2017-09-05T19:17:14+03:00

Родные пенсионерки, на двое суток пропавшей в НИИ скорой помощи: «Такое ощущение, что ее били»

После нескольких дней в подвале 85-летней Людмиле Корытько повсюду мерещится темная лестница
Поделиться:
Комментарии: comments33
Фото: Предоставлено Александром КорытькоФото: Предоставлено Александром Корытько
Изменить размер текста:

– В скольких больницах есть подвальчики, куда можно упасть – и пропасть? – вздыхает петербуржец Александр Корытько, украдкой смахивая слезы. – Сегодня – бабушка, завтра – дедушка... А если бы не отследили по камерам, то что? Нашли бы по запаху? А потом, по логике получается, в пакет и на помойку или в лес? И сколько таких пакетов уже закопано?..

По словам мужчины, 9 июля его 85-летняя мама Людмила Владимировна пропала после того, как ее на «скорой» привезли в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе. Нашлась пенсионерка спустя двое с половиной суток. Как заверяю Корытько, там же. В подвале, на бетонном полу, без сознания.

СТАРУШКА С ПЯТЬЮ КОШКАМИ

Людмила Корытько, ветеран труда и инвалид второй группы, всю жизнь посвятила медицине. До семидесяти лет женщина заведовала гарнизонной поликлиникой №104 и ушла на пенсию в звании полковника запаса медслужбы.

– Лечиться к маме приезжали со всей страны, – рассказывает Александр. – Один из самых известных пациентов – генерал Рохлин, с которым они напрямую созванивались и договаривались о следующем приеме.

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Фото: Предоставлено Александром Корытько

В свои 85 Людмила Владимировна была вполне самостоятельной: жила отдельно от сына, заботясь и о себе, и о своих пяти кошечках.

В ночь на 9 июля в квартирку пенсионерки на Малой Балканской соседи вызвали скорую. Авто с мигалкой приехало около половины второго, а спустя десять минут, как зафиксировала камера наблюдения во дворе, Корытько маленькими, но твердыми шажками вышла из парадной и сама села в медицинскую машину.

В 01:55 пенсионерка была уже в Джанелидзе с первичным диагнозом «легкое отравление бытовым газом»: якобы в жилище старушки в момент приезда фельдшера была включена колонка, но газ не горел. В 02:10 ее оформили.

Александр Корытько считает, что мест, где можно пропасть, в больницах быть не должно Фото: Олег ЗОЛОТО

Александр Корытько считает, что мест, где можно пропасть, в больницах быть не должноФото: Олег ЗОЛОТО

После Людмила Владимировна ожидала в отделении около 45 минут. А затем – то ли поняв, что помощь ей не нужна, то ли просто устав ждать – стала подходить к медикам.

– Ее усадили на каталочку и завезли в кабинет, видимо, для осмотра, – рассказывает Александр. – Он продлился минут семь-десять, после чего ее вывезли и с каталки выгрузили: диагноз, мол, не подтвердился.

А потом, по словам сына, пенсионерка ходила по приемному отделению пять часов подряд, а в сумме провела на ногах около шести часов.

В ПОИСКАХ ВЫХОДА

Камеры якобы засняли, как до восьми часов утра старушка ходила, держа в руках сумочку, по коридорам прямо перед медиками. К ним обращалась не раз и не два.

– Говорит, что спрашивала, как отсюда выйти, – отмечает Александр.

Иногда пенсионерка присаживалась, но всего на пару минут – и продолжала поиски выхода. К утру она стала ходить заметно медленнее, а от усталости опиралась на стены.

Сын пенсионерки возмущен самим случаем, качеством медуслуг и отношением руководства НИИ Фото: Олег ЗОЛОТО

Сын пенсионерки возмущен самим случаем, качеством медуслуг и отношением руководства НИИФото: Олег ЗОЛОТО

– Врачи ее – в сторону: были заняты другими пациентами, – рассказывает Александр. – Но, судя по камерам, было в ту ночь полтора-два часа, когда на отделении, кроме двух спящих больных, не было никого. А на нее все равно не обратили никакого внимания.

Последний раз, как потом уверяли в отделении, Людмилу Владимировну видели в шесть утра: она попросила одного из медработников помочь вызвать такси. Но доктор ее отговорил: мол, сейчас общественный транспорт заработает – на нем домой и поедете, чтобы не тратиться.

Теперь главное, чтобы мама Александра выжила после тяжелой операции Фото: Олег ЗОЛОТО

Теперь главное, чтобы мама Александра выжила после тяжелой операцииФото: Олег ЗОЛОТО

– То есть она была уверена, что у нее с собой были деньги, – добавляет Корытько. – И, действительно, я всегда клал ей в сумочку тысячу-полторы небольшими купюрами. И в тот день было так же. Но деньги, похоже, пропали на пути от дома до больницы: в документах зафиксировали, что у нее с собой было пятьдесят рублей.

В восемь утра старушка зашла в дверь рядом с ординаторской приемного покоя. И больше на записях камер видеонаблюдения не появлялась.

«У НАС НИКТО НЕ ПРОПАДАЕТ!»

Когда маме вызвали «скорую», Александр был на даче. На следующее утро он по привычке набрал ее домашний номер (мобильным Людмила Владимировна не пользуется). Но трубку никто не брал. «Наверно, опять смотрела телевизор допоздна и теперь спит», – подумал мужчина.

Несколько дней дома превратили пенсионерку в человека Фото: Олег ЗОЛОТО

Несколько дней дома превратили пенсионерку в человекаФото: Олег ЗОЛОТО

Но звонки оставались без ответа и после обеда. Александр почувствовал: что-то не так. И рванул в город. Около трех часов дня он уже был на пороге маминой квартиры. Но ее дома не было. А в дверях мужчина нашел записку: «Увезена в Джанелидзе».

– Я сразу туда, – вспоминает Корытько. – А там говорят: «Она самовольно покинула больницу». Больше ничего не сообщили: мол, заступили на смену только в девять утра и ее уже не видели.

На машине Александр объездил все близлежащие дворы: чай, не девочка, далеко не ушла бы, да и вдруг где-то упала... Но мамы нигде не было. Пришлось вернуться в клинику. От медиков Александр добился – и говорит, что с трудом, – информации о том, что в последний раз ее видели в шесть утра, когда просила помочь с такси.

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Из больницы Александр отправился в полицию и написал заявление о пропаже человека. Несколько раз люди в форме, по просьбе мужчины, якобы звонили в НИИ, просили поискать пропавшую в приемной покое, но получали ответ: «У нас никто не пропадает, а кто пропадает, все находятся!».

В ГЛАЗАХ – ЦЕМЕНТ

Наступило 10 июля, понедельник. Поиски развернулись во всю силу: двоюродный брат Александра привлек волонтеров, которые «выпустили плакаты, оклеили весь район, обшарили все окрестности и даже денег не взяли». Результат оставался тем же: ничего.

– Чтобы ускорить процесс, я попросил записи с больничных камер, – отмечает Александр. – Приехали с представителем Городского мониторингового центра в НИИ с запросом МВД. Но записи нам не дали: нужна была резолюция одного из заместителей главврача, а пока его не было, никто его обязанности, видимо, не исполнял. Если бы не это, мы бы нашли маму на сутки раньше...

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Утром 11 июля Александр с полицейскими снова был в Джанелидзе. Доктора отыскали, он поставил свою подпись. И на пару с человеком в погонах Корытько отправился в компьютерный отдел.

Увидев, что мама скрылась за странной дверью и из нее больше не выходила, Александр с полицейским побежали туда. За дверью скрывалась лестница. «Вверх не пошла бы: еле держалась на ногах», – решил мужчина и спустился вниз. Там были всего пара пролетов и еще одна дверь.

Зачем было привязывать старушку ремнями, ее родные так и не поняли Фото: Олег ЗОЛОТО

Зачем было привязывать старушку ремнями, ее родные так и не понялиФото: Олег ЗОЛОТО

– Открыл ее – какое-то подвальное помещение, без окон, с голыми стенами и с бетонным полом. И в углу лежит мама..., – вспоминает Александр. – Одежда задрана, кроссовки в одной стороне, сумочка – в другой. Все губы – в цементе, в глазах – цемент. Видимо, ползла...

Полицейский бросился в женщине: «Дышит!». Александр взлетел по лестнице и позвал на помощь.

– Две сотрудницы вразвалочку спустились и сказали: «А что это тут за бомжиха валяется?», – делится Корытько.

ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

Сначала Людмилу Владимировну отправили в токсикологическую реанимацию. Видимо, руководствовались первоначальным диагнозом: ничего конкретного, уверяет Александр, о том, что с его родственницей, не говорили.

– На лице – гематомы, ходя об этом не сказано в документах ни слова, – рассказывает мужчина. – На голове кожа почти до кости снята, кровь застыла в волосах. Думаю, никакого отравления газом, конечно, не было: она бы тогда и на ногах стоять не смогла бы, не говоря уже о том, чтобы ходить шесть часов подряд. Хочется думать о лучшем: что она просто упала. Но такое ощущение, будто ее били. Кстати, когда мы искали маму, та дверь была закрыта снаружи.

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Фото: Предоставлено Александром Корытько

После нескольких дней «с алкоголиками и наркоманами» Людмилу Владимировну, по просьбе Александра, перевел в другое отделение. В психосоматическое. Судя по документам, основной проблемой пенсионерки были нарушения работы сосудов головного мозга.

– Ее бросили из огня да в полымя, – делится мужчина. – Еще и в сумасшедшие записали. 18 июля, приехав пораньше, я неожиданно нашел ее привязанной к кровати ремнями. Якобы мама, которая даже на локоточек привстать не могла, пыталась покинуть больницу. Так они истолковали то, что она якобы ногу с кровати свесила. Неогестапо какое-то!

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Фото: Предоставлено Александром Корытько

Через несколько дней Александр якобы вновь нашел маму привязанной, в на ее худеньких руках появились кровоподтеки от ремней.

– Уж не знаю, что они там с ней делали, что кололи, но наш знакомый невролог посмотрел на нее и сказал: «Забирай ее отсюда!», – отмечает петербуржец. – Пришла она к ним своими ножками, а уехала овощем на каталке. Ко мне подходили рядовые врачи, извинялись. А руководство даже не подумало.

«ЗАКРОЙ ПОДВАЛ!»

Дома Людмиле Владимировне проделали курс уколов и капельниц, сын стал учить ее ходить. К прошлой неделе пенсионерка уже могла потихоньку передвигаться, но лишь со страховкой родных.

– На прошлой неделе, когда я вышел за продуктами, в дверь позвонили, и мама, уверенная в своих силах, решила открыть, – вспоминает Александр. – Прихожу – лежит. Каталка, рентген. Перелом шейки бедра.

Фото: Предоставлено Александром Корытько Фото: Олег ЗОЛОТО

Фото: Предоставлено Александром КорытькоФото: Олег ЗОЛОТО

Из платной клиники, где делали снимок, Корытько отправили... в Джанелидзе. В травматологии ее приняли хорошо: положили 10 августа, а уже 14-го поменяли сустав.

– Чувствует себя плохо: после такой тяжелой операции главное, чтобы выжила..., – вздыхает Александр. – У нее все болит. Похоже, была и черепно-мозговая, из-за которой у нее сильно ухудшилось зрение: даю ей покушать, а она тарелочку даже не видит теперь... И главное, у нее сильный страх: «Закрой подвал! Здесь лестница! Я падаю!».

Александр сообщил о том, что пережила его мама, в прокуратуру и президенту. Он готов хоть полиграф пройти, чтобы доказать правоту своих слов.

– Дело даже уже не в маме, а в тех стариках, которые могут пойти по ее стопам, – говорит Александр. – Мест, куда любой человек может попасть и исчезнуть, в больницах быть не должно.

ВАЖНО!

Отравление бытовым газом не подтвердилось, серьезной утечки, на которую могли бы отреагировать соседи, не зафиксировали. Возникает вопрос: почему же решили вызвать «скорую»? Дело в том, что иногда Корытько, в силу возраста, глядя на часы со стрелками, путает день и ночь. Несколько раз она звонила к соседям, у которых маленькие дети, глубоко за полночь. Не исключено, что в ночь на 9-ое произошел очередной подобный случай. Но, так или иначе, по словам Александра, к вопиющему случаю это не имеет никакого отношения.

ОФИЦИАЛЬНО:

В НИИ скорой помощи имени Джанелидзе ситуацию не комментируют.

В Комитете по здравоохранению Петербурга ситуацию не комментируют.

В полиции сообщают, что проверку ведет петербургское управление Следственного комитета.

По некоторым данным из официальных источников, территория НИИ, где была Корытько, оборудована камерами не на сто процентов, поэтому отследить ее точный маршрут не представляется возможным, а значит, видеоматериалы в ходе проверки, возможно, рассматривать не будут.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ:

Прокуратура нашла нарушения в НИИ скорой помощи, в подвале которого пенсионерка двое суток пролежала без сознания

История о 85-летней Людмиле Корытько, которая, по словам ее родных, в ночь на 9 июля заблудилась в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе, пять часов бродила по коридорам, а потом пролежала без сознания на голом бетонном полу подвала двое с половиной суток, официально признали реальностью. Прокуратура Петербурга отчиталась об итогах проверки (читать далее...)

 
Читайте также