Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-14°
Общество8 июня 2017 13:51

Погода стратегического значения

В годы войны и блокады от капризов погоды зависели и работа Малой дороги жизни, и полеты нашей авиации, и выходы в рейды военных кораблей. А стало быть - обороноспособность Ленинграда.
Здание гидрометеостанции.

Здание гидрометеостанции.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

В ДВОЙНОМ КОЛЬЦЕ

С началом блокады Ленинграда в осаду также попали Кронштадт и Ораниенбаум. По сути, они оказались в двойном кольце. Немцы заняли Петергоф и Стрельну и полностью перекрыли всякую возможность сухопутного сообщения. Связь можно было осуществлять только по Финскому заливу. Так, из поселка Лисий Нос к Кронштадту и Ораниенбауму был проложен путь, который в наше время получил название Малая дорога жизни. Под постоянным обстрелом вражеской артиллерии и налетами немецкой авиации летом движение шло на лодках, катерах, баржах, а зимой по ледовой трассе на машинах и подводах, запряженных лошадьми.

В это время от прогнозов погоды зависели и жизни тысяч людей, и судьба важнейших плацдармов - Кронштадта и Ораниенбаума. Если бы не удалось их удержать, пал бы и Ленинград.

НА САМОМ «НОСУ ЛИСЫ»

Свое название пригородный поселок получил благодаря мысу, врезающемуся в залив и похожему по своей форме на нос лисы. Здесь особое место. У побережья Лисьего Носа пересекаются течения и ветра, формируя многие природные явления в этой части Балтики. Вот почему возле этого мыса еще в 1920-е годы была создана гидрометеостанция.

Говорят, у войны не женское лицо. Но девушки внесли немалый вклад в победу.

Говорят, у войны не женское лицо. Но девушки внесли немалый вклад в победу.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Нынешний начальник станции Валентина Николаевна Подгрушняя работает в Лисьем Носу уже более сорока лет. Сегодня наблюдение за «кухней погоды» в основном осуществляет автоматика. А Валентина Николаевна застала время, когда сотрудники снимали данные по старинке, как это делалось в блокаду.

- Наша работа не кажется такой уж сложной: необходимо снимать показания приборов, вести визуальное наблюдение за погодой, - говорит Валентина Николаевна.

- Но это нужно делать снова и снова, отправляя телеграммы с данными каждые три часа. А если возникает опасность наводнения или шторма, то снимать показания каждый час, а иногда и экстренно бить тревогу.

Многие даже представить себе не могут, что в нескольких километрах от огромного и шумного мегаполиса, на берегу залива, затаился уголок тишины и покоя. Тут поют птицы и слышно, как волна бьется о прибрежные валуны. Но именно здесь рубеж между природной стихией и нами. От профессионализма и добросовестности гидрометеорологов зависят наши спокойствие и безопасность.

А в годы блокады здесь находился важнейший стратегический объект. Информацию о погоде ждали на ледовой трассе Малой дороги жизни военные, летчики и моряки.

Гидрометеостанция в Лисьем Носу хорошо видна с противоположного берега залива. И фашисты постоянно наблюдали, что происходит на выступающем в море мысу и вокруг здания станции, построенном на насыпном холме и высоком фундаменте. Но по иронии судьбы гидрометеостанцию гитлеровцы не трогали. Она служила им ориентиром для обстрела других важных объектов. Поэтому находиться в доме было относительно безопасно. Те, кто зимой шел по льду из Кронштадта, часто останавливались на станции, чтобы погреться, как вспоминала руководитель станции в военные годы Валентина Николаевна Рощина.

Однако работа сотрудников гидрометеостанции при этом не становилась менее опасной: каждые три часа они отправлялись на мыс снимать показания. И тут их караулили и вражеские артиллеристы, и фашистские самолеты-разведчики, постоянно облетающие побережье. Немцы боеприпасов не жалели, готовы были обстреливать все, что движется. Даже одинокую фигуру вдалеке.

До сих пор, по свидетельству Подгрушней, на берег выносит неразорвавшиеся снаряды. Один из последних выбросило к станции в прошлом году. Вроде небольшой, но когда его подорвали вызванные по тревоге саперы, то пыль и песок вздыбились выше здания станции.

ЗАШИФРОВАННЫЙ ВЕТЕР

Надежда Ивановна Егорова - легенда поселка Лисий Нос. Всю блокаду она прослужила на Горском военном аэродроме, в батальоне аэродромного обслуживания.

Надежда Егорова.

Надежда Егорова.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Еще до войны в Горской, недалеко от Лисьего Носа, располагался аэродром, с которого взлетали «кукурузники» с парашютистами ОСОАВИАХИМ. С началом блокады аэродром срочно оборудовали в мощную военную базу, на которой, в частности, базировались истребители, защищавшие небо Ленинграда от вражеских налетов. - На аэродром принимали строго, - вспоминает Надежда Ивановна. - Всех кандидатов проверяли сотрудники НКВД. Прежде чем принять, вели многодневные допросы. Например, кто где родился или почему семья не уехала в эвакуацию. Бдительность понятна. Через залив, в Петергофе, - немцы, за Сестрорецком, в десяти километрах, - финны. Проникали в тыл лазутчики и шпионы...

Надежду на службу взяли. Приняли еще одну ее одноклассницу. Но вскоре поползли слухи, что отец подруги оказался на оккупированной территории. Этого было достаточно, чтобы отчислить девушку.

Надежда на секретном объекте прослужила всю блокаду. Хотя ее новое место работы располагалось в нескольких шагах от дома, никто из близких так и не узнал, куда она отправлялась на дежурство.

- Мы принимали шифровки о погоде для аэродрома. Каждый набор цифр скрывал свою информацию: силу или направление ветра, куда движется циклон, прогноз на дождь или бурю...

Шифровки передавали по радио, по сути, в прямом эфире. Их наверняка слушали и немцы. Отсюда и секретность. Дежурство длилось сутки. Прием шифровок, десятиминутный отдых, и снова девушки надевали наушники и продолжали записывать цифры. Потом данные расшифровывали и передавали командованию аэродрома. Полагалось сутки работать, сутки отдыхать. Но людей не хватало, постоянно просили выйти на работу. Надежда провела в наушниках не менее пятисот смен - пятьсот суток блокады.

БАНЬКА - ЧАСТИЧКА ДОМАШНЕГО ОЧАГА

Еще до войны отец Надежды, Иван Варфоломеевич Кережин, поставил баню. В годы войны она стала важным стратегическим объектом. Ее топили практически круглосуточно. Военные, которых в Лисьем Носу было расквартировано немало, помогали и дровами, и назначали дежурных истопников. В этой бане мылись и артиллеристы, и летчики, и солдаты, которых перебрасывали на фронт.

- Мои родители были людьми гостеприимными, - рассказывает Надежда Ивановна. - Кто эти солдатики и летчики - совсем мальчишки. Помылись в баньке, а мама им уже чай готовит. Понятно, какой чай - так, кипяток с листиком смородины или мяты. А все равно - радость. Когда вокруг смерть, такие моменты у домашнего очага, частичка уюта - настоящее счастье.

ТАНЦЫ ДО КОМАНДЫ «По машинам!»

В Горской располагался 26-й гвардейский истребительный авиационный полк. Здесь служили Герои Советского Союза Дмитрий Оскаленко, легендарный Алексей Севастьянов, совершивший первый в истории ночной таран. Командиром был тоже Герой - Василий Мациевич. Именно благодаря этим летчикам удалось переломить ситуацию в небе и закрыть Ленинград от вражеской авиации.

- Они были совсем мальчишки, - вспоминает Надежда Ивановна, - но беззаветно влюбленными в небо. Когда погодные условия были неблагоприятными, самолеты не летали. Казалось бы, надо радоваться. А они места себе не находили. Все время рвались к своим машинам. У нас в клубе устраивали танцы. Конечно, приходили и летчики. Танцевали танго, фокстрот. Но как только звучал сигнал тревоги, с аэродрома прибегал солдатик. Старший по званию командовал «По машинам!», и мужчины, побросав своих подруг, радостно бежали на аэродром.

Летчики гибли часто. Вот, казалось бы, только что кружил в вальсе, а на следующий день вылет - и парня не стало.

Именно на аэродроме во время войны юная Надежда нашла свое счастье. Ее мужем стал техник по вооружению Александр Владимирович Егоров, с которым они прожили вместе более сорока лет.

Супруг Надежды Егоровой.

Супруг Надежды Егоровой.

Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Война все обостряет. То, на что в мирное время мы подчас не обращаем внимания, в дни испытаний приобретает особый смысл. И погода, и обычная, казалось бы, баня. А зародившиеся чувства остаются на всю жизнь.

Дорогие читатели!

Если у вас есть интересная информация для проекта, свяжитесь с нами: 197136, Гатчинская улица, 35А, тел. 8 (812) 458-90-68, spb-info@phkp.ru.

.

.