Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
+3°
Boom metrics
Звезды31 июля 2017 9:48

Создатели мультиков про богатырей: «Это была авантюра. Мы делали мультфильмы по ночам»

«Комсомолка» побывала на анимационной студии «Мельница», где создали Алешу Поповича, Добрыню Никитича и Илью Муромца [фото, видео]
Персонажи "Мельницы" любимы и взрослыми, и детьми

Персонажи "Мельницы" любимы и взрослыми, и детьми

Фото: Олег ЗОЛОТО

Дорвались: «Комсомолку» пустили в анимационную студию «Мельница». Эта та, чьих богатырей, коней и драконов знает в лицо каждый россиянин. Нам показали, как и из чего делаются мультфильмы. Если кратко, то это настоящее волшебство. В первой части мы расскажем о самих «мельниках» и их авторских и 2D-мультфильмах.

«ОТЛИЧНО! ПОПРОБУЕМ!»

По легенде, название «Мельница» выбрали случайно: просто тогда, в конце девяностых, студия располагалась на Мельничном переулке.

– Изначально это была настоящая авантюра, – рассказывает основатель и гендиректор студии Александр Боярский. – Мы на «Леннаучфильме» с моим товарищем Валентином Васенковым занимались звуком к фильмам. У нас были друзья, которые работали в цехе мультипликации – Костя Бронзит и Ринат Газизов. Мы были молодыми, они были молодыми. Поэтому ночью мы делали мультфильмы.

Мультики, как несложно догадаться, в студии показывают в режиме нон-стоп

Мультики, как несложно догадаться, в студии показывают в режиме нон-стоп

Фото: Олег ЗОЛОТО

В рабочее время Бронзит и Газизов рисовали учебные фильмы для школьников и студентов. А вечерами на смену двигателям в разрезе приходило нечто более интересное.

– Свое гениальное авторское кино они приносили нам, а мы его озвучивали, – вспоминает Боярский. – А когда фильм Бронзита «Die Hard» получил гран-при Международного фестиваля анимационных фильмов в Анси, мы взялись за одну из серий «Мишек-спасателей» и начали собирать коллектив.

Первой работой «Мельницы» стал четырехсерийный фильм «Приключения в Изумрудном городе». Первой полнометражкой – «Карлик Нос».

Александр Боярский: "Любовь к профессии, хороший коллектив и немного успеха - вот и весь секрет"

Александр Боярский: "Любовь к профессии, хороший коллектив и немного успеха - вот и весь секрет"

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Однажды по электронной почте пришло письмо от студента из Днепропетровска, в котором был кусочек сценария мультфильма про Алешу Поповича, – рассказывает Боярский. – Мы с Сергеем Сельяновым его прочли – и сказали: «Отлично! Попробуем!».

Вместе с тем самым студентом, а ныне – режиссером и сценаристом Максимом Свешниковым, написали первый «богатырский» сценарий. Так на свет появился «Алеша Попович и Тугарин Змей». Вскоре подоспели Добрыня Никитич и Илья Муромец.

Собственным зданием студия обзавелась не так давно

Собственным зданием студия обзавелась не так давно

Фото: Олег ЗОЛОТО

Первое время мультики не окупались. Так что «мельникам» оставалось только трудиться дальше и верить в будущее. И, видимо, помогло, ведь сегодня работы «Мельницы» – полнометражки, сериалы и авторские фильмы – знают и любят по всей стране и за ее пределами.

СПЛОШНОЙ АТТРАКЦИОН

– Первое – любовь к профессии: мы работаем очень весело и дорожим каждой минутой. Здесь нет равнодушных людей! – делится Боярский. – Второе – люди: они должны быть определенного склада и мастерства, с внутренней цензурой, ведь мы работаем для детей. А третье – немножко удачи. Вот и весь секрет успеха.

Боярский видит, что кино превращается в аттракцион. Как к этому относится? Время покажет

Боярский видит, что кино превращается в аттракцион. Как к этому относится? Время покажет

Фото: Олег ЗОЛОТО

Заморские мультики фильмам «Мельницы» в нише «национальное патриотическое» точно не конкуренты. А вот в других направлениях и на других пространствах российской мультипликации есть за что потягаться.

– Пока наши ресурсы и возможности конкурировать с иностранными мультипликаторами на их территории не позволяют: тяжело тягаться, ведь у них колоссальный отрыв, – отмечает Боярский. – Россияне стали заниматься мультипликацией не так давно. Но, думаю, дотянемся.

И для 2D, и для 3D этапы производства одни. Только средства разные

И для 2D, и для 3D этапы производства одни. Только средства разные

Фото: Олег ЗОЛОТО

3D-технологии петербургские аниматоры уже осваивают, на горизонте – 4D, 5D, вплоть до VR, или виртуальной реальности.

– Есть опасность, что кино может превратиться в один сплошной аттракцион, – рассуждает продюсер. – Но само по себе оно никуда не денется. Останется и драматургия. Просто аудитория у так называемых серьезных фильмов будет меньше. А для большинства – кино-интертеймент: вот попкорн, вот кола, вот что-то грохочет на экране. Как к этому относится? Не знаю.

«ВСЕМ НЕ УГОДИШЬ»

Украшение «Мельницы» – авторская анимация. Призы худрука студии Константина Бронзита занимают два шкафа в фойе, а после номинации на «Оскар» его «Уборной истории – любовной истории» и «Мы не можем жить без космоса» об авторском мультфильме узнали даже работяги и домохозяйки.

Константин Бронзит: "Авторская анимация у нас в стране – это блажь"

Константин Бронзит: "Авторская анимация у нас в стране – это блажь"

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Авторская анимация у нас в стране – это блажь, – объясняет Бронзит. – И – удивительно – эту блажь, так или иначе, спонсирует государство. Хотя каждый художник решает свою личную проблему: кто-то хочет поразить мир, кто-то – высказаться, кто-то – самоизлечиться.

Российскую авторскую анимацию смотрят на фестивалях, она регулярно берет награды: тут мы на передовых позициях давно. Но значительных наград у отечественных аниматоров, занимающихся авторским фильмом, немного.

"Тэфи", "Ники"... А вот "Оскара" пока нет

"Тэфи", "Ники"... А вот "Оскара" пока нет

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Если взять авторскую мультипликацию Франции, Канады, Британии, то по количеству «Оскаров» и номинаций на него мы отстали, боюсь, навсегда, – отмечает Бронзит. – Но неужели кого-то это действительно волнует? Большинству наплевать. И это нормально: обычный человек авторскую мультипликацию не смотрит, она ему не нужна. Она нужна авторам и… все, список закончился.

При этом фестивалей, посвященных авторской анимации, в мире все больше. А значит, интерес все же есть.

По количеству и числу номинаций на "Оскар" мы отстали навсегда

По количеству и числу номинаций на "Оскар" мы отстали навсегда

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Выиграет наш фильм – все скажут «ура». Кто-то посмотрит. Кто-то, может быть, даже почувствует что-то, – рассуждает Бронзит. – В итоге аудитория разделится ровно пополам: одни будут хвалить, другие – поливать грязью, причем не важно, Тютькин это или Бергман. И так будет всегда. Всем не угодишь.

БОГАТЫРСКИЙ ЭТАЖ

На третьем этаже студии – его между собой зовут «богатырским» - создается классическая рисованная анимация: это «Карлик Нос», «Сказка про Федота Стрельца», три «Ивана Царевича и Серых Волка», «Крепость» и, конечно же, семь мультфильмов о богатырской троице. К Новому году выпустят «Три богатыря и принцесса Египта», но уже кипит работа и над девятым мультиком богатырской серии. Его рабочее название – «Три богатыря. Наследница».

В одной секунде мультика - 12 или 24 кадра

В одной секунде мультика - 12 или 24 кадра

Фото: Олег ЗОЛОТО

– На производство одного фильма уходит минимум год и три месяца, – рассказывает пресс-секретарь «Мельницы» Марина Безпалько. – Но «Крепость», например, создавали пять лет.

Все начинается со сценария. Далее в звукоцехе записывают все диалоги в черновом варианте. На всех главных героев делают речевую таблицу: над героем будущего мультика работает много художников, а рот у него должен открываться всегда одинаково.

Затем режиссер готовит раскадровку и аниматик. Аниматик – это уже не статичные картинки, но еще и не мультфильм. Его задача – схематично донести замысел режиссера.

После обкатки персонаж не имеет права меняться

После обкатки персонаж не имеет права меняться

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Помимо героев, кочующих из фильма в фильм, всегда есть новые персонажи. И их создание - единственная возможность для свободного творчества наших художников, – отмечает Безпалько. – Но как только образ утвержден – все: восемь веснушек – значит, восемь.

На главных персонажей создают обкатку: прорисовывают со всех возможных сторон и с разном масштабе.

С РЕЖИССЕРСКОГО – НА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Следом за работу берутся специалисты по лейауту, задача которых – отрисовать мизансцены. С помощью цветных карандашей и аниматика на лейаутах словно репетируют эпизоды.

Таких вот картинок на фильм рисуют тысячи. А ведь это только начало работы!

Таких вот картинок на фильм рисуют тысячи. А ведь это только начало работы!

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Главное в нашей работе - компоновка кадра: откуда смотрит камера, где источник света, - объясняет художник отдела лейаутов Елена Терлецкая. – Еще мы показываем движение: самые выразительные фазы, откуда пришел персонаж, куда и как он бежит. Отображаем ключевые эмоции. Подравниваем композицию, чтобы она стала выразительнее. Четко прорисовываем персонажа, даже направление его взгляда. Указываем, как он взаимодействует с окружающими предметами. И все это – в очертании кадрофона.

Специалисты по лейауту "переводят" замысел режиссера на язык аниматоров

Специалисты по лейауту "переводят" замысел режиссера на язык аниматоров

Фото: Олег ЗОЛОТО

Без лейаутов дальнейшая работа обречена. По сути, художник не только задают тон кадру, но и переводят аниматик с режиссерского на человеческий.

– Бывает, смотрю, догадываюсь, иду к режиссеру, заглядываю в сценарий: аниматики делают очень быстро, и иногда даже невозможно понять, что на них изображено, – признается Елена.

Специалистам по лейаутам нужно не только строго отобразить динамику, которую задумали авторы фильма, но и отследить склейки. Чтобы потом не получилось, что персонажи при другом ракурсе вдруг поменялись местами или оказались в иных позах.

Главное в лейауте - показать движение

Главное в лейауте - показать движение

Фото: Олег ЗОЛОТО

Сложной сценой в работе художников лейаутов считается группа персонажей на одном фоне, в единой реальности, и камера, «гуляющая» между ними. Чтобы не ошибиться, рисуют общую картинку и из нее выхватывают крупные планы.

– Число лейаутов только для одного среднестатистического мультфильма исчисляются тысячами, – подытоживает Елена.

В лучшем случае аниматор рисует секунду за смену

В лучшем случае аниматор рисует секунду за смену

Фото: Олег ЗОЛОТО

МАГИЯ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ

Лейауты отправляются к аниматорам. Они работают двумя способами: кому-то нравится калька, кто-то рисует сразу в планшет.

Над одним героем работают десятки художников

Над одним героем работают десятки художников

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Аниматор – это человек, который перевоплощается в своего персонажа, – отмечает Безпалько. – Чтобы анимировать, то есть оживить, своего героя, иногда ребятам приходится проделывать движения самим и снимать это на видео. А потом, отсмотрев материал, они понимают, как это движение изобразить.

Аниматор - человек, который влезает в шкуру персонажа

Аниматор - человек, который влезает в шкуру персонажа

Фото: Олег ЗОЛОТО

Ведущие аниматоры распределяют работу по способностям: у кого-то лучше бег получается, у кого-то – эмоции, у кого-то – танец. Секундное движение персонажа – это 12 или 24 рисунков. Если в кадре три героя, то умножаем на три. Поэтому в лучшем случае аниматор может отрисовать за день одну секунду фильма.

Рисовать в планшет совсем не проще. Разве что можно сразу увидеть результат работы

Рисовать в планшет совсем не проще. Разве что можно сразу увидеть результат работы

Фото: Олег ЗОЛОТО

Кальки сканируют и заносят изображение в компьютер.

– А в планшете можно сразу все просмотреть, – объясняет аниматор отдела 2D-график Иван Бабаев. – Не надо беспокоиться, что все сделал, отснял, а потом вылезет какая-то ошибка, и придется переделывать. Но по сути, калька и планшет – просто разные инструменты для одной задачи.

Никто никому технологи не навязывает: просто у аниматоров есть два зала, с калькой и планшетами

Никто никому технологи не навязывает: просто у аниматоров есть два зала, с калькой и планшетами

Фото: Олег ЗОЛОТО

НА КАЖДОГО – ПО БАНКЕ

После аниматоров в дело вступают прорисовщики. Это лучшие рисовальщики: они изображают героев настолько четко по обкатке, что выходит практические черно-белый мультик.

Чтобы оживить героя, аниматоры снимают себя на камеру или берут в руки игрушки

Чтобы оживить героя, аниматоры снимают себя на камеру или берут в руки игрушки

Фото: Олег ЗОЛОТО

Раньше этапа прорисовки не было: с калек рисунки переносили на целлулоиды, а потом их раскрашивали вручную и снимали на мультстанке.

– Сох целлулоид два дня, производство шло очень медленно, – отмечает Марина. – На десять минут мультипликации давался год работы. А сейчас, благодаря компьютеризации, мы за год способны сделать полнометражный фильм.

Яркий цвет вилки говорит: "Обрати внимание! Здесь нужна текстура"

Яркий цвет вилки говорит: "Обрати внимание! Здесь нужна текстура"

Фото: Олег ЗОЛОТО

Нынче цвет – дело художников-заливщиков. Но, хотя кисти заменили компьютеры, проще работа не стала: фазы (то есть каждый из 24 рисунков в секунде) раскрашивают отдельно.

– На каждого персонажа и на каждый предмет есть своя банка с краской, – объясняет ведущий аниматор Мария Алуферова. – Какого цвета кожа, волосы, радужка, зубы, какого цвета контур каждого объекта – все это заранее утверждается.

На каждого персонажа есть своя палитра цветов

На каждого персонажа есть своя палитра цветов

Фото: Олег ЗОЛОТО

В компетенции прорисовщиков и тени с бликами, которые делают картинку объемнее и живее. Отдельное направление – прорисовка спецэффектов вроде облачков пыли, у которых тоже есть свои блики и тени.

Отдельная гамма красок и у контуров

Отдельная гамма красок и у контуров

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Капли, брызги. Есть аниматор, который будет отдельно ими заниматься. И не один, – рассказывает Мария. – В «Крепости» есть момент, когда Саша разворачивает бумагу, и на нее падают капли. Чтобы понять, как это сделать, мы брали листочки и шли на улицу. Благо, Петербург: дождей хватает.

МОЛЧАЛИВЫЙ АКТЕР

Фон, как говорит начальник отдела фонов, художник-постановщик «Трех богатырей и принцессы Египта» и «Трех богатырей и Морского царя» Андрей Якобчук, – это молчаливый актер, который создает атмосферу и помогает сцене раскрыться.

Андрей Якобчук: "Фон - это молчаливый актер"

Андрей Якобчук: "Фон - это молчаливый актер"

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Сначала я создаю концепты локации в разных состояниях, от драматичного до спокойного, – рассказывает Андрей Якобчук. – Подбираю палитру. Если это сложная локация, продумываю ее детали.

Чтобы создать Египет, надо знать, как выглядит Египет

Чтобы создать Египет, надо знать, как выглядит Египет

Фото: Олег ЗОЛОТО

Когда концепт одобрен, к работе приступает художник-график. Он отрисовывает все линии, учитывая аниматик, перспективу, соотношение размеров персонажа и фона. То есть создает для персонажа мир, с которым можно взаимодействовать и в котором можно жить.

Фон создает атмосферу всей картины

Фон создает атмосферу всей картины

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Все зависит от сложности: если это вид на город, у графика может уйти день, а то и два, – отмечает Якобчук. – А если что-то простое, он может отрисовывать четыре-пять фонов за день.

Мельницы в "Мельнице" буквально на всем

Мельницы в "Мельнице" буквально на всем

Фото: Олег ЗОЛОТО

Следом настает черед художников по фонам, которые добавляют цвет. Тут все немного сложнее: уникальный фон делается долго. Но какие-то элементы – бревенчатые стены, деревянные окна – можно найти в созданной «мельниками» библиотеке. Они подойдут для объектов на заднем плане.

В одном мультике может быть более тысячи фонов

В одном мультике может быть более тысячи фонов

Фото: Олег ЗОЛОТО

– В одном фильме – более тысячи фонов, – добавляет Якобчук. – Есть локации, которые не меняются и переходят из проекта в проект. Но все равно их приходится трансформировать под нужное настроение. А есть и глобальные уникальные фоны: подводный дворец, подземный город, Египет. Чтобы создать их, мы сначала изучаем материал и погружаемся в нужную стилистику.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

ФОТОГАЛЕРЕЯ:

В гостях у анимационной студии "Мельница", где создали Алешу Поповича, Добрыню Никитича и Илью Муромца

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Мультипликаторы Петербурга: «Мы только и занимаемся тем, что обманываем зрителя»

Побывав на анимационной студии «Мельница», мы поняли: по сравнению с трудом мультипликаторов набрать газету из литер – сущая ерунда. Причем новые технологии порой даже усложняют жизнь создателям мультиков. В предыдущей части «Комсомолка» рассказала, как делают классические 2D-фильмы. Теперь на очереди 3D и озвучка (читать далее...)