2016-04-11T17:16:34+03:00

Юрий Гальцев: Иногда хорошо попариться в баньке одному, подумать

Петербургскому артисту исполняется 55 лет. Накануне юбилея он рассказал «Комсомолке», как руководит Театром Эстрады, воспитывает «гальчат» и своими руками мастерит скворечники [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments13
Олег Поповр подарил Юрию Гальцеву свой галстук - в знак восхишенияОлег Поповр подарил Юрию Гальцеву свой галстук - в знак восхишенияФото: Александр ГЛУЗ
Изменить размер текста:

Сначала поклонники узнали Юрия Гальцева как ну очень смешного артиста эстрады. Многие бы на этом и успокоились, но не Юрий Николаевич. Он попробовал себя в кинематографе, выпустил несколько дисков своих песен («Ух ты, мы вышли из бухты» - это его). А семь лет назад совершенно неожиданно еще и возглавил Театр Эстрады! И прекрасно справился с новой ролью руководителя. Да, еще выпустил курс в Театральной Академии – и всех трудоустроил, как говорится, с аншлагом. Но когда мы пришли к Юрию Николаевичу в гости, мы увидели не замученного жизнью человека, а любимого артиста таким, как и всегда, и даже лучше.

"САМ СЕБЕ ГОВОРИШЬ: СТОП"

- Юрий Николаевич, к юбилею относитесь серьезно или с юмором?

- Да я не знаю… И с юмором, и серьезно. Чем дальше от возраста 20 лет, тем больше понимаешь, что времени меньше. Раньше так не чувствовал. Ну, прошла неделя-вторая-третья-пятая. А сейчас, когда суета сует, говоришь себе: стоп. Пока вот это не доделаешь, за другое не берись. Диск не мог записать три года!

Я на себя психанул, ударил кулаком по столу и сказал себе: все, к юбилею должен сделать. Так что вы присутствуете в исторический, хорошем плане, момент: час назад я записал последнюю вещь этого диска.

- Все сами пишете?

- Будет 17 вещей, все мои вещи, и стихи, и музыка. И еще дал себе слово: каждый год буду выпускать ко дню рождения по пластинке. Материала очень много. Есть песни, которые хороши к сегодняшнему дню, а потом песня себя изживает, у нее отрастает борода, она теряет смысл и атмосферу. А то, к стыду моему, кроме «Ух ты, мы вышли из бухты», люди ничего не помнят. Дай Бог, чтобы диск успел выйти к 12-му – буду его раздавать здесь, на юбилейных концертах. Это будет от меня подарок. Дорога ложка к обеду.

- Вы все про работу…

- А сразу после дня рождения приступим к новому спектаклю! Пока название «Прототипы». По нашей современной прозе, двенадцать авторов – двенадцать отрывков. Такого спектакля больше нигде в России не будет, потому что это не чья-то пьеса, мы сами все придумаем. Я очень люблю, когда на сцене играют молодые актеры…

- Мы наслышаны про ваших «гальчат»!

- Говорят, без «обезьянок» - заслуженных, народных, и прочая – театр не может. К моей радости, я опроверг это высказывание. У нас много спектаклей, где играют только молодые – и билеты проданы!

"ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С ТУАЛЕТА"

- Про театр Эстрады… Когда вам предложили пост – вы очень удивились?

- Сейчас, если бы мне такое предложили, я бы, наверно, не согласился! Один ремонт чего стоил! Тут даже туалетов не было. Говорят, театр начинается с вешалки – он начинается с туалетов!

- А куда, простите, зрители в антракте ходили?

- В швейцарский ресторан напротив. А там еще туалет, извините за выражение, смешанный М и Ж. Валентина Матвиенко нас посетила: «Что-то не нашла у вас туалета..» - « А у нас его нет!» «Да вы что?!» Теперь-то у нас все есть. Хотя все эти согласования… То нельзя, это нельзя…

- И зачем вам это было надо?

- Устал я от того, что у меня не было места. Устал репетировать в клубах, каких-то подвалах, комнатенках… И дома все было завалено аппаратурой, гитарами, костюмами… Александр Ширвиндт меня лет семь в Москву в свой театр звал. Я уже там все спектакли пересмотрел, уже на чемоданах сидел, но что-то останавливало. И тут вдруг раз – и дали театр. Видно, Бог хотел, чтобы я остался в Петербурге. Я много потерял в материальном плане, когда шел ремонт, если бы просто ездил по гастролям, и голова бы не болела. Но я ничуть не жалею! Зато я выиграл в духовном, в творческом плане. И самое главное, я себе доказал, что я это могу. Стал совсем другой театр, пошел зритель. Люди любят, уважают, ходят, и вот это самая важная медаль, награда, грамота. А остальное по барабану. Так что не просто так все в этой жизни.

- Мистическая история!

- Маленечко да. Многим его предлагали, из Москвы многие хотели, но все было несовпадение. А тут раз – и совпало.

Юрий Гальцев о новом альбоме, возрасте и сплетнях. Съемка - Александр ГЛУЗАлександр ГЛУЗ, Анатолий ЗАЙОНЧКОВСКИЙ

"ВОСПОМИНАНИЯ ПОМОГАЮТ ТВОРИТЬ"

- Вообще мне сам Бог велел возглавить театр. Не подумайте, что хвастаюсь, но в эстрадном жанре я понимаю все. Хожу, смотрю, вижу, что происходит.

- Ходите, смотрите?

- Все-гда. Обязательно. А без этого никуда. Должен же я знать, что меня окружает, куда все идет, какие тенденции.

- И куда все идет?

- Вот многие ругаются, хают: Комеди Клаб окутал весь юмор, всю эстраду! А я не то, что этого не боюсь, мне некоторые ребята очень симпатичны. Не все номера нравятся, но номер – это же не человек. А как люди они очень талантливые и оригинальные, грамотно все делают. Я как-то спросил про Гарика Мартиросяна, узнал, что он четыре-пять языков знает в совершенстве и еще один учит! И мне стало все ясно. Это очень важный момент. Судьба меня столкнула и с Бульдогом, и с Батрутдиновым, с Димой Хрусталевым. Там далеко не дураки! Сегодня вот такой юмор пошел. А тот юмор, который мы знали до этого, ушел на второй план, на третий. Ну это же нормально, это же жизнь.

- Не грустите по «Аншлагу»?

- Тот «Аншлаг», извините, это был «Аншлаг». Там были Ян Арлазоров, Миша Евдокимов, Ефим, Клара. Это была мощь. Но все меняется в жизни. То время, то состояние не вернуть. Но те университеты, которые я вспоминаю с трепетом, со слезинкой, мне помогают творить и сочинять сейчас.

- А что из детства вспоминаете?

- Когда я был маленький, мы с папой плыли на лодке как робинзоны, неделю. Останавливались на островах, ловили рыбу, варили уху. Ночью кто-то шарил в кустах… Колбаса по-другому пахла. Мама работала в гастрономе, и я после школы забегал: «Мама, бутерброд!» Она брала во-от такой толщины кусок черного хлеба, нарезала колбасу – она пахла за двадцать метров!, томатный сок из трехлитровой банки… Вкусно.

"БАНКЕТ В ТЕАТРЕ. А КУДА МНЕ ИДТИ?"

- А что сейчас вас радует? В бытовом плане.

- Вот на днях два скворечника сделал своими рукам. И повесил.

- Скворечника?!

- А что, у меня руки заточены очень хорошо. Мой отец был заслуженный строитель Советского Союза, к столетию Владимира Ильича Ленина в 1970 году на его счету было сто крупнопанельных домов, это факт.

- И вас научил строгать, пилить?

- С детства все умею. Я и сейчас могу построить колодец, гараж, фундамент забетонировать. Дружу с молотком, топором. Скворечники мы с папой с детства делали. А дома у нас по одной стене были сплошь клетки с птицами. Попугайчики, канарейки…

На полном серьезе говорю! Кто птичник, поймет: для попугаев нужен скворечник, а для канарейки – гнездо. А где его возьмешь? Мы сами из бельевой веревки вили, плели по кругу. И получалось гнездышко, и канареечка откладывала там два-три яичка. Вылуплялись птенчики. Сколько себя помню, у нас дома свист стоял! Ну и собаки, постоянно. Дворовых собак я собирал и лечил. Помню, подобрали мы Найду на улице. Нас с отцом она любила, а маму ненавидела просто, хотя мама ее кормила. Отец смеялся: две хозяйки на одной кухне враждуют.

- Сейчас у вас дача есть? Сами строили?

- Конечно, мне помогали. Но они видели, что и я не овощ и не дуршлаг. Я люблю деревянное, спокойное. Не металл. Люблю колотить, строгать, подкрашивать. Дрова, печка. И веники сам заготавливаю.

- Огородик?

- Грядочка. По чуть-чуть, петрушка, лучок. Две яблоньки. Это называется: «Чем мы хуже других?»

- Вы говорите – веники. Есть банька?

- Иногда не хочется шумных компаний, разгуляй-малина-пиво. Я очень люблю побыть один. Большая подготовка. Не торопясь разжечь, чтобы все прогорело. Замочить веничек. Перед этим попить чайку с медком. Подумать. Зашел первый раз, второй, третий. Холодная вода… Жизнь прекрасна. Вот в этот момент она удалась. Просто у нас нет культуры. Если баня, надо напиваться. А баня этого не терпит.

- Юрий Николаевич, а вы умеете отдыхать!

- Когда я уже уехал из театра, закрыл за собой дверь – то все, стараюсь думать о другом. На работе не зацикливаюсь. Потому что иначе можно чокнуться! Есть еще близкие, которым нужно уделять внимание и любовь.

Фото: Театр Эстрады

Фото: Театр Эстрады

- У вас и жена актриса, дома о работе разговариваете?

- Ни-ко-гда! Мы редко встречаемся, у каждого из нас много работы. «Как прошла репетиция?» - «Хорошо». – «А у тебя как спектакль?» - «Хорошо». И все.

- Дочка у вас актрисой же не стала?

- Да, не стала. Она закончила Университет, работает педагогом по фитнесу.

- Вы в хорошей форме, это дочь за вами следит?

- Я хожу в другой зал, раз в неделю. У нее та-акие девицы там! Я комплексую.

- А как насчет здорового образа жизни? Сейчас это модно.

- Ерунда! Просто стараюсь не переедать, поменьше жирного и сладкого. Бабушка говорила: с твоей профессией еще соблюдать пост – можно загнуться.

- На какой возраст себя чувствуете?

- Знаете, некоторые мои ровесники, может, и выглядят лучше, как мальчишки. Но что касается внутреннего состояния… То, что я делаю на сцене, не свойственно людям в мои года такое делать. В одном месте детство играет, и это хорошо. Иначе я был бы какой-то слишком правильный, как стенгазета.

- И все-таки юбилей от простого дня рождения отличается?

- Единственным: больше затрат. Больше салатов, пирогов, чем в обычный день рождения.

- День рождения на сцене. А после работы, вечером - в ресторан?

- Да банкет устроим прямо в театре! А куда мне идти? Вы думаете, где-то мне будут больше рады, чем в родном театре?!

Юрий Гальцев "Ух-ты, мы вышли из бухты". Юрий Гальцев, бенефис 2004 год.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также