Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+21°
Boom metrics
Туризм11 сентября 2016 9:47

Оживет ли город-призрак у спящего водопада

Чтобы попасть в Ивангород, нужен пропуск. Или шенгенская виза
Троицкий собор на границе с Эстонией

Троицкий собор на границе с Эстонией

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

На автобусной остановке беседуют женщины:

- Надо прогуляться в Эстонию. Там сегодня скидки на сметану.

На свои огороды и дачи ивангородцы ездят на автобусе, в Нарву ходят пешком - по мосту несколько сотен метров. В Ивангороде находится единственный в России пешеходный переход со странами Евросоюза. Местные охотно пользуются приграничным статусом своего города, у всех есть загранпаспорта, так что по-соседски ходят к эстонцам в магазины. А эстонцы приезжают к нам за бензином. Или в парикмахерскую - у нас дешевле.

Увы, для петербуржцев и жителей других регионов, чтобы приехать в Ивангород, нужен либо пропуск в погранзону, либо загранпаспорт с шенгенской визой. Иначе патруль у въезда в город завернет назад.

Ивангородцы надеются, что рано или поздно КПП уберут. Ведь он снижает поток «внутренних» туристов в этот интереснейший город.

Так водопад выглядит нечасто, но случается.

Так водопад выглядит нечасто, но случается.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

ДВЕ КРЕПОСТИ У РЕКИ

Главные достопримечательности Ивангорода средневековая русская крепость и музей с богатейшим собранием произведений художника Ивана Билибина.

Крепость построили в ХV веке напротив ливонского замка в Нарве, чтобы защитить границы Руси. Она неоднократно подвергалась штурмам и осадам. В XVII веке и Нарву, и Ивангород захватили шведы. Побывавший здесь в то время немецкий писатель Адам Олеарий, явно симпатизировавший шведам, поразился, как русским удается сохранять свою культуру и традиции.

Олеарий, переправившись через реку Нарову, побывал и в Ивангороде. Был какой-то религиозный праздник, и все жители ушли на кладбище. Олеария удивило, как русские почитают своих предков. Он написал, что бабы громко рыдали над могилами родственников, покинувших этот мир даже много лет назад. Немецкий мозг никак не мог принять такого. Видимо, он считал: умерла так умерла…

Обычно Нарова не очень-то полноводна.

Обычно Нарова не очень-то полноводна.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

ПОЭТИЧЕСКИ НАСТРОЕННЫЕ ТУРИСТЫ

С петровских времен Ивангород и Нарва жили одним городом. Тогда главной достопримечательностью стали водопады на Нарове. Любоваться зрелищем приезжали даже из Петербурга. Кавалеры перешагивали через кочки на крутом берегу, барышни шуршали шелками платьев и хихикали. В звериной страсти водопада было что-то неприличное, вызывающее, дикое. Не зря Петр Вяземский написал в своем модном в салонах стихотворении:

«Несись с неукротимым гневом,

Мятежной влаги властелин!

Над тишиной окрестной ревом

Господствуй, бурный исполин!»

Водопад пригодился смышленым людям. В середине XIX века у одного его потока возвели Кренгольмскую мануфактуру. В 1950-е годы построили Нарвскую ГЭС. Ее плотина перекрыла второй рукав водопада.

«Мятежной влаги властелин…» - как красиво отметил Вяземский, превратился в спящего гиганта. В обычные дни можно увидеть только пластами поднимающийся пересохший склон.

Когда-то здесь был ресторан. Теперь - просто развалины.

Когда-то здесь был ресторан. Теперь - просто развалины.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Но водопад время от времени «включают». На ГЭС открывают затворки, чтобы промыть дно Наровы и сбросить «лишнюю» воду. Никакого официального графика не существует. Можно приехать и ничего не увидеть. А может, и повезти.

- Сегодня водопад запустят. Предупредительная сирена выла, - сказала продавщица в магазине.

Утверждают, что с эстонской стороны водопад не увидеть. Подходы к нему перекрыла Кренгольмская мануфактура. Она давно разорилась и теперь стоит под замком.

Обычно сброс воды происходит по пятницам и субботам. Во влажные сезоны - весной и осенью - практически еженедельно.

От видов Парусинки веет тишиной. И некоторым запустением.

От видов Парусинки веет тишиной. И некоторым запустением.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

РАЗБОЙНИКИ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

Кренгольмская мануфактура стоит на эстонской земле. В русской части в XIX веке построили еще одну фабрику - по производству парусов. Вокруг предприятий образовался целый район, который назвали по «профессии» одной из фабрик - Парусинка.

Гипсовые статуи - советское наследие. Как и в любом другом городе.

Гипсовые статуи - советское наследие. Как и в любом другом городе.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

В Кренгольме и Парусинке работали жители со всей округи и в основном женщины. В выходные текстильщицы спешили к семьям.

Вокруг Ивангорода и сегодня густые леса. В стародавние времена в них обитали разбойники. Работницы получали 23 рубля - огромные по тем временам деньги. И всегда просили выдать им заработанное двумя червонцами и «бумажкой». Трешку прятали на груди, а червонцы закладывали за щеку. В случае ограбления червонцы от греха глотали. Злоумышленникам доставалась только трешка…

ГОРОДОК У ГРАНИЦЫ

В советское время Парусинка процветала. На больших фабриках на российском берегу и берегу эстонском работали тысячи людей. Никаких проблем ходить «туда-сюда» не возникало. В Парусинке есть мост, по которому ивангородцы отправлялись на работу в цеха Кренгольмской мануфактуры. А жители Нарвы трудились на фабрике в Парусинке.

Российская фабрика работает и сейчас. А закрытие большого эстонского предприятия стало настоящим бедствием. Без работы Парусинка превратилась в депрессивный район.

Улочки в Парусинке больше похожи на европейские, нежели на среднерусские. Только заброшенность все портит.

Улочки в Парусинке больше похожи на европейские, нежели на среднерусские. Только заброшенность все портит.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

На площади у проходной фабрики в Парусинке красуется гипсовая скульптура то ли прядильщицы, то ли ткачихи. Напротив - полуразрушенное здание причудливой формы. Что здесь было? Объясняют: ресторан.

Отчего он тогда заброшен? Когда Кренгольм разорился, не до ресторанов стало…

Парусинка - район уникальный, его строили на рубеже XIX и XX веков по образцу типовых европейских рабочих поселков. Старинные дома, общежития рабочих, особняки инженеров, клубы… Такие же в Великобритании, Нидерландах, Германии сохраняют как памятники архитектуры.

Даже архитектура здесь особенная.

Даже архитектура здесь особенная.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

БАРОН БАНКИР

Парусинка - детище барона Александра фон Штиглица, крупнейшего финансиста XIX века, управляющего государственным банком, промышленника. А также известного мецената: в Петербурге, например, он основал всем известное художественно-промышленное училище, носящее ныне его имя.

Штиглиц (немец по происхождению) был подлинным патриотом России. Например, все свои немалые сбережения хранил исключительно в рублях. Когда в периоды кризисов друзья говорили ему, что это неразумно, барон заявлял: «Отец мой и я нажили свое состояние в России; если она окажется несостоятельной, то и я готов потерять все».

Барона фон Штиглица похоронили в храме, который он сам же и возвел.

Барона фон Штиглица похоронили в храме, который он сам же и возвел.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Начав производство в Ивангороде, Штиглиц и сам решил тут обосноваться. Построил усадьбу и храм - церковь Святой Троицы, где его позже похоронили.

Увы, усадьба не сохранилась, а собор в советские годы превратился в руины. Двадцать лет назад началось возрождение храма. Сегодня он гордо возвышается в нескольких метрах у границы. Россия не может начинаться с руин.

Хочется верить, что возродиться и Парусинка, а Ивангород станет крупным туристическим центром. Этой осенью планируют открыть еще один пешеходный переход в Парусинке.

Троицкий собор на границе с Эстонией - действующий храм.

Троицкий собор на границе с Эстонией - действующий храм.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН