Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-5°
Общество27 августа 2015 11:30

Петербуржца с ДЦП и эпилепсией вычеркнули из списка инвалидов

Комиссия посчитала, что парень… притворяется.
Мария ЧЕРНЫШЕВА
Дима в этому году закончил школу и поступил в Петровский колледж.

Дима в этому году закончил школу и поступил в Петровский колледж.

Два непростых диагноза – детский церебральный паралич и правосторонний гемипарез (поражение правой руки и ноги – прим. Ред.) 18-летнему Диме Васильеву поставили, когда ему исполнился год. Комиссия (официальное ее название - медико-социальная экспертиза, МСЭ) год за годом «подтверждала» диагнозы и выдавала заключение об инвалидности.

- У сына с рождения гигантская порэнцефалическая киста левого полушария, примерно с треть головного мозга, - объясняет «Комсомолке» мама Димы Марина Васильева. – А с семи лет добавилась эпилепсия. Есть, конечно, и другие сопутствующие заболевания, но они для нас уже мелочи на общем фоне.

Несмотря на все болячки, Дима закончил школу и поступил в Петровский колледж.

В июле ему исполнилось 18. А 24 августа мама с сыном отправились на первую «взрослую» комиссию – в очередной раз подтверждать инвалидность. Врачи бюро МСЭ №21 – два хирурга и терапевт – осмотрели Диму за 20 минут.

- Вердикт был такой: мол, требования на «взрослой» комиссии строже, поэтому группа инвалидности вам не может быть установлена, - рассказывает нам Марина Васильева.

Справка, которую Ваасильевым выдали в бюро №21. "...По результатам медико-социальной экспертизы инвалидом не признан".

Справка, которую Ваасильевым выдали в бюро №21. "...По результатам медико-социальной экспертизы инвалидом не признан".

По ее словам, врачи над ними чуть ли не издевались. Дескать, у вас тут написан диагноз «гемипарез», а на самом деле с рукой и ногой все не так уж и плохо. Даем четыре балла по пятибалльной шкале.

- И это при том, что он правой рукой ничего не может делать: ни писать, ну кружку удержать, - недоумевает Марина.

У докторов – свое мнение. Они попросили Диму не «симулировать» и сгибать пальцы на руке до конца. Хотя они у него вообще плохо работают.

Но самое интересное – доктора усомнились даже в эпилепсии!

- Мне сказали: а кто ваши приступы видел? Вы должны фиксировать все это в «скорой» - печать, подпись. Я им дала документы, где указан диагноз «эпилепсия», есть справки и о приступах. Но им этого показалось мало, - говорит Марина Васильева.

А про «скорую» - вообще смех сквозь слезы. Машина будет ехать в лучшем случае минут 10, а приступ длится примерно 30 секунд. Теперь Марина всерьез подумывает закрепить на сыне Go Pro – специальную крошечную камеру, позволяющую делать видео в хорошем разрешении. Будет снимать для врачей кино.

А если серьезно, то ситуация – на грани абсурда. У Димы почти не работает правая рука, правая нога короче почти на сантиметр. У него ежедневные приступы эпилепсии. В такие минуты парень не понимает, где находится, и видит предметы, которых нет. Даже дорогу перейти одному – задача. В распоряжении «КП» есть справки и заключения, подтверждающие ДЦП и эпилепсию.

Эту справку Диме выдали в июне в Консультивно-диагностическом центре для детей.

Эту справку Диме выдали в июне в Консультивно-диагностическом центре для детей.

Теперь же Диму вполне могут забрать в армию. Пару лет назад его признали «частично годным». Марина Васильева с ужасом ждет осеннего призыва.

Она уверена: с инвалидности Диму сняли, чтобы сэкономить бюджетные средства. Ведь пособие по инвалидности даже для самой «легкой», третьей группы – 4 тысячи рублей в месяц.

- У нас на лекарства уходит по 5 тысяч в месяц, нам нужны эти деньги! А ощущение такое, что мы обворовать государство хотим, – чуть не плачет Марина Васильева.

Сдаваться она не собирается: уже написала в Главное бюро Медико-социальной экспертизы по Петербургу. Если решение комиссии не изменится, Васильева пойдет в суд.

Дозвониться до бюро МСЭ №21 нам оперативно не удалось. В Главном бюро попросили звонить в четверг. А в городском Комитете по здравоохранению нам заявили, что это вопрос они не курируют. «Комсомолка» будет следить за развитием событий.

КОМПЕТЕНТНО

- Уже то, что человеку с детским церебральным параличом не ставят инвалидность, - очень странно, - заявил «КП» Леонид Фионин, председатель Петербургской городской организации Всероссийского общества инвалидов. – Потому что ДЦП оставляет неизлечимые последствия. При этом человек может довольно хорошо двигаться, но сути дела это не меняет. Как минимум третья группа инвалидности присваивается в таких случаях. Правда, критерии установки инвалидности для детей и взрослых разнятся. К слову, что у бюро медико-социальной экспертизы может быть «трактовка на понижение» числа инвалидов, но такие случаи все-таки чаще происходят на периферии. В этой истории нужно разобраться. Вы меня удивили.