2017-08-31T20:14:18+03:00

Солист оркестра имени Людмилы Зыкиной Михаил Гаврилов: Не знаю никого, кто сказал бы про оперу Моцарта или Чайковского: «Какая гадость!»

Петербургский баритон рассказал, как он подростком стал солистом Мариинки, нужно ли заставлять детей ходить в музыкальную школу и каково жить в поездах и самолетах
Михаил Гаврилов несет высокое искусство в массы. Фото: личный архив певцаМихаил Гаврилов несет высокое искусство в массы. Фото: личный архив певца
Изменить размер текста:

Если вы встретите этого молодого симпатичного блондина на улице, возможно, задумаетесь: где-то я его видел… И если 9 мая вам пришлось идти в Бессмертном полку по Невскому, вы могли его видеть на сцене на углу с Суворовским проспектом. Если не видели, то наверняка слышали, как он пел «Поклонимся великим тем годам» и другие песни. Михаил Гаврилов рассказал «Комсомолке», как он попал на сцену Мариинского, Михайловского театров, Большого зала филармонии и в свои 26 лет стал активно концертирующим солистом, который проводит жизнь в самолетах и поездах.

«СНАЧАЛА РОДИТЕЛИ ДОЛЖНЫ ЗАСТАВИТЬ»

- Мое детство было связано с Мариинским театром, - рассказывает Михаил. - Начал ещев детском хоре, потом пел сольные партии в таких операх, как «Война и мир», «Макбет» и в 14 лет уже пел Федора в «Борисе Годунове»…

- Как вы попали в Мариинку?

- Не знаю, как сейчас, а раньше был очередной набор в детский хор при Мариинском театре. Мне стало интересно, я тогда учился в хоровом училище имени Глинки. Пошел, прослушался, и меня сразу же взяли. Через год или два появилась возможность прослушаться на сольные партии, они пошли одна за другой, шесть или семь.

У меня была прекрасная школа в детстве! Пел и на сцене Метрополитен-опера сольные детские партии. Вот до сих пор и пытаюсь соответствовать этому высокому уровню.

- В хоровом училище вы сами решили учиться?

- Конечно, родители привели. До 5 класса ребенка нужно заставлять заниматься музыкой! А потом пусть сам решает, захочет ли он продолжать дальше. Я был тем ребенком, который принял этот путь.

- Наверно, с колыбели пели?

- Начал музыкой заниматься очень рано, лет с шести. А вообще музыка присутствовала в моей жизни с самого детства, в раннем детстве я прослушал очень много произведений классики.

- Родители постарались?

- Да, они ставили кассеты, пластинки. От «Времен года» Вивальди у меня такая ностальгия по детству!

- Обязательно ли с детства приобщаться к классике?

- Творчество должно быть в жизни ребенка, безусловно. Я и своих детей так буду воспитывать. Это просто другой взгляд на жизнь, другие системы координат, даже если сам не станешь музыкантом. А музыкальная школа еще никому никогда не вредила. Это поддерживает культурный климат в семье, тем более, если живет в центре культуры – Петербурге.

- А не грустно, когда все дети – гулять, а вы – в музыкалку?

- Нормально! Не уверен, что те, кто тогда много гулял, сейчас счастливее меня. Я постоянно в движении, когда меня спрашивают, где я живу, отвечаю: в поезде и самолете. С этого года я стал солистом государственного ансамбля «Россия» имени Людмилы Зыкиной. Этому ансамблю сорок лет, и я сейчас единственный солист-вокалист, остальные народники-инструменталисты.

Меня периодически приглашают в Михайловский театр, регулярно выступаю в Филармонии, в октябре у меня там концерт – я не только пою, но даже дирижирую. Чимароза позволяет это делать, это моно-опера, она не очень большая.

Сейчас готовлюсь к фестивалю русской музыки в Японии, в сентябре- октябре. Восемь или девять концертов в нескольких городах, в том числе в Токио, из русских артистов я и концертмейстер Мариинского театра Екатерина Венчикова. До Японии выступаю в Москве, после улетаю в Ханты-Мансийск, в октябре в петербургской филармонии пою концерт… Потом улетаю в Индию, там буду петь на хинди, учу песни.

- Сложно на хинди?

- Передо мной пример Альберта Асадуллина, который давно летает в Индию и замечательно поет на хинди. Песни у них мелодичные. Но я и русские спою, как же популяризация нашего искусства!

- Наверно, вы с детства привыкли выслушивать комплименты?

- Когда считаешь, что у тебя все хорошо, это на самом деле очень плохо: останавливается развитие, и это самое страшное. Должен быть вечный механизм, который подталкивает искать новые произведения, собственную интерпретацию.

И важны учителя, чтобы кто-то был рядом. Среди моих учителей сегодня заслуженная артистка России, Профессор петербургской консерватории Ирина Шарапова и народный артист России Сергей Лейферкус. Во время учебы я стал лауреатом вокального конкурса Сергея Лейферкуса. Это был единственный конкурс для детей и юношей именно оперный, такого больше нет, наверно, даже в мире.

Также я много пел под управлением Валерия Гергиева и других выдающихся дирижеров, выступал на фестивалях с Анной Нетребко, Дмитрием Хворостовским… Это все ценный опыт.

Этого молодого человека многие если не видели, то слышали на "Бессмертном полку". Фото: личный архив Михаила Гаврилова

Этого молодого человека многие если не видели, то слышали на "Бессмертном полку". Фото: личный архив Михаила Гаврилова

«МОЖЕШЬ ПОМОЧЬ – ПОМОГИ»

- Знаю, что вы не только сами поете, но и организовываете концерты для других?

- Еще во время учебы я совмещал занятия с административной деятельностью, работал арт-директором продюсерского центра. А сейчас руковожу собственным центром «Мой город», который занимается продвижением и реализацией творческого потенциала молодежи.

- А что, у нас с этим проблема?

- Да, есть такая проблема, я всегда об этом говорю. У нас в Петербурге выпускается порядка 600 музыкантов в год, и это не считая частных учебных заведений. А востребованных среди них - единицы. Театры не могут взять всех! А ведь у нас в Петербурге музыкальное образование очень хорошее!

- И как вы помогаете?

- Когда могу, делаю сборные концертные программы. Пусть и временная, за небольшие гонорары, но работа. Потому что музыканты должны петь и играть все время! Учиться этому можно долго, а вот потерять навыки – быстро. Мой профессор, солист Мариинского театра, заслуженный артист России Александр Морозов, говорит: есть классные певцы, которые в классе потом поют, а есть высококлассные, которые на сцене.

Очень важно выступать на публике. У нас сейчас сформировалась команда музыкантов в сто, все высокого класса. Делали программы, например, к 8 марта, ездили по Петербургу, по Москве.

-Если слишком много ненужных музыкантов, это кризис перепроизводства и естественный отбор.

- Так было не всегда. Исследовав данный вопрос, я обнаружил, что в советские времена была занятость, люди, которые получали образование, понимали, что они 5 лет где-то будут работать. Было распределение.

- А куда сейчас распределять, если мест нет?

- В Москве и Петербурге, больших культурных центрах, может, и нет. Но есть масса городов в России, которые нуждаются в кадрах.

- А если они не хотят в глубинку?

- Можно создать условия, что-то интересное предложить. Знаю много молодежи, которая стремится на Запад. Но только по той причине, что не нашли работы здесь.

- А на западе они нужны?

- Нет, конечно. Разумеется, бывают такие таланты, которые и без образования, и без всего и везде пробьются… Это очень сложный вопрос, который нужно серьезно рассматривать. Этой проблемой я заинтересовался, когда сотрудничал с Агентством стратегических инициатив при Президенте России в 2014 году. ездил на «Форсайт-флот» по реке Лене. Мы создавали проекты, мой вошел в топ-20, он был связан с молодыми музыкантами. Разработали программу для Дальнего Востока, возможно, какие-то ее части реализуются. Начал этой темой интересоваться, и могу сказать - все тяжело.

- Идут работать менеджерами?

- Это вообще обыденное явление. Или бывает, сольные певцы идут в хор петь. Многие преподают. Я преподавал, могу сказать, это очень выматывает. Многие на административной работе. Каждый выживает как может. У меня нет статистики, могу судить только по тому, что видел.

- Получается, люди мечтают, учатся, а потом никому не нужны. Они несчастны?

- Конечно. Когда не реализован творческий потенциал, человек несчастен. Мы, музыканты, начинаем свою творческую деятельность почти с пеленок. Три этапа музыкального образования: школа, среднее учебное заведение и вуз. Еще есть аспирантура, я сейчас в ней учусь. Можно 20 лет учиться!

- А потом остаться не у дел – это печально.

- Поэтому у меня установка, которую мне дал мой хороший друг заслуженный артист России Николай Поздеев: если можешь помочь – помоги. Для меня это стало правилом. У меня нет административного ресурса, я не могу глобально что-то решить…

- Но организовать концерт на 8 марта – можете!

- Конечно. Все сами. Наши концерты - не только качество, но еще и поддержка молодых музыкантов. Это очень важно, на мой взгляд, чтобы не только мэтры, народные артисты выступали, но чтобы молодежь тоже появлялась на сцене.

- Говорят, молодежь не ходит на оперу. У вас, наверно, тоже есть такие знакомые?

- Мы просто приглашаем таких на концерты, и у многих после этого меняется отношение. Эту черту нужно перешагнуть, понять, что опера – для всех. Сходите, послушайте! Я не знаю ни одного человека, который сходил бы на оперу Моцарта или Чайковского и сказал: «Какая гадость!»

Конечно, нужна какая-то подготовка, хотя бы либретто прочесть или информацию в интернете. Иногда перед оперой читают небольшую лекцию. И ведь молодежи должно быть интересно – придти послушать своих сверстников.

- Интереснее, чем возрастных певцов, изображающих молодых героев.

- Сейчас в принципе стал моложе оперный состав, и это очень приятно. Было время когда Онегина, которому всего лишь за двадцать, пел 50-летний человек.

- Или когда на сцену выходит 50-летняя Джульетта…

- Села и уже не встать! (смеется). Но в то же время когда поет Монсеррат Кабалье – это же просто фантастика! Или Лучано Паваротти. Когда выходят петь такого уровня люди, все забывают, как они выглядят и сколько им лет.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

«ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ»

- Я поняла: вы не ждете милостей от природы, берете судьбу в свои руки.

- А только так и надо. Чего ждать? Планов у меня громадье, главное, все это выполнить! Я сейчас пытаюсь получить как можно больше разнообразного вокального опыта. Пробую себя в разных жанрах и формах.

В прошлом году получил опыт работы в кино. В двух сериях телесериала «Анна Детектив» на ТВ3 исполнил роль молодого певца 18 века. Работать в кино мне очень понравилось. Какое-то время я увлекался советской эстрадой и взял из нее в свой репертуар немало произведений, однако исполняю их я в манере «Classical crossover» - это когда произведение исполняется с применением оперной вокальной техники.

Сейчас больше всего времени посвящаю изучению народной музыки, в частности народной песне.

- А как вы попали в «Бессмертный полк»?

- В 2016 году я выступал на концерте Василия Ланового, и меня спросили: «Может, у вас есть запись песни «Поклонимся великим тем годам»? Мы хотим поставить ее во время шествия «Бессмертного полка». Я ответил: «Записи нет, но 9 мая я могу приехать и спеть». Организаторы «Бессмертного полка» быстро построили маленькую сцену на Невском. И я целый час пел песни военных лет. В тот год прошло с полком около пятисот тысяч человек. А в этом году уже прошло 750 тысяч человек. Меня это очень впечатлило, это действительно праздник со слезами на глазах. Лучшей площадки для артиста нет.

- Вы стали солистом ансамбля имени Зыкиной, а с самой Людмилой Георгиевной не были знакомы?

- Нет, о чем очень сожалею. Такие люди - люди планеты. Для меня это Людмила Зыкина и Елена Образцова, с которой я несколько раз виделся. У меня даже есть диплом лауреата конкурса имени Штоколова с росписью Образцовой, она была почетным председателем жюри.

Для меня имел сакральный смысл тот факт, что «Поклонимся великим тем годам» была одной из последних песен, которую исполняла Людмила Зыкина… И с нее же мы начинаем шествие «Бессмертного полка».

СПРАВКА

Михаил Гаврилов родился 16 октября 1990 года в Ленинграде.

Окончил дирижерско-хоровое отделении Петербургского музыкального колледжа имени Римского-Корсакова, затем поступил на вокально-хоровое отделение факультета искусств Петербургского государственного университета культуры и искусств.

В 2014 году с отличием окончил Институт музыки, театра и хореографии при Российском государственном педагогическом университете имени Герцена (кафедра сольного пения).

В 2016 г. там же с отличием закончил магистратуру.

С 2016 г. является Аспирантом РГПУ им.А.И.Герцена.

В 2001–2004 годах исполнял детские сольные партии в спектаклях Мариинского театра на сцене театра и на гастролях оперной труппы, выступая также в «Метрополитан-опере» и «Кеннеди центре» с оркестрами под управлением Валерия Гергиева, Гари Бертини и ДжанандреаНозеды. Еще ребёнком начал завоевывать призовые места на международных вокальных конкурсах.

Совершенствовал вокальное мастерство под руководством педагогов Оперы Монте-Карло и нью-йоркской Джульярдской школы. Участвовал в мастер-классах Сергея Лейферкуса, РузанныЛисициан и других выдающихся певцов. Выступал в концертных залах и театрах Лиссабона, Брюсселя, Каунаса, Пярну, Сочи и Петербурга. Регулярно участвует в различных фестивалях, концертах, юбилейных мероприятиях, выступает с сольными программами. В репертуаре певца — народные и советские песни, романсы, арии и дуэты из опер русских и итальянских композиторов и оперетт.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также