2017-07-21T19:18:30+03:00

Никакого чуда. Только - физика

Ленинград не смог бы выстоять в годы блокады, если бы был городом обреченных, где люди надеялись только на помощь с Большой земли. Феномен Ленинграда заключается в том, что в жесточайших условиях вражеской осады его защитники научились жить и бороться с в
Легендарный ФизтехЛегендарный ФизтехФото: Анатолий АГРАФЕНИН
Изменить размер текста:

По сути, победу одержали не сила оружия и мощь армии, а воля, самоотверженность и интеллект. Вот лишь несколько сюжетов, наглядно подтверждающих правоту этой истины.

АКАДЕМИЧЕСКИЙ УГОЛОК

Недалеко от нынешней станции метро «Политехническая» расположился Физико-технический институт имени Иоффе Российской академии наук. В списке его сотрудников числится множество выдающихся ученых, десятки академиков, лауреаты престижных премий, в том числе и Нобелевской.

В субботу, 21 июня 1941 года, коллеги поздравляли с присуждением Сталинской премии Николая Николаевича Семенова (через пятнадцать лет получил Нобелевку в области химии). А в номере газеты «Правда» за 22 июня была напечатана заметка о завершении строительства крупнейшего в Европе циклотрона, спроектированного Игорем Курчатовым. Но мирные планы института нарушила война.

Блокадная команда Физтеховцев. В светлом костюме – П.П. Кобеко. Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Блокадная команда Физтеховцев. В светлом костюме – П.П. Кобеко.Фото: Анатолий АГРАФЕНИНtrue_kpru

17 июля 1941 года директор института Абрам Федорович Иоффе в своей статье в «Ленинградской правде» подчеркнул, что будущей победе ученые отдадут «все силы ума, все свои знания, всю свою волю». И эти слова стали пророческими.

28 июля физики начали готовиться к эвакуации. Восемнадцать научных лабораторий уехали в Казань, восемь остались в Ленинграде. В годы войны «блокадным директором» стал Павел Павлович Кобеко.

С началом блокады все научные подразделения переименовали в мастерские. Это было не понижение статуса - просто ученые стали получать рабочие карточки на питание.

Чем занимались блокадные мастерские? Очищали бензин для самолетов, разрабатывали специальные составы для укрепления военных сооружений. Разработали светящиеся значки для передвижения по ночным блокадным улицам.

Благодаря прогибографу (справа) машины по ледовым трассам шли до второй половины апреля. Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Благодаря прогибографу (справа) машины по ледовым трассам шли до второй половины апреля.Фото: Анатолий АГРАФЕНИНtrue_kpru

Среди прикладных разработок - котелки с термоэлектрическими генераторами. Ими пользовались партизаны и разведчики в тылу врага. Когда в таких котелках кипятили воду на кострах, вырабатывалась электроэнергия, достаточная для питания переносных радиостанций.

В голодную зиму 1941/42 года вспомнили, что еще в 1933-м для ремонта закупили 28 ведер олифы и краски на основе растительного масла. Физики под руководством Кобеко создали препарат по очистке. Полученное пригодное для питания масло назвали эликсиром жизни, который спас многих блокадников. А технологию использовали на многих предприятиях города.

Но главные разработки были связаны с защитой города на Неве.

ЗАКРЫТЬ НЕБО

В ночь на 23 июля 1941 года фашистская авиация предприняла один из первых массированных налетов на Ленинград. «Ленинградская правда» писала: «Пятьдесят вражеских самолетов подкрадывались к городу, чтобы подвергнуть его бомбежке. Благодаря бдительности и оперативности красноармейца-радиста Яковлева стервятники были своевременно замечены». Поднятые в небо истребители перехватили бомбардировщики на подлете к городу. Сбили семнадцать самолетов, остальные повернули обратно.

Радист Яковлев был оператором установки «Редут», предназначенной для пеленгования самолетов. Исследования по радиолокации в Ленинграде начались еще в 1934 году. К началу войны эта разработка Физтеха была принята на вооружение Красной армии. «Редуты» сорвали многие массированные налеты на город. В годы войны в блокированном Ленинграде установки дорабатывали. Всего было выпущено 607 станций различных модификаций. Благодаря им обнаружено и сбито нашей авиацией 1267 самолетов противника, зенитной артиллерией - 566.

ОБЕЗОПАСИТЬ ОТ МИН

Немцы начали минировать воды Финского залива еще перед войной. С хладнокровной пунктуальностью они день ото дня пополняли акваторию магнитными минами. Невидимые на поверхности воды, затаившиеся на дне, они всплывали и взрывались, как только появлялся корабль. Мин было так много, что моряки называли Финский залив супом с клецками.

Бороться с магнитными минами сложно. Обычно этим занимались тральщики. Между двумя кораблями протягивали кабель, по которому пускали ток. На созданное магнитное поле срабатывал взрыватель мин. Существовал и примитивный способ: между двух барж крепили рельс, который также служил «раздражителем» для подводной смерти.

В Физтехе направление по борьбе с донными минами возглавил Анатолий Петрович Александров, будущий президент Академии наук СССР. Ученые обратили внимание, что мины реагируют на вертикальную магнитную составляющую кораблей, поэтому предложили защищать суда путем их размагничивания. На палубе у бортов укреплялись кабели защитной системы, по ним пускался ток, который менял магнитное поле и делал корабль невидимым для мин.

В первые месяцы войны из-за недостатка кабеля малые суда не размагничивались. Невозможно было решить эту задачу и для подводных лодок, которые гибли от мин. Ученые вспомнили школьные опыты по намагничиванию железных брусков в импульсивном магнитном поле. А что, если подводную лодку рассматривать как такой брусок? В Малую Невку доставили лодку Щ-302. У Гренадерского моста ее размагнитили при помощи тока ее же аккумуляторов. Метод оказался удачным, и к декабрю удалось обезопасить от мин все подводные лодки и вспомогательные корабли.

ПРОГИБОГРАФ

С наступлением холодов начали действовать долгожданные ледовые трассы на Ладоге и Финском заливе, связывающие с Ленинградом Кронштадт и Ораниенбаум. Но не все шло гладко. В первые две недели было потеряно более ста машин.

.

.

Лед вел себя труднообъяснимо. То пропускал тяжелую технику, то проваливался под колесами относительно небольших автомобилей. Выяснить причину поручили физтеховцам. Группу возглавил Павел Кобеко.

Физики предположили, что причина трагедий - эффект резонанса. Начали искать способ сделать замеры. Так родился прибор для регистрации колебаний льда и исследования деформации ледового покрова. Очень простое сооружение: длинная проволока, один конец которой опускался на дно при помощи грузила, к другому концу крепился карандаш, который фиксировал волнения. Ученые сделали прибор сами из того, что было. Вместо станины использовали подставку ограды парковых ограждений. В ход также пошли детали старых телефонных аппаратов.

Наблюдение на ледовых трассах велось круглосуточно. Вскоре удалось выработать правила движения по ледовой дороге. Самая опасная скорость оказалась в интервале между 20-40 километрами в час, 35 километров в час - смертельная. Научно выверили расстояние между машинами: не менее ста пятидесяти - двухсот метров при быстром движении, шестьдесят - семьдесят метров при медленном.

Расчеты позволили обеспечить работу трасс до второй половины апреля, когда лед становился тонок и хрупок.

Данные, собранные прогибографами, позволили в январе 1943 года провести по льду тяжелые танки КВ. Расчеты производил Леонид Витальевич Канторович, который отправился в этот опасный рейд на головной машине. Наверное, это стало самым блестящим успехом гениального ученого, впоследствии - лауреата Нобелевской и Ленинской премий.

Благодарим директора музея Физико-технического института имени Иоффе РАН Ренату Федоровну Витман.

Дорогие читатели!

Если у вас есть интересная информация для проекта, свяжитесь с нами: 197136, Гатчинская улица, 35А, тел. 8 (812) 458-90-68, spb-info@phkp.ru.

.

.

Еще больше материалов по теме: «Малая дорога жизни»

 
Читайте также