Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+19°
Boom metrics
Общество24 мая 2015 15:28

Первым русским туристом был Петр Первый

В преддверии сезона отпусков «Комсомолка» вспомнила о царском вояже в Париж
Гент император проехал по рекам и каналам не остановившись.

Гент император проехал по рекам и каналам не остановившись.

Фото: Алексей МАВЛИЕВ

Анталью не посещал, «Тагил!» не кричал. А все потому, что города такого в России еще не основали. «Комсомолка» узнала, как отдыхал первый русский турист Петр Великий.

ВОТ ЖЕ ПАМЯТНИК

За границей Петр Первый без войск был дважды. С Великим посольством в 1697-м, а также в 1717-м с делегацией ездил в Париж.

- Великое посольство было все-таки рабочей поездкой, - считает профессор Левенского католического университета Эммануэль Вагенманс. - Оно изучено историками, как говорят у вас в России, вдоль и поперек. А о втором путешествии Петра в Европу до недавнего времени было известно немного. Наверное, поэтому я и занялся этой темой.

В европейские архивы начала XVIII века Эммануэль Вагенманс заглянул не только любопытства ради. В конце девяностых у петербургской балерины Ольги Яковлевской, перебравшейся в Бельгию, родилась идея поставить памятник чему-нибудь русскому в Антверпене. Провели опрос среди местных жителей и узнали, что у фламандцев с Россией ассоциируются не только водка, балалайка и матрешка, но и Петр Великий.

- Вы с ума сошли - ставить в центре города памятник человеку, который пробыл здесь всего три дня?! - не прониклись идеей в мэрии.

Балерине и профессору пришлось доказывать, что царь, прорубивший окно в Европу, не просто три дня гостил в Антверпене, а еще и скупил девяносто картин и вообще положил этим начало русскому туризму в Европе.

Памятник Петру Первому теперь можно увидеть в антикварном квартале Антверпена. На том самом месте, где царь сошел на берег, высадившись с голландского корабля. Что примечательно, под ногами у него роза ветров, которую туристы почему-то путают с символом НАТО.

Царь стоит на розе ветров, а не на символе НАТО, как думают некоторые туристы.

Царь стоит на розе ветров, а не на символе НАТО, как думают некоторые туристы.

Фото: Алексей МАВЛИЕВ

КАК ПРАДЕД ПУШКИНА ЗА ВЕРЕВКОЙ ХОДИЛ

Это сейчас от Петербурга до Брюсселя трижды в неделю с апреля по октябрь прямым рейсом летают самолеты. А в 1717 году императору пришлось добираться до Фландрии морем, да еще и с пересадкой в Голландии. Конечной точкой маршрута русского царя значился Париж. Но от союзника по Северной войне, австрийского императора Карла VI , на чьи земли он вступил, самодержец это скрывал. Впрочем, в те времена Шенгена еще не было, в Европу пускали без виз и на границе целью визита не интересовались.

- В 1717 году Петр Первый вернулся не царем из диковинной страны, а победителем Карла XII. И его принимали, как императора, - говорит Эммануэль Вагеманс.

Ол инклюзив для почетного гостя. Карл VI отправил депешу маркизу, управлявшему нынешней Бельгией, чтобы Петра встретили по-царски. В Антверпене бургомистр даже перестарался. На набережной к приезду туриста собралась толпа зевак. И Петр, не любивший пышных приемов, пять часов не сходил с корабля: ждал, пока люди разойдутся.

Царь остановился в аббатстве Святого Михаила. Утром осмотрел местные достопримечательности, причем чрезмерно дотошно. Для того чтобы измерить высоту 123-метрового местного собора Богоматери, послал Абрама Ганнибала, прадедушку Пушкина, за веревкой. Во сколько она обошлась Петру, увы, покрыто пылью истории. Зато можно предполагать, в каком состоянии пребывала русская делегация: за три ночи в Антверпене 61 русский выпил 121 бутылку красного бургундского и шампанского, 74 бутылки рейнского, 74 бутылки французского. Разбили 36 бокалов и 18 пивных стаканов. И это не считая подаренных царю городом 336 бочонков вина. Аббатство потом выставило счет городской казне.

Высоту этого собора измерял предок величайшего русского поэта.

Высоту этого собора измерял предок величайшего русского поэта.

Фото: Алексей МАВЛИЕВ

ОБЛАГОРОДИЛ ФОНТАН

Брюссель в те времена в Европе считался «брабантским парадизом»: богатые дома, вечеринки со столичным размахом. Петр Первый скромно отказался от предложенных ему роскошных покоев и остановился в пустующей резиденции императора Карла Пятого, к тому времени уже покойного.

В Брюсселе самодержец посетил церковь Святой Гудулы. Там настоятель обители продемонстрировал царю кусок дерева. Сказал, что это часть креста, на котором распяли Христа.

- Большой, - оценил реликвию Петр.

- Пятнадцать дюймов в длину и семь в ширину, - зная, что царь любит точность, добавил священник.

Петр Первый молча достал линейку, измерил.

- Десять дюймов на одиннадцать, - поправил он настоятеля, потеряв интерес к артефакту.

Отдыхал самодержец и культурно. Днем в парке, окружающем резиденцию царя, кутили. Один из гуляющих полез в фонтан, Петр нырнул за ним. И тут царский желудок не выдержал...

Власти Брюсселя позже дипломатично обыграли инцидент, установив на месте происшествия табличку с надписью на латыни: «Петр Алексеевич, царь и великий князь московский, сидя на краю этого фонтана, облагородил его воду, совершив возлияние вином, в третьем часу около полудня 16 апреля 1717 года».

Сейчас фонтан уже не действует. Над ним вьют свои гнезда попугаи, которых полвека назад выпустил на свободу директор зоопарка, когда ему наскучило серое небо Брюсселя.

НА ПАРИЖ

На встрече с наместником австрийского короля маркизом де Прие произносили тосты за здоровье императора Карла, благополучные роды Елизаветы, успехи принца Евгения в борьбе против турок...

В городе маркиза не любили и за глаза называли де Пийе (от французского piller - разграбить. - Прим. автора). Вельможа настолько любил роскошь, что через восемь лет после визита Петра Великого отправился под суд по «коррупционной статье». Неизвестно, знал ли царь, с каким человеком сидит за одним столом, но много он не пил. О том, что держит путь в Париж, умолчал. Сказал маркизу, что просто хочет посмотреть шлюзы на Мардисонском канале в приграничном районе Франции. Вельможа ему поверил, о чем и написал королю.

Напрасно в Генте и Брюгге бургомистры ждали московского царя, выстраивая колонны солдат, бронируя покои в лучших домах, закупая провизию по заданию маркиза Прие. Петр Первый на корабле обогнул оба города по каналам, не остановившись. Покинув Фландрию, он взял курс на Париж. Франция ему не понравилась: нищие жители деревень, утопающие в роскоши Париж и Версаль.

- Если я замечу что-то подобное за моим Петербургом, то первый зажгу его с четырех сторон, - пообещал самодержец.

Переговоры на высшем уровне затягивались. Французам хотелось иметь в друзьях царя восходящей в Европе империи, но не хотелось ссориться со шведами. Подписав не особо важный договор между странами, Петр Первый уехал из Парижа, где некоторые считали его слишком «простым и грубым». Королевский двор дал распоряжение всем городам Франции, в которые по дороге заедет московский царь, встречать и угощать его за счет казны. Петр не преминул воспользоваться щедрым предложением.

Почти месяц он провел в Спа, городе, чье название теперь стало нарицательным. В Россию царь вернулся под конец лета 1717 года и больше в Европу не ездил. Даже мир со Швецией через четыре года он подписывал в городе Ништадт, отошедшем к России по итогам Северной войны.