2016-10-19T13:57:52+03:00

Отец чиновника, обвиняемого в заказном убийстве: “Меня поставили в положение льва в клетке”

Экс-ректор СПбГУСЭ Валерий Соловьев явился на суд по делу о расправе над своим "преемником"
Василий СоловьевВасилий СоловьевФото: Тимур ХАНОВ
Изменить размер текста:

Отец за сына не ответил. Первый президент СПбГУСЭ Василий Соловьев с опозданием в две недели явился на суд по убийству последнего ректора Александра Викторова. В перерыве он перекинулся парой слов о “колбасе и рыбе” со своим сыном Василием, оказавшимся “в незавидном положении” - на скамье подсудимых. А во время заседания, запутавшись в финансовых отношениях с благотворителями, обвинил прокурора “в красоте”, а помощника Фурсенко в уничтожении вуза.

“ЛЕВ В КЛЕТКЕ”

Выступления Соловьева-старшего в суде ждали еще две недели назад. Присяжным он должен был поведать о финансовых разногласиях своего сына с Александром Викторовым, которые стоили последнему жизни. Разговор в тот раз пришлось отложить. Предпоследний ректор СПбГУСЭ неожиданно захворал. И так же неожиданно выздоровел. На заседании он появился с двумя портфелями под завязку забитыми документами.

- Вам знаком подсудимый? - поинтересовался судья.

- Это мой сын, - переглянулся Соловьев-старший с Василием в ответ

- Кем вам являются потерпевшие, - перечислил супругу, и детей Викторова председательствующий

- А это мои близкие друзья, - улыбнулся Соловьев-старший.

Стремительный подъем своего сына по карьерной лестницы, Соловьев-старший объяснил способностями чада и смертью заместителя. В каком году его сын поступил в университет Соловьев не вспомнил, перепутал и год, когда единственный ребенок занял пост проректора.

- Перед этим его в начале 2013-го его отправили на стажировку в Москву, - сообщил суду

- В 2008-ом, - поправил его из-за решетки Соловьев-младший.

- Не надо меня поправлять, - возмутился Соловьев-старший.

Кто есть кто. Версия следствия

Кто есть кто. Версия следствия

Память на финансы у предпоследнего ректора вуза оказалась лучше. Владельца двух фирмы, фигурирующие в материалах следствия, он сразу назвал: “Его сын”. Пояснил, что компании он подарил Василию вместе с деньгами на счетах. Впрочем, объемы финансов этих фирм считал “незначительными”.

- У нас с вами разное отношение к “незначительным объемом”, - пояснил он прокурору. - Я, работая в вузе, распоряжался миллиардом рублей. А вы…

- Давайте, не обо мне, а об организациях, - попросила прокурор. - Вы утверждали, что они не успели стать финансово-успешными.

- Что такое финансово-успешные в вашем понимании? Вы же этим воспользуетесь. Вот ведь в чем проблема. Вы везде ставите меня в положение льва в клетке. И это неправильно.

- Это протокол, - вмешался судья. - Обвинение имеет право задавать вопросы.

- С моей точки зрения любое юридическое лицо, управляющее меньше чем двадцатью миллионами, незначительное, - заметил Валерий Соловьев.

СОВЕЩАНИЕ, КОТОРОГО НЕТ

Фирмы суд интересовали, как учредители НП “Сервис”. Эта структура под видом благотворительности собирала деньги за обучение с платников. Именно с ее сервисом в судах боролся ректор Александр Викторов. Ликвидируясь надстройка продала здание на Трефолева, которым сначала владел через фонд СПбГУСЭ, а потом арендовал. И хотя вырученные от сделки деньги НП “Сервис” честно вернул в кассу вуза. Но цена продажи вызывала сомнения - 14 миллионов рублей, иными словами, три трехкомнатные квартиры по тем временам.

- Почему на совещании чиновников вы заявили, что здание можно вернуть вузу, хотя на тот момент знали, что его продали и деньги вузу перечислили, - уточнил у Соловьева-старшего судья.

- Да кого это интересовало?! Я на том совещании не присутствовал.

- Ваша честь! - заметила прокурор. - Мы уже выяснили, что свидетель на данном заседании был.

- А вы там были?! - повернулся к прокурору Соловьев-старший. - Тогда вы зачем вы такое говорите. Я не могу вообще с вами разговаривать, потому что вы все время меня ловите.

- У меня работа такая, - улыбнулась прокурор.

- Простите меня, - извинился Соловьев-старший. - У вас не такая работа. Вы красивый человек и напрасно так себя ведете.

- Валерий Николаевич, ответьте все же на вопрос. Вы были на этом совещании или нет?

- Совещания не было, - окончательно запутал суд Соловьев.

СЛОВО СЫНУ

Напрямую к событиям сентября 2012 года, стоившим жизни ректору Викторову, бизнес Соловьева-младшего отношения не имеет. К тому времени все эти компании сменили род деятельности, некоторые еще и собственников. А вот обида на нового ректора, выгнавшего предыдущую администрацию из вуза, по версии следствия, у Соловьева-младшего осталась. Отец Василия в криминальные связи своего сына с миром заказных убийц не верит. С показаниями одной свидетельниц, услышавшей: “Ты следующий” из уст Валерия Соловьева в адрес Александра Викторова на похоронах одного из высокопоставленных сотрудников вуза, поспорил.

- Я на тех похоронах даже не был, - объяснился Соловьев-старший.

Следующим перед судом ответ держать будет его сын. Практически всех свидетелей и ходатайства адвоката судья отклонил. И присяжные не смогут таким образом ознакомиться с версией защиты, базирующейся на географии звонков подсудимого и криминальных авторитетов ему помогавшим с убийством, и менявшим телефонные номера как перчатки.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также