Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+24°
Boom metrics
Общество10 декабря 2015 9:56

У жительницы заброшенной деревни, которая возит сына в школу на лодке, хотят его отнять

Чиновники придумали, как решить проблемы Ирины и Арсения Прохоровых

Если набрать в поисковике «деревня Грибановская Подпорожского района», на онлайн-карте можно увидеть маленькую точку посреди огромного зеленого массива. Это не Сибирь – это самый восток Ленинградской области. В деревне, которая известна несколько столетий, сегодня живут только двое – мать и сын, Ирина и Арсений Прохоровы.

До ближайшего сельского поселения Винницы, где есть школа, – 6 километров. Не так уж и много для русской глубинки, да вот беда: школа на левом берегу реки Оять. А 9-летний Арсений – на правом. Переправы в Грибановской нет. Мост, конечно, есть в Винницах, да только идти нужно через лес пять километров. Автобусы по этим чащам не ходят.

Проще – на лодке. Каждое утро в 7.40 Ирина сажает мальчика в лодку и сама устраивается на веслах. На левом берегу мальчика забирает автобус. Несколько дней назад об этой удивительной семье рассказали журналисты. С тех пор спокойная жизнь закончилась. А скоро может закончиться и счастливая.

РИЭЛТОР «ЗАБЫЛ» СКАЗАТЬ, ЧТО НЕТ МОСТА

Ирина Прохорова по профессии – техник-технолог молочной продукции. Говорит она четко и ясно, рассуждает здраво. На деревенскую совсем не похожа. Я разговариваю с ней и думаю: как она вообще оказалась в этой глуши?

- Мы с теперь уже бывшим мужем перебрались сюда из Петербурга. У нас мечта была – свой дом на природе, подальше от суеты. Рассматривали разные варианты, но вот подвернулся этот, - вздыхает Ирина Прохорова.

Только не надо смеяться: дом в мертвой деревне без переправы Прохоровы купили за 350 тысяч рублей. Как так вышло, Ирина и сама не понимает до конца.

- Доверились риэлтору, поторопились. Нашелся покупатель на нашу петербургскую квартиру, и мы действовали в режиме аврала – хотелось поскорее съехать, - говорит женщина.

Дело было зимой 2012 года. На речке Ояти – лед. Супруги вместе с риэлторами перешли реку, погуляли между заброшенными домами, подышали свежим воздухом, да и ударили по рукам. Что в деревне нет моста, Прохоровы поняли уже потом. Риэлтор деньги забрал и был таков. Ирина на него не сердится.

КВАРТИРУ ОБЕЩАЛИ, НО НЕ ДАЛИ

Жизнь на левом берегу супругам давалась нелегко. Жили скромно, почти все деньги уходили на еду и одежду подрастающему Арсению. После года такой деревенской жизни муж Ирины Владимир собрал вещи и ушел.

- Никакого участия в нашей жизни он с тех пор не принимал. Никакой материальной помощи, можно сказать, не оказывал. Мы остались совсем одни, - говорит Ирина Прохорова. Но голос ее звучит спокойно, без истерики и уже, кажется, без обиды. Получилось, как получилось.

Ирине, в общем-то, некогда грустить – надо сына тянуть. Мальчик учится на одни «четверки» и «пятерки», но в этом триместре вырисовывается одна «тройка». Учитывая местную географию, успехам Арсения можно аплодировать стоя.

А в прошлом сентябре мальчишка пропустил два дня учебы, и не по болезни – не в чем было в школу идти.

- Он оставил мешок с двумя парами обуви в школе, там он и потерялся. Мы ждали посылку от бабушки, моей мамы – ботинки и фломастеры она нам выслала, - говорит Ирина.

И не скажешь, что Арсению - всего 9. Он умен и развит не по годам.

И не скажешь, что Арсению - всего 9. Он умен и развит не по годам.

Очерк о необычной семье в конце ноября выпустили в одном из онлайн-изданий Ленобласти. После этого Ирине позвонило руководство Подпорожского района.

- Наверное, кто-то в администрации Ленобласти о нас узнал. Позвали на встречу. Сказали, что готовы предоставить квартиру в этом городе. Но местные депутаты идею не одобрили. И вопрос быстренько закрыли, - говорит Ирина Прохорова.

Аргументы у народных избранников железобетонные: мол, и так у нас люди в очереди на улучшение жилищных условий стоит, а тут какая-то семья с надувной лодкой. Плавали через Оять – и пусть себе дальше плавают.

Наверное, если бы морозным зимним утром кто-нибудь из депутатов попробовал Арсения доставить с одного берега на другой, он изменил бы свое мнение. Да только депутаты в деревню Грибановскую не приезжают. Ирина и Арсений для них - люди с другой планеты.

«РЕБЕНКА ВАМ ДОВЕРИТЬ НЕ МОЖЕМ»

Когда вопрос с квартирой закрылся, Ирина приготовилась и дальше жить обычной жизнью. Ребенка в школу, сама в магазин, потом на лодке домой – заниматься хозяйством, убираться, стирать, варить обеды к возвращению Арсения.

Однако в среду, 2 декабря, раздался еще один звонок. На сей раз звонили из органов соцопеки.

- Их сотрудница пришла к нам домой, как раз и муж мой бывший приехал нас навестить, - рассказывает Ирина Прохорова. – Несколько часов проговорили.

Даму из опеки интересовало все: есть ли суп в холодильнике (есть), вода, свет и тепло (тоже есть) и прочее. Особенно ее взолновали медицинские бумаги – она просмотрела их все, почти за пять лет.

- Листая бумаги, она наткнулась на мою выписку из больницы. В 2012 году я там оказалась с нервным срывом. У меня были панические атаки, сердечные приступы – все на фоне семейных неурядиц, - объясняет Ирина.

Скопировав эту бумагу, женщина из опеки вдруг засобиралась.

- Вставая, она заявила вот так: «государство вам не может доверить ребенка», - говорит Ирина Прохорова. – Такое ощущение, что она просто искала, за что бы зацепиться.

На вопрос, как же теперь быть, дама из соцопеки посоветовала Ирине «подлечиться».

- Это абсурд. Никаких нервных срывов у меня с 2012 года нет, ни на что я не жалуюсь, и за здоровьем слежу. Вот пойду я в больницу – так меня и не возьмут! Какие показания-то? – рассуждает мама Арсения.

Мама Арсения Ирина признается: с покупкой недвижимости она прогадала. Но ехать им теперь некуда.

Мама Арсения Ирина признается: с покупкой недвижимости она прогадала. Но ехать им теперь некуда.

В БОЛЬНИЦУ НЕ БЕРУТ И БОЛЬНЫХ

С районной медициной Прохоровы знакомы не понаслышке: весной Арсения укусил клещ. Ирина вызвала «скорую» (в больнице – целых две машины). Сперва думали - борлеоз. А оказалось – энцефалит. Лечение растянулось на несколько месяцев.

На фоне энцефалита Арсений подхватил и ветрянку. В больницу при этом его забирать никак не хотели.

- Нам долго говорили: мол, нет боксов отдельных. Однако после шумихи в газетах нас все-таки решили в больницу положить. Выходит, нашлись боксы? – удивляется Ирина Прохорова.

Так или иначе, с начала декабря Арсений с мамой на время «переселились» в больницу. Мальчишке показан исключительно постельный режим, и он читает запоем: «Таинственный остров», «Робинзон Крузо»…

А его мама все-таки надеется разжалобить суровую чиновничью душу.

- Мы пытались продать дом, но его никто не покупает. И, конечно, если бы нам предложили квартиру в Подпорожье, мы бы отказываться не стали. Но для меня самое главное – сын. Я его никому не отдам, - говорит Ирина.

Ну а пока в судьбе Прохоровых ничего не ясно. Зато проект местных чиновников вырисовывается довольно четко. Зачем помогать матери-одиночке с жильем или организовывать переправу? Куда проще забрать Арсения из семьи и отправить в детский дом. Нет ребенка – нет проблемы.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Как стало известно "Комсомолке", в Подпорожском районе давно уже знают о непростой жизни Прохоровых.

- Ирине предлагали отдать ребенка в интернат. Но она отказывается! - рассказала "КП" жительница района. Свое имя она просила не упоминать. - Отец Арсения живет на том же берегу, где школа. Ребенок мог бы жить с ним. Но и этот вариант Ирину не устраивает.

- Но ведь папа и сам не горит желанием забрать мальчика...

- Варианты есть, просто Ирину ни один не устраивает. Вы поймите: жизнь в деревне связана с некоторыми неудобствами. И Прохорову в эту глухомань никто силком не тащил.

ОФИЦИАЛЬНО

В администрации Подпорожского района Ленинградской области «Комсомолке» не смогли разъяснить ситуацию.

- Никаких сведений у нас насчет Арсения Прохорова нет, - лаконично сообщили в приемной главы Петра Левина. Сам он находится в отпуске.

Его заместительница Вера Лендяшева тоже не стала вдаваться в подробности.

- Решений о предоставлении квартиры наша администрация не принимала, - отрезала она.

В секторе опеки и попечительства Администрации от комментариев отказались, отправив обратно к Петру Левину. В общем, круг замкнулся.

В администрации Ленинградской области нам пообещали в ближайшее время сообщить, что ждет семью Прохоровых. «Комсомолка» будет следить за развитием ситуации.