2017-05-30T18:24:23+03:00

За патентом: как престижный район Петербурга превратился в восточный базар

Репортер «КП» постояла в очереди с мигрантами, которые бьются за право работать легально
Поделиться:
Комментарии: comments25
Всего в 20 минутах ходьбы от Смольного царит своя неповторимая атмосфера.Всего в 20 минутах ходьбы от Смольного царит своя неповторимая атмосфера.Фото: Александра КРЫЛОВА
Изменить размер текста:

Федеральной миграционной службы больше нет, а мигранты – есть. И для того, чтобы работать в России, им нужно разрешение, или патент на работу.

В Петербурге оформить документ можно только в одном месте - в отделе по вопросам трудовой миграции УВМ ГУ МВД России по Петербургу и Ленобласти.

Здание на улице Красного текстильщика, в 20 минутах от «Чернышевской», обросло таким восточным колоритом, какого и на Сенном рынке не видывали. Шутка ли: мигранты со всего города и области «ломятся» в одну-единственную дверь.

Корреспондент «КП» наведалась в «отдел по раздаче патентов» и посмотрела, как это выглядит на практике.

ОЧЕРЕДЬ ЗАНИМАЮТ С ВЕЧЕРА

8 утра, вторник. Здание отдела по вопросам трудовой миграции со всех сторон облеплено смуглыми мужчинами и женщинами. Люди сидят на скамеечках, на корточках, на поребриках. Они пьют, едят, смотрят в свои дешевые смартфоны и ждут.

Перед воротами – человек 50, но это всего лишь хвост очереди. Те, кто не сумел попасть внутрь, – в двор, весь расчерченный металлическими решетками.

В узких коридорах-клетках толпятся молодые парни. Когда откроется калитка, их задача номер один – успеть проскользнуть поближе к дверям. Крики, маты, свист – все как на футбольном матче.

Стоит только охраннику сделать шаг в сторону толпы, как по очереди прокатывается гул. Где-то в глубине истошно кричит мужчина – значит, соотечественники оттерли в угол и вот-вот задавят.

Похоже на тюрьму, но на самом деле это - внутренний двор Отдела по вопросам миграции. Если присмотреться, можно различить и людей, висящих на решетках. Фото: Александра КРЫЛОВА

Похоже на тюрьму, но на самом деле это - внутренний двор Отдела по вопросам миграции. Если присмотреться, можно различить и людей, висящих на решетках.Фото: Александра КРЫЛОВА

- Больно ему, вот и кричит. Жалко, - качает головой седой смуглый мужчина, стоящий за воротами и наблюдающий за «патентной битвой» издалека. Он, как и я, сегодня приехал «просто посмотреть».

Хорошо еще, что для женщин устроили отдельную очередь. Там, конечно, тоже давки, но хотя бы без жертв.

Вообще-то Отдел откроется только в 9 утра, но первые страждущие появляются у ворот еще с вечера. Очередь живая, никаких списков нет, так что не отойти ни на шаг. Если, конечно, нет напарника.

- Хорошо, если кто-то есть с машиной, тогда можно внутри поспать, друга попросить подежурить. А так – приходится всю ночь стоять, - рассказывает «КП» парнишка в модных спортивных штанах. Представляется он Артуром.

Он-то свое в очереди уже отстоял, и сегодня выступает в роли напарника для своего земляка.

ЗА ВЫСОКИМ ЗАБОРОМ

В двух шагах от Отдела приезжие открыли кафе узбекской кухни, на улице у них филиал – маленький фургончик на колесах.

Патент патентом, а кушать хочется всегда. В меню – самса из тандыра, хаш, буглама. Поток голодных гастарбайтеров не иссякает ни днем, ни ночью.

Для женщин организовали отдельную очередь, а то не обошлось бы без смертоубийств. Фото: Александра КРЫЛОВА

Для женщин организовали отдельную очередь, а то не обошлось бы без смертоубийств.Фото: Александра КРЫЛОВА

Местные жители сценки из жизни народов Азии наблюдают в основном через забор. Детскую площадку дома, стоящую напротив Отдела, огородили несколько лет назад.

- Спали на лавочках у нас, шумели, мусора тьма, - вспоминает те годы пенсионерка Татьяна, вышедшая погулять с собачкой. – Все качели были оккупированы днем и ночью.

За забором Татьяне и ее бобику как-то спокойнее. После захода солнца она на улицу одна старается не выходить.

На секундочку, этот район – один из самых престижных в центре Петербурга. До Смольного - рукой подать.

В двух шагах отсюда даже строят новый дом премиум-класса. Владельцы шикарных апартаментов наверняка обрадуются «базару» по соседству.

ТРЕСНУЛО РЕБРО

Впрочем, в восточный колорит окунаются не только жители окрестных домов, но и приезжие из Украины. После переворота в 2014 году их стало намного больше.

Причем для украинцев правила игры такие же – приехать с вечера, ночь не спать, как начнут открывать ворота – идти на штурм.

48-летний Сергей Мацюра из Каменец-Подольского в очереди за патентом вспомнил обо всех своих старых болячках.

Тут же можно купить и сим-карту для звонков на родину. Конечно же, паспорт не требуется. Фото: Александра КРЫЛОВА

Тут же можно купить и сим-карту для звонков на родину. Конечно же, паспорт не требуется.Фото: Александра КРЫЛОВА

- На судостроительном заводе в Ярославле упал в свое время, сломал ребра. Так что вы думаете – в очереди тут так подавили, что ребро треснуло! – признается Мацюра репортеру «КП». – Шесть часов стоял, зажали со всех сторон. Не пошевелиться даже.

В России Мацюра трудится постоянно с середины 90-х. В родном Каменец-Подольском работы нет. Зато там есть военный призыв.

- Приходили к родне недавно, спрашивали, где я. Хотели повестку вручить! Представляете, до сих пор идет мобилизация на восток, в зону АТО, - рассказывает «КП» Мацюра. – А мне оно зачем?

ИНСУЛЬТ ПОМЕШАЛ

Несмотря на возраст, Сергей под призыв попадает – берут мужчин до 60 лет. Потому-то в ближайшие годы Мацюре на исторической Родине лучше не появляться. Благо в Петербурге работа нашлась – радиоинженером устроился.

Но все равно – раз в год будь добр, постой в очереди за патентом. А ведь когда-то Мацюра был в одном шаге от вида на жительство (ВНЖ).

- Три года прожил с разрешением на временное проживание (РВП). В 2015 году, в октябре, должен был придти и уже подавать на вид на жительство. Все документы собрал, все у меня было в порядке. И за три дня до собеседования – инсульт! – рассказывает Сергей Мацюра. – Почти три месяца провалялся, а когда пришел, мне указали на дверь. Сказали, что срок РВП истек, и я в стране нахожусь незаконно.

В общем, пришлось Сергею начинать все сначала. Только в 2019 году он сможет снова подать на ВНЖ. Надеется, что здоровье в этот раз не подведет.

В очередях за патентом стоят целыми семьями, иногда и с маленькими детьми. Фото: Александра КРЫЛОВА

В очередях за патентом стоят целыми семьями, иногда и с маленькими детьми.Фото: Александра КРЫЛОВА

Мацюре невесело. Если бы не инсульт, мог бы уже готовиться получать гражданство России. А так – снова очереди, толпа южан и ноющие ребра.

И 3 тысячи рублей отчислений по патенту – это каждый месяц. В год набегает 36 тысяч.

А вот жителям Киргизии повезло. С августа 2016 года им патент не нужен. Киргизия входит в Евразийский экономический союз – вместе с Казахстаном, Беларусью и Арменией.

Киргизам, кстати, и паспорта России выдают по упрощенной схеме. Так было, например, со смертником Акбаром Джалиловым, устроившим взрыв в Петербургском метро 3 апреля.

Сергей Мацюра только руками разводит – логики, мол, никакой.

- У меня дед русский и мать русская, и я стою каждый год за патентом. А о паспорте и мечтать не приходится. Вот так и живем.

 
Читайте также