Санкт-Петербург
Происшествия5 апреля 2017 1:00

Ответы на пять самых главных вопросов о теракте в Санкт-Петербурге 3 апреля 2017 года

«Комсомолка» выяснила у экспертов, почему до сих пор никто не взял на себя ответственность за взрыв, и почему братья по вере убивают друг друга
Почему никто не взял на себя ответственность за теракт?

Почему никто не взял на себя ответственность за теракт?

1. Почему никто не взял на себя ответственность?

- В России специфика терроризма такова, что за большинство терактов никто ответственности не берет, - рассказал «КП» исламовед Роман Силантьев. - Был Басаев, который ставил свой «автограф» после любой диверсии. Был Доку Умаров, который взял на себя «Невский экспресс». Но львиная доля терактов все же осталась без авторства. Вот сейчас в Астрахани ваххабиты расстреляли полицейских - тоже никто не взял ответственности.

Террористы по факту не имеют жесткой вертикали. Многие их организации - это совокупность автономных групп, что важно для конспирации. И, совершая теракт, одна из таких групп может не оповестить руководство. Есть вообще одиночки, на которых игиловцы сейчас и делают ставку. Это идеальный террорист. Если подрыв «удачный» - берут ответственность на себя, если нет, поймали его, он никого не может сдать.

Может, Джалилов был и террористом-одиночкой, каких взращивают через спецгруппы в интернете? Там тебе и проповеди, и инструкции с картинками, и «рецепты» по изготовлению оружия. Питерский смертник действовал четко по ним, хотя, возможно, даже не уведомил идейных сетевых вдохновителей о своих планах.

Взрывной волной разворотило двери вагона.

2. Почему террористы убивают собратьев по вере?

Среди пострадавших во время теракта в петербургском метро есть люди и с южными - нерусскими - фамилиями. Вероятно, они могут быть мусульманами. Представители духовенства рассказали «КП», как джихадисты оправдывают нападения в том числе и на своих собратьев по вере.

- В классическом исламе запрещено убивать невинных людей, какой бы веры они ни были. Однако у джихадистов подход такой: если мусульманин не мигрировал к ним в «халифат» в Сирию или Ирак, то его убийство грехом не является, - говорит первый зампред Совета муфтиев России Рушан Аббясов. - И даже представители исламского духовенства, которые выступают против идей ИГ (запрещено в России. - Ред.), являются вероотступниками.

Цветы у стихийного мемориала в метро Санкт-Петербурга.

Фото: REUTERS

3. Почему уроженец Киргизии так быстро получил российский паспорт?

Как выяснила «КП», Джалилов пошел по упрощенной процедуре получения гражданства РФ.

Дело в том, что с 1999 года между Россией, Беларусью, Киргизией и Казахстаном действует соглашение, которое минимизирует требования к соискателям. Собственно, требований всего два. Первое: быть рожденным на территории Белорусской, Казахской, Киргизской ССР. Второе: иметь на территории России одного близкого родственника. Акбаржон, конечно, родился уже после развала Советского Союза. Так что процедуру легализации в России начал его отец. Ну а дальше все просто: отец - это ведь близкий родственник.

Так Джалилову и выдали паспорт, причем на абсолютно законных основаниях. Перед тем как получить заветный паспорт, граждане Киргизии, Казахстана и Беларуси должны получить вид на жительство в России. Но с этим, как показывает практика, почти никогда не бывает проблем. И еще: те, кто получает гражданство по соглашению, не обязаны сдавать экзамен по русскому языку. Им просто нужно сделать копии паспорта, принести фотографии и заплатить пошлину - 3,5 тысячи рублей.

Камеры запечатлели предполагаемого смертника. Фото: камеры видеонаблюдения

4. Почему у погибшего Джалилова открыты глаза?

В вагоне метро нашли голову предполагаемого террориста-смертника. У многих, кто видел этот кадр, возник вопрос: а почему глаза открыты? Ведь в последний момент жизни, зная, что сейчас умрет, неужели он не зажмурился от страха?

- При насильственной, то есть неестественной смерти (а самоподрыв - это как раз смерть не­естественная) глаза погибшего часто остаются открытыми, - говорит судмедэксперт Михаил Красновидов. - Даже если в последний момент перед гибелью он их закрывал. Ведь при разрыве мышц, сухожилий, нервов происходят рефлекторные спазмы, которые приводят к тому, что посмертно застыть лицо может с открытыми глазами, с оскалом или с ухмылкой. И это может не иметь отношения к эмоциям, которые испытывал человек в последний миг, - чистая физиология.

Как развивались события.

5. Жертв могло быть больше?

- Да, и намного. Вторая бомба, найденная уже на станции метро «Площадь Восстания», мимо которой про­шли сотни пассажиров, должна была взорваться в течение ближайших 10 - 20 минут... - пояснил наш источник. - Атака планировалась очень серьезная. Более кровавая, чем та, что получилась. Если бы не сработавшая система безопасности на «Площади Восстания», то потери были бы куда значительнее. Больших жертв в этом теракте удалось избежать благодаря бдительности охраны, оперативности сотрудников Росгвардии, врачей и спасателей, а также профессионализму машиниста.

Бомбу на станции «Площадь Восстания» замаскировали под огнетушитель.

Еще больше материалов по теме: «ТЕРАКТ В МЕТРО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА 3 АПРЕЛЯ 2017 ГОДА»

ВОПРОС ДНЯ

Есть ли у вас личные правила безопасности в общественных местах?

Александр МИХАЙЛОВ, генерал-майор ФСБ в запасе:

- Первая защита от терроризма - в голове у каждого. Если вовремя включаем мозги, то можем предотвратить террористический акт, выявив нелегального мигранта, подозрительное вещество, вещи в неположенном месте.

Иван КРАСКО, народный артист России:

- Когда еду в метро, иногда пропускаю первый поезд. Сажусь в тот, где поменьше людей. Это защищает и от карманников.

Анатолий КУЛИКОВ, экс-глава МВД, генерал армии:

- Глупо ходить по городу и думать только о теракте. Но надо обращать внимание на предметы, которые просто лежат на дороге. Или кто-то оставил сумку. А может, у вас вызвали подозрение люди, которые ведут себя неадекватно. Надо обязательно оповестить об этом постового или патрульную пару.

Когда вы в толпе, старайтесь двигаться по краю потока и обращайте внимание на бесхозные вещи.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Маргарита МАМУН, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике:

- Сейчас не знаешь, где и что может произойти. Лучше по возможности реже выходить из дома.

Игорь БЕЛОБОРОДОВ, научный директор Независимого института семьи:

- Предпочитаю ездить на машине. Избегаю массовых мероприятий. Если я в метро, вычисляю подозрительных лиц.

Петр ШКУМАТОВ, координатор «Синих ведерок»:

- Сторонюсь толпы, иду в потоке по краю, если что-то идет не так, делаю попытку покинуть помещение.

Андрей ЕПИФАНЦЕВ, глава аналитического агентства Alte et Certe:

- Стараюсь не находиться рядом с людьми, от которых может исходить опасность. Наше общество не ощущает себя в таком состоянии, чтобы в общественном месте в первую очередь заботиться о безопасности в случае теракта. В отличие от израильского.

Александр ЗАПОЛЬСКИС, политолог:

- Если видишь потенциальную давку - не лезь в толпу. Однажды это спасло жизнь мне и моей жене. Если «все куда-то прут», надо как можно быстрее выйти из потока и найти обходной маршрут.

Николай СИЛАЕВ, старший научный сотрудник МГИМО:

- В жизни работает лишь такое правило: «не стой под стрелой» и «учитывай психологию толпы».