Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Звезды1 февраля 2016 17:00

Константин Бронзит: «Смокинг-то я приготовил, а жене купили платье

Но режиссер не уверен, что получит «Оскар»
У режиссера уже смокинг есть, можно и на "Оскар"

У режиссера уже смокинг есть, можно и на "Оскар"

Фото: Тимур ХАНОВ

В конце февраля для всей российской анимации наступит время Х. Все ждут, дадут ли петербургскому режиссеру заветную статуэтку. Если да, то это будет прорыв. Напомним: первым из российских мультипликаторов «Оскара» получил Александр Петров за «Старика и море» по Хемингуэю. И вот сейчас – второй шанс прославить нашу анимацию. Хотя и стать номинантом тоже неплохо. Сам режиссер сомневается, что привезет домой статуэтку.

Сколько надо для счастья

- У всех есть иллюзии, что я с этой номинацией как сыр в масле катаюсь, - разводит руками Бронзит. – А все ровно наоборот. Конечно, я нанесу удар семейному бюджету, затяну пояса, сэкономлю, но съезжу в Лос-Анжелес. Но не уверен, что вернусь с «Оскаром».

И дело, говорит режиссер, даже не в деньгах. Просто он не чувствует поддержки от государства, как материальной, так и моральной. В кои-то веки прорвался режиссер из Петербурга, добрался до почетной номинации. А у Бронзита ощущение, что это никому не нужно. Ну в номинации и в номинации. Никто из чиновников что городских, что федеральных его не поздравил и помощи не предложил. А деньги нужны и на саму поездку, и на пиар фильма до нее. «Оскар» - огромная фабрика по производству звезд, на которой зарабатывают все. В городской бюджет поступает порядка 130 миллионов долларов, чуть меньше сотни миллионов – сама кинопремия. Конечно, и расходы тоже велики.

Как рассказал «Комсомолке» Константин Эдуардович, после того, как стало известно, что он прошел в шорт-лист, ему прислали письмо из специализированного американского журнала о мультипликации: готовы напечатать целую полосу о российском режиссере, но… за деньги, что-то около пяти тысяч долларов. Другие люди готовы разослать его фильм персонально всем шести тысячам академиков, тоже примерно за такую же сумму. От такой «помощи» Бронзит отказался.

Сама поездка обойдется примерно в полторы тысячи долларов, это около ста тысяч рублей по нынешнему курсу. И это при том, что жить режиссер с женой будут у друзей, не тратясь на гостиницу.

- Я не о себе уже пекусь, - говорит Константин Эдуардович. – Я не хожу с протянутой рукой. Но за мной придут другие, молодые режиссеры. Вот в Германии на пиар-поддержку фильма о сербском конфликте в номинации короткометражного кино выделили пятьдесят тысяч долларов. Германии это почему-то нужно. А нам нет.

Зачем нужен пиар на «Оскаре»

Правда, на студии «Мельница», где работает режиссер, обещали помочь, в том числе с пиаром, который должны осуществить зарубежные партнеры. Так что совсем уж нищим наш мультипликатор выглядеть не будет. А вот зачем вообще нужен пиар? Если и так все киноакадемики и без того должны посмотреть фильмов сколько осилят и честно проголосовать, как подсказывает сердце. И другие – так же честно просто подсчитать все голоса. Проще не бывает, задачка для первого класса – сложение.

А вот тут, как объяснил «Комсомолке» Бронзит, вступает в силу человеческий фактор, уже с умножением.

Киноакадемиков – шесть тысяч. Номинаций – 25, включая почетную. В каждой – по пять претендентов. Только в номинации «Лучший фильм» в этом году – восемь лент, зато каждая в нескольких номинациях. А на «Почетного Оскара» записаны двое.

На круг получается около сорока-пятидесяти работ, которые придется посмотреть, если кто-то их академиков решит стать самым добросовестным членом жюри. Трудно столько осилить, да и в голове будет каша. Вот тут-то и нужен пиар: индивидуально поданную работу скорее посмотрят, оценят и, чем черт не шутит, за нее проголосуют.

- Им нужно все время капать на мозги, - говорит Бронзит. – Картина должна быт на слуху!

Каждый академик имеет право голосовать в каждой номинации по одному разу. Можно и за себя. Можно и за ленту, которую не видел. Тут все – на совести каждого. В честности тех, кто подсчитывает голоса, сомневаться не приходится, репутация у «Оскара» безупречна.

- Я проголосую в номинации короткого метра, есть два фильма, которые мне очень понравились, будет трудный выбор, - говорит Константин Бронзит. – А больше я ничего не смотрел.

- А в номинации мультиков за кого поставите галочку?

- За себя, - смеется Бронзит. - Вот только сколько будет еще голосов?! Хотя, если уж я попал в шорт-лист, значит, люди оценили.

«По красной ковровой дорожке пройдем без интервью»

Для церемонии режиссер уже приготовил смокинг. Он наденет его всего третий раз. Первый был в 200 году на церемонии французской премии, затем 2009 год – первое выдвижение ан «Оскар», и вот сейчас.

- Бог троицу любит, - смеется Константин Эдуардович. – Можно сказать, на смокинге я сэкономил. Мне его когда-то подарили.

В семье, несмотря на трудности, царит легкое оживление. Все же поездка на «Оскар» - не фунт изюма. Жене купили новое платье, красное, в пол.

Мы так и представили, как наш земляк под ручку с женой гордо ступает на красную ковровую дорожку, где либо до него, либо после ступит и нога Лео, много лет мечтающего о статуэтке.

И все журналисты с интересом переспрашивают друг друга:

- О, это тот самый русский? Нельзя ли спросить у него пару слов для нашего издания?

- Я вас умоляю, - смеется режиссер. – Такого не будет. Все русские, которые были на «Оскаре», не вызывают ажиотажа у местной прессы. А русские издания на красную дорожку, по-моему, никогда не аккредитовываются. Может, это тоже стоит денег?