Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-11°
Boom metrics
Общество6 июля 2015 8:01

Завод «Арсенал»: голод ради пушек для фронта

В годы Великой Отечественной рабочие выбирали смерть от дистрофии, но не отходили от станка
Фото: архив предприятия "Арсенал"

Фото: архив предприятия "Арсенал"

С момента основания и по нынешний день завод всегда работал на оборону страны. Вопреки распространенному мнению в тридцатые годы СССР готовился к войне. Оборонные предприятия, включая «Арсенал», были завалены заказами.

РЕЖИМ РАБОТЫ - НЕПРЕРЫВНЫЙ

Изготовленные на машиностроительном заводе № 7 имени Фрунзе, так тогда назывался «Арсенал», минометы, артиллерийские орудия применялись в сражениях на реке Халхин-Голе, в советско-финляндской войне, на фронтах гражданской войны в Испании. О том, что угроза войны велика, свидетельствует и тот факт, что в июле 1940 года все оборонные заводы, включая «Арсенал», были переведены на трехсменный режим работы. В соответствии с реалиями того времени ввели уголовную ответственность за прогулы и опоздания.

А в марте 1941 года правительство приняло решение о переводе промышленности на выпуск оборонной продукции по планам, предусмотренным для военного времени.

Между тем обстановка на заводе была очень напряженная. Конструкторов поторапливали с проектированием 160-миллиметровых и 240-миллиметровых минометов станкового типа, ведь этой разработкой интересовался сам Иосиф Сталин. Но и простояв целый день у станков, рабочие не шли домой. Когда заканчивался трудовой день, начинались военные учения: бег в противогазах, отработка действий на случай воздушной тревоги и пожара, марш-броски на три - пять километров.

Фото: архив предприятия "Арсенал"

Фото: архив предприятия "Арсенал"

СОТНИ ЧЕЛОВЕК ОТКАЗАЛИСЬ ОТ БРОНИ

- 22 июня 1941 года, в воскресенье завод, должен был работать как в обычные дни, - рассказала корреспонденту «Комсомолки» заведующая музеем музея Наталья Мозолюк. - Те, кто трудился в первую смену, встали рано. Многие включили радио, там шли обычные воскресные передачи, звучала музыка. Но уже в трамваях и троллейбусах пассажиры обсуждали тревожные слухи. В заводских цехах кто-то говорил о том, что началась война. В 12 часов по радио передали речь наркома иностранных дел Вячеслава Молотова о нападении Германии на нашу страну.

Арсенальцы, как и все работники военной промышленности, имели бронь от призыва на фронт, но уже в первую неделю войны сотни работников подали заявления о зачислении добровольцами в действующую армию. В музее сохранилось выступление перед заводчанами монтера Ивана Фурмана:

- Я уезжаю на фронт, товарищи! Иные из нас не вернутся. Мы знаем это, но никто из нас трусостью не опозорит завод. Мы уносим в сердце своем уверенность, что оставшиеся заменят ушедших, будут трудиться без устали, за пятерых.

Одними из первых отправились на войну окончившие курсы санитарных дружинниц девушки. В это же время формировался состоявший из арсенальцев 178-й истребительный батальон. Его комиссаром назначали Ивана Кукина, бывшего старшего диспетчера производственного отдела.

ЗАВОД - ТОТ ЖЕ ФРОНТ

Но вот любопытный документ под названием «Телефонограмма из районного военкомата от 5 июля 1941 года»: «Директору и секретарю партбюро. Всех отобранных вами добровольцев, не направленных вами по моей телефонограмме от 04.07, немедленно направить под командой по адресу: улица Комсомола, 4, помещение школы № 138. Райвоенком Жарковский».

На телефонограмме красным карандашом наложена резолюция директора Александра Калистратова: «Начальнику спецбюро 2-го отдела: ни одного человека с завода не отпускать. Повестки изъять и не выдавать».

Чем же руководствовался 35-летний директор, в будущем коллега знаменитого конструктора ракетно-космической техники Сергея Королева, когда в то суровое время отказался выполнять указание военкома?

- Он понимал, что завод - это тот же фронт, - считает заведующая музеем. - Кто-то должен выпускать оружие, иначе нечем будет воевать. Поэтому стремился оставить на предприятии наиболее квалифицированных специалистов.

Враг знал, сколь важную продукцию производит «Арсенал». И нещадно бомбил завод. Первый удар был нанесен 28 сентября 1941 года в 9 часов 49 минут. Пострадало несколько цехов, начался пожар.

Фото: архив предприятия "Арсенал"

Фото: архив предприятия "Арсенал"

Две ночи подряд - с 3 по 5 ноября - фашисты целенаправленно били по территории. Были разрушены котельная, литейный, ремонтный, электромеханический цеха, участок по производству минометов, сгорели склады с оборудованием, разбиты водопроводная и канализационная магистрали.

Все, что можно было восстановить своими силами, восстанавливали. Холодные цеха обогревали печками-времянками, станки из разрушенных зданий цехов вытаскивали прямо на улицу, строили над ними шатры из досок и продолжали работать.

СТАЦИОНАР ДЛЯ ДИСТРОФИКОВ

Но, по воспоминаниям очевидцев, самым страшным были не бомбежки и обстрелы, а постоянный голод.

- Есть хотелось всегда, даже при том что мы получали усиленные пайки и сто граммов водки в день, которую меняли на что-нибудь съестное, - рассказывала Наталья Тареева, ветеран «Арсенала», более сорока лет проработавшая на заводе. - Как-то раз хлеба вообще не было три дня, нам выдавали муку. Варили клей, чтобы хоть чем-то заполнить желудок.

В октябре 1941 года на «Арсенале» на базе заводской поликлиники открыли первый в городе стационар для рабочих, страдающих дистрофией. Изготовили двадцать железных печей для обогрева палат, поставили койки на триста мест, утеплили стены и окна. Две недели обессиленный человек мог провести в чистом теплом стационаре. Благодаря этому остались живы более полутора тысяч работников предприятия. Всю войну также работала и заводская больница.

Тем не менее в годы блокады от бомбежек и голода погибло свыше двух тысяч арсенальцев.

- 27 января 1944 года, в день полного снятия блокады, все до единого работники предприятия вышли на набережную Невы, - рассказывает заведующая музеем. - Люди обнимались и плакали от счастья. В цехах начались стихийные митинги. Рабочие и инженеры говорили о том, что уже вскоре арсенальские орудия будут брать Берлин.

Еще в ноябре 1943 года завод № 7 вместе с другими предприятиями получил заказ на производство знаменитой 100-миллиметровой пушки БС-3. Прозванное «Зверобоем» орудие пробивало броню немецких танков «Тигр» и «Фердинанд», помогло нашим войскам дойти до столицы фашистской Германии. БС-3 по праву занимает достойное место в ряду артиллерийских установок Великой Отечественной войны.

КСТАТИ

ПЛАН «Д»

Летом 1941 года часть завода начали готовить к эвакуации в Омск. Приказ был отдан 11 июля, но демонтаж крупного литейного оборудования занял более месяца. Грузили оборудование на открытые платформы, которые стояли на железнодорожной ветке, проходящей между цехами.

Подготовили четыре эшелона. Однако до Омска добрались только два состава, отправленные 25 августа. Еще два, выехавшие через несколько дней, вынуждены были вернуться в Ленинград: 30 августа немцы захватили станцию Мга, перерезав единственный путь, связывающий со страной осажденный город.

Завод № 7 включили в секретный план «Д», который предусматривал в случае серьезной угрозы взятия немцами Ленинграда уничтожение важных промышленных объектов. Были сформированы и группы для работы в подполье. Об этом на заводе знали очень немногие.