Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-2°
Boom metrics
Происшествия18 мая 2015 15:00

На свободу с грязной совестью: врачи, оставившие подростка без руки, попадают под амнистию

Медсестра, которая не смогла правильно поставить пациенту капельницу, уже избежала наказания
Андрей ШУМАКОВ
Игорь после операции. Архив

Игорь после операции. Архив

Тяжелое детство

Игорю Адамовичу 15 лет. Как и многие подростки, он не любит фотографироваться. Зажимается от вида камеры, смотрит пронзительно, с грустью. Но тут дело не в трудностях переходного возраста. Игорь стесняется своей инвалидности. У мальчика нет части правой руки. То, что ниже локтя - протез. Его Игорь прячет под курткой.

Таким школьник стал пять лет назад, когда попал в пятую детскую больницу имени Филатова. Это должна была быть простая операция по удалению аденоидов из носоглотки.

Сама операция прошла успешно, но как только Игорь очнулся от анестезии, стал жаловаться на боли в правой руке. Ребенку мешала капельница. К тому времени как медики удалили трубку, мальчик уже не чувствовал свою кисть.

- Я просила, чтобы его показали специалистам, - вспоминает о жутких событиях тех дней мама Игоря Ольга Адамович. - Все от нас открещивались. Дежурный хирург пришел только в семь часов вечера, но ничего внятного не сказал.

К утру рука ниже локтя почернела. Как выяснилось, когда ребенку поставили капельницу, попали в артерию.

После этого Игоря перевели в педиатрическую академию. Месяц реанимации, искусственная кома и, наконец, руку ампутировали. Осталась лишь треть предплечья.

Три минус один

В качестве компенсации семья пострадавшего получила два миллиона рублей от больницы. Но родители добиваются уголовной ответственности для врачей.

Их можно понять. Игорь - единственный ребенок в семье, поздний.

На фоне всех этих переживаний у отца Игоря 61-летнего Анатолия случился инсульт. Речь полностью так не вернулась.

В качестве обвиняемых по делу проходят врач-анестезиолог Олег Яров и хирург Александр Чистов. По версии следствия, они допустили серьезные просчеты в лечении, из-за которых десятилетний школьник, лишился руки.

Обоим вменили оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Яров должен был сделать успокоительный укол. Он вколол препарат реланиум, который впоследствии сжег руку маленькому пациенту. Как поясняют специалисты, этот препарат можно вводить только внутримышечно и внутривенно, но врач попал в артерию.

Хирурга Чистова ко всему прочему обвиняют еще и в халатности. Он, как полагает следствие, неправильно поставил диагноз, не предпринял мер при первых же тревожных симптомах и не перевел ребенка в педиатрическую академию. Хотя в тот вечер он дежурил и полномочия оформить перевод у него были.

Раньше в это дело была вписана еще медсестра Анастасия Масленникова. Ее обвиняли в причинении тяжкого вреда здоровью. Но дело приостанавливали. Вновь возбудили только после жалобы в Генпрокуратуру. За это время срок давности преступления истек и теперь Масленникова будто и не при чем.

Остались только двое врачей. Оба, как утверждают потерпевшие, ни разу не принесли им извинения. Даже не попытались. А теперь и вовсе их ждет амнистия, если им дадут условные сроки.

Преступная халатность

61-летний Александр Чистов раньше был заведующим хирургическом отделением. После истории с пациентом Адамовичем он ушел из пятой больницы, но даже сейчас продолжает практику. Теперь уже в поликлинике. Олег Яров сейчас работает в больнице имени Раухфуса.

Оба свою вину не признают. В суд медики приходят в окружении адвокатов, держатся спокойно, лишнего не говорят.

Когда Игорь с волнением зачитывал по бумажке свои показания, на лице медиков не дрогнул ни один мускул.

- Летом, гуляя на детской площадке, я неудачно упал. Без руки очень сложно. Я сломал позвоночник. У меня был компрессионный перелом трех позвонков, - отстранено, как будто не про себя говорит Игорь. - К началу первой четверти мне не успели сделать протез и я ходил в школу с пустым рукавом. Одноклассники поначалу сторонились меня. Многие вещи теперь самостоятельно делать не могу. Не могу подтягиваться, отжиматься, играть в волейбол. Эти врачи испортили мне жизнь.

Оставляя в стороне эмоции, адвокаты крутятся, как могут.

- Непонятно, в чем прокурор обвиняет врачей - в действии или бездействии? - заявил защитник. - Доказательств, изобличающих Ярова в том, что он отнесся безответственно, безразлично к работе нет. Его даже не было в процедурном кабинете, когда медсестра вводила укол Адамовичу. Здесь состава преступления нет и он должен быть оправдан.

Что касается Чистова, то адвокаты ссылаются на заключения семи медицинских экспертиз.

- Ни одна экспертиза не подтвердила, что нет причинно-следственной связи, - говорит защитник. - И вдобавок ко всему могу сказать, что признание либо не признание подсудимым вины не может являться препятствием для амнистии.

Амнистию, на которую рассчитывают медики, приняли накануне праздника 70-летия Победы. Под нее попадают лица, осужденные за умышленные преступления средней тяжести. В случае амнистии, врачи смогут продолжить практику.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Маленькому петербуржцу удаляли аденоиды, а отрезали руку

В августе 2010 года в детскую городскую больницу № 5 имени Филатова положили мальчика. Десятилетнему Игорю Адамовичу предстояла несложная операция по удалению аденоидов из носоглотки. До этого в больнице с гнойными отитами мальчик уже лежал восемь раз. По совету врачей аденоиды решили вырезать.

К процедуре в семье готовились основательно: ребенок сдал пятнадцать анализов, обследовался у аллерголога. Операция прошла успешно. Но когда Игорь проснулся, он стал жаловаться на боли в правой руке. Обеспокоенная мать попросила, чтобы врачи убрали катетер. Через полтора часа постоянного плача маленького пациента медики все же сжалились и удалили трубку. К тому моменту Игорь уже не чувствовал свою кисть. До руки было не дотронуться, в кулак не сжать (читайте далее...).