2017-08-29T10:20:09+03:00

Если б волны могли рассказать…

До войны в нашей стране все были убеждены, что если она начнется, то наши доблестные армия и флот будут бить врага на его территории.
Во время Таллинского переходаВо время Таллинского перехода
Изменить размер текста:

В первые же дни Великой Отечественной немцы заняли Вильнюс, Минск, Ригу и Львов. А 9 июля уже стояли в шестидесяти километрах от Таллина, где базировался Краснознаменный Балтийский флот.

С БАШНИ ДЛИННЫЙ ГЕРМАН

С башни Длинный Герман на холме Тоомпеа в старом городе хорошо просматриваются окрестности Таллина. Отсюда бойцы лейтенанта Свирина корректировали огонь корабельной артиллерии. Дальнобойные пушки были отличным подспорьем в обороне города.

Но вражеский натиск нарастал. Главнокомандующий Северо-Западным направлением маршал Климент Ворошилов и слышать не хотел об эвакуации. Он считал, что гарнизон и флот должны не только удержать город, но наносить контрудары.

Тем временем немцы вышли к Финскому заливу, и Таллин оказался в окружении. Снаряды заканчивались. Надвигалась катастрофа.

26 августа, когда вражеская артиллерия уже била по кораблям в гавани, поступило распоряжение об эвакуации. Флоту предписывалось по центральному фарватеру выйти в Кронштадт.

В своих воспоминаниях командующий Балтийским флотом адмирал Владимир Филиппович Трибуц позже напишет: «Мы могли думать что угодно… У военных людей не особенно принято доказывать вышестоящему военному органу, прав он или не прав: приказ есть приказ, его нужно выполнять...»

Вместе со штабным кораблем «Вирония» погибли тысячи людей

Вместе со штабным кораблем «Вирония» погибли тысячи людей

ЭХ, КАКАЯ МЕЛОЧЬ - ШТОРМ!

Погрузка на корабли и транспорты шла быстро. Уже 27-го можно было выходить. Но поднялся шторм. Боевым кораблям он был бы нипочем, но гражданские суда, перегруженные людьми - солдатами, ранеными, гражданскими, - не выдержали бы такие волны. Не могли в шторм выполнять свою задачу и тральщики, которым было поручено освободить путь каравана от мин. Выход задержали почти на сутки.

Финский залив похож на узкое горлышко. На севере - Финляндия и опасность атак торпедных катеров и подводных лодок. На южном берегу уже хозяйничали немцы. А значит, можно было ожидать артиллерийских обстрелов и авианалетов.

Вроде бы идти по центру залива - логичное решение. Но разведка минных полей не проводилась. А немцы, следуя директиве Гитлера, делали все, чтобы не допустить переброску Балтийского флота в Кронштадт. Только в июле - августе они вместе с финнами установили 36 минных заграждений - около трех тысяч мин. На аэродромах караван поджидали 110 немецких и 10 финских самолетов. А наши отступали к Ленинграду, и истребителям не хватало радиуса действия…

КАРАВАН В 30 КИЛОМЕТРОВ

Первые корабли снялись с якоря 28 августа в 12.18. Арьергард вышел в море после 21.00. Караван растянулся на 30 километров. А в 12.50 в небе появились немецкие самолеты.

Первые потери случились в 18.00, когда на мине подорвался транспорт «Элла» с ранеными на борту. Он затонул за считанные минуты. Подобрали всего несколько человек.

От ударов авиации одним из первых затонул ледокол «Кришьянис Вальдемарс». Фашистские бомбардировщики атаковали транспорт «Вирония». На помощь поспешили корабль «Сатурн» и транспорт «Алев». И тут же подорвались на минах. Корабли гибли один за другим - от мин, ударов с воздуха…

Командующий Трибуц, находившийся на борту головного корабля похода - крейсера «Киров», вспоминал: «Корабли почти беспрерывно маневрировали среди плавающих мин...»

А где же находились тральщики, задача которых была обезвредить фарватер от мин? Историки выяснили: спешные сборы, отсутствие информации о минах привели к тому, что большинство тралов осталось в Таллине. Тралы быстро выходили из строя. И сами тральщики гибли от мин. Финский залив позже окрестят «супом с клецками».

Часто моряки, не имея иных способов защиты, отталкивали мины от бортов баграми…

Монумент на мысе Юминда в Эстонии - здесь погибло больше всего судов во время Таллинского перехода

Монумент на мысе Юминда в Эстонии - здесь погибло больше всего судов во время Таллинского перехода

МУЖЕСТВО ОБРЕЧЕННЫХ

Все, кто преодолел Таллинский переход, наверное, родились под счастливой звездой. Но шансы выжить многократно возрастали, когда, проявляя мужество, люди боролись за жизнь - свою, корабля, товарищей.

На борту транспорта «Казахстан» эвакуировалось пять тысяч бойцов и таллинцев. Защита судна была чисто символической - три зенитки и десяток пулеметов. Во время налета бомба вывела из строя управление, и огромный транспорт, как раненый кит, оказался обездвижен в открытом море. Началась паника. Люди прыгали за борт. Экипажу удалось восстановить порядок.

Кое-как дали ход и сумели дойти до острова Вайндло, где на маяке был пост старшины 1-й статьи Михаила Гущанинова. Под обстрелом вражеской авиации краснофлотцы маяка брали на буксир шлюпки и тянули их к берегу. Спасли 2300 человек. Затем выручили людей потонувшего транспорта «Вторая пятилетка». Спасенных перебросили на Гогланд, а затем перевезли в Кронштадт. В Кронштадт позже переправили и пострадавший транспорт «Казахстан».

СПАСЕНИЕ

Памятная доска погибшим кораблям Таллинского перехода на Якорной площади в Кронштадте

Памятная доска погибшим кораблям Таллинского перехода на Якорной площади в Кронштадте

29 августа первые корабли подошли к невидимой границе, где начиналась зона действия наших истребителей и заканчивались минные поля. С острова Гогланд навстречу колонне спешили тральщики, буксиры, катера под командованием капитана 2-го ранга Ивана Георгиевича Святова. Корабли оказывали помощь пострадавшим, подбирали из воды и снимали с тонущих транспортов людей. Так спасли более двенадцати тысяч человек, которых переправили в Кронштадт.

За Гогландом крупные боевые корабли смогли увеличить скорость до 22 узлов. И 29 августа к 17 часам с минутами прибыли в Кронштадт. 30 августа стали подтягиваться другие уцелевшие суда.

В своих воспоминаниях о Таллинском переходе адмирал Трибуц писал: «Историки по-разному оценивают его. Одни считают прорыв лишь героической эпопеей балтийцев, другие склонны видеть в нем явление трагическое и ищут причины этого. Я не разделяю ни той, ни другой точки зрения. Прорыв был одной из крупных операций, проведенных Балтийским флотом в годы Великой Отечественной войны... Нам удалось вывести из-под удара основное ядро флота».

Операцию часто называют «балтийской Цусимой». Из Таллина вышли 225 кораблей и судов, до Кронштадта дошли 163. Меньше всего потерь оказалось среди кораблей «москитного флота» - различных катеров, быстроходных и маневренных.

Больше всего погибло транспортов. Именно они понесли самые страшные людские потери. На штабном корабле «Вирония» погибли 2259 человек, на транспортах «Балхаш» - 3815 человек, «Эверита» - 1550, «Найссаар» - 1500, «Элла» - 602…

Точное число погибших во время перехода до сих пор неизвестно. Трибуц в своих мемуарах назвал цифру около пяти тысяч человек. Некоторые историки утверждают, что Таллин покинули около 42 тысяч человек, а в Кронштадт прибыли меньше 27 тысяч…

Горький опыт Таллинского перехода учли при эвакуации Одессы, Севастополя и полуострова Ханко, когда удалось обойтись без крупных потерь.

После эвакуации из Таллина базой Балтийского флота стал Кронштадт. Корабли сразу включились в оборону Ленинграда, обеспечивали бесперебойное снабжение и эвакуацию людей по Дороге жизни и Малой Дороге жизни, связавшей блокированный Ленинград с Кронштадтом и Ораниенбаумским плацдармом. Корабли Балтийского флота сыграли важную роль в прорыве и полном снятии блокады.

Дорогие читатели!

Если у вас есть интересная информация для проекта, свяжитесь с нами: 197136, Гатчинская улица, 35А, тел. 8 (812) 458-90-68, spb-info@phkp.ru.

.

.

Еще больше материалов по теме: «Малая дорога жизни»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также