасу купила, а булку?» - поняла, что надо бежать оттуда с криком «банзай».

- Трудно было переломить судьбу?

- Я старалась, как сороконожка, не задумываться, куда ставить ноги, просто шла. Просто делала что мне нравится. Просто знала, что хочу развиваться. Остальное получилось само собой.

- Вы хотя бы гордитесь, что Вы теперь известный продюсер?

- Нет, нет! Это не про меня! Есть хорошая притча. Кораблекрушение, выжили двое, плывут в маленьких шлюпочках. Один не знал, сколько до берега, только примерное направление - но надо же куда-то плыть, вот и греб. И выплыл. А у другого была карта, он посмотрел на нее и не поверил, что сможет доплыть. И умер. Так вот я тот, у кого карты не было... А Мариинский театр люблю до сих пор, хожу с удовольствием.

ЧТО ПОКАЖУТ

«Back to Bach» («Возвращение к Баху»)

Dutch National Ballet, Амстердам

Александринский театр, 21 апреля.

«Укрощение строптивой»

Большой театр России

Александринский театр. 24, 25 апреля.

«Обратный отсчет».

Венский государственный балет, Австрия.

БДТ имени Товстоногова. 25 апреля.

Гала юных звезд DANCE OPEN

Театр «На Литейном»

26 апреля

Гала DANCE OPEN

Звезды мирового балета

Александринский театр, 27 апреля

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также