Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
-7°
Общество23 октября 2017 10:00

Операция "Свадьба": как офицеры КГБ предотвратили угон самолета из Ленинграда

Первая в истории СССР попытка захвата воздушного судна произошла в 1970 году
Репатрианты спускаются на Землю Обетованную. Фото: goldnike-777.blogspot.com

Репатрианты спускаются на Землю Обетованную. Фото: goldnike-777.blogspot.com

Меньше месяца назад на экраны страны вышел фильм «Заложники», рассказывающий о произошедшей в ноябре 1983 года в Тбилиси попытке захвата и угона за границу пассажирского самолета, в ходе которой погибло несколько человек.

Между тем первый подобный инцидент случился в июне 1970-го в Ленинграде. К счастью, тогда обошлось без жертв. И, кстати, если тбилисские угонщики изображали свадебную процессию, то ленинградские назвали предпринятую ими акцию «Операция «Свадьба».

ДРАМА В АЭРОПОРТУ

15 июня 1970 года. Ленинград. Раннее утро. Фактически не существующий ныне аэропорт Смольное, откуда совершали рейсы в близлежащие города небольшие самолеты - кукурузники. В так называемом накопителе, организованном под открытым небом, на самолет, следующий по маршруту Ленинград - Приозерск - Сортавала, ожидают посадки двенадцать человек, лица которых очень напряжены. Тем временем на взлетное поле выходит группа практически одинаково одетых молодых людей крепкого телосложения. Наконец, по громкоговорителю пассажиров рейса в Сортавалу просят пройти на взлетную полосу. Они двигаются к самолету, и в этот момент раздается выстрел. К пассажирам стремительно приближаются те самые молодые люди. Заламывают им руки, бросают на землю. Практически в ту же минуту в Приозерске арестовывают еще четверых человек, которые дожидались так и не взлетевшего самолета из Ленинграда.

В 2015 году Йозеф Менделевич приезжал в Петербург. Побывал в Синагоге.

В 2015 году Йозеф Менделевич приезжал в Петербург. Побывал в Синагоге.

Это и была пресеченная сотрудниками КГБ «Операция «Свадьба». Все задержанные за исключением двух человек - лица еврейской национальности, которые пытались угнать борт в Швецию, провести там пресс-конференцию, а затем эмигрировать в Израиль.

План побега был таков: угонщики выкупили все билеты на рейс в Сортавалу. В Приозерске они должны были связать пилотов, вытащить их из самолета и оставить лежать на земле, после чего управление воздушным судном взял бы на себя один из заговорщиков, Марк Дымшиц, в прошлом военный летчик.

ЭХО ШЕСТИДНЕВНОЙ ВОЙНЫ

Молодым читателям, которые не знакомы с реалиями тех лет, все это может показаться очень странным. Между тем практически всю советскую эпоху эмиграция из нашей страны была сильно затруднена, а в конце шестидесятых годов ситуация приняла особенно сложный характер.

- Летом 1967 года на Ближнем Востоке произошла шестидневная война, - говорит директор Еврейского общинного центра Санкт-Петербурга Александр Френкель. - Войска Израиля нанесли сокрушительный удар по армиям арабских государств. Одним из результатов этого стал заметный рост национального самосознания советского еврейства, отделенного железным занавесом от соплеменников за рубежом. У определенной части советских евреев тогда возник интерес к истории своего народа, к иудаизму. Но в шестидневной войне руководители СССР однозначно заняли проарабскую позицию. Более того, были разорваны дипломатические отношения с Израилем. (Эти решения, лишившие CCCР возможности эффективно влиять на ситуацию в очень важном ближневосточном регионе, впоследствии были признаны ошибочными. - Aвт.)

По словам Марка Дымшица, который войну пережил ребенком, он никогда не был антисоветчиком. Но шестидневную войну воспринял как новую попытку уничтожить еврейский народ.

- В Москву тогда приезжал президент Египта Абдель Насер, - рассказывал Дымшиц. - Он прямо сказал, что Израиль - это «раковая опухоль на карте мира» и он должен быть уничтожен. Никто из советских руководителей ему не возразил. Меня это возмутило до глубины души.

Все это привело к тому, что уже к концу шестидесятых годов в Москве, Ленинграде, Риге, Киеве, Минске резко возросло число людей, желающих эмигрировать в Израиль. Однако подавляющее большинство тех, кто обращался в ОВИРы, получали отрицательные ответы. Среди «отказников» были и будущие угонщики.

- Выпускали только глубоких стариков, инвалидов, а также людей с уголовным прошлым, - сказал корреспонденту «Комсомолки» другой бывший террорист, впоследствии редактор и основатель нескольких русскоязычных израильских газет Эдуард Кузнецов.

«СЛИШКОМ СИЛЬНОЕ ЛЕКАРСТВО»

План побега из СССР родился в начале 1970 года в ленинградских подпольных кружках по изучению иврита. Одним из главных инициаторов был инженер, выпускник Политехнического института Гилель Бутман. Первоначальный план существенно отличался от того, который угонщики пытались осуществить. Речь шла о захвате большого самолета. А чтобы не вызывать подозрений, они должны были изображать свадебную процессию. Отсюда и название «Операция «Свадьба».

Организаторы «Свадьбы» пришли к выводу, что им нужно заручиться поддержкой израильских властей. Через приезжавшего в Ленинград норвежского туриста они передали, скажем так, запрос на Землю обетованную. Вскоре из Израиля была направлена телеграмма следующего содержания: «Гуля! Твой дядя Шимон считает это лекарство слишком сильным». Это надо было понимать так, что израильские власти не одобряют готовящуюся акцию. Спустя некоторое время представитель одной из спецслужб Израиля также в зашифрованном виде продублировал позицию руководителей своей страны.

- В это время арабские террористы пытались угонять израильские самолеты, брать в заложники пассажиров, - поясняет Эдуард Кузнецов. - В правительстве Израиля опасались, что ленинградская акция, о которой узнает весь мир, подтолкнет их на новые захваты. Мол, если им можно, почему нам нельзя.

ПОД КОЛПАКОМ КГБ

Получив ответ из Израиля, многие участники готовящегося захвата от идеи отказались. Включая Гилеля Бутмана. Но не все. Например, Марк Дымщиц расценил его лишь как «предупреждение». Поскольку число потенциальных угонщиков заметно сократилось, решили захватывать маловместительный Ан-2. За операцией сохранилось прежнее название - «Свадьба».

Эдуард Кузнецов - один из организаторов "Свадьбы"

Эдуард Кузнецов - один из организаторов "Свадьбы"

Дымшищ и его товарищи далеко не сразу поняли, что находятся в поле зрения КГБ. Чекисты перехватили телеграмму из Израиля. Правда, как рассказывал в свое время автору ушедший недавно из жизни известный ленинградский-петербургский журналист Игорь Лисочкин, полностью расшифровать ее они не смогли. Но поняли: израильская спецслужба дает какие-то указания гражданину СССР Бутману.

На протяжении нескольких месяцев за будущими угонщиками велось наблюдение. С санкции прокуратуры их телефоны были поставлены на прослушку.

Любопытно, что удобный для этой акции рейс - от Приозерска до границы пять минут лета, появился в расписании лишь за несколько дней до 15 июня. Раньше его вообще не было.

- Только люди, находящиеся в таком угаре, в каком находились мы, не могли понять, что это явная наживка, - утверждает другой участник «Свадьбы» Анатолий Альтман.

Впрочем, среди угонщиков были и те, кто трезво оценивал ситуацию.

- Я почти не сомневался в том, что нас арестуют, - рассказывает Эдуард Кузнецов. - Но полагал, что после отбытия наказания мне будет проще уехать из СССР.

ПРИ УЧАСТИИ… ДИКТАТОРА ФРАНКО

Судебный процесс в Ленинградском городском суде продолжался девять дней - с 15 по 24 декабря. Подсудимые обвинялись по трем статьям действовавшего тогда УК РСФСР: «Измена родине», «Попытка хищения социалистической собственности в особо крупных размерах» (угон самолета), «Антисоветская агитация и пропаганда». Адвокаты пытались облегчить участь своих подзащитных. В частности, на судебных заседаниях они доказывали, что действия угонщиков не попадают под статью «Измена родине», можно говорить лишь о незаконном переходе границы. Не помогло. Приговор был необычайно суров: двоим - Марку Дымшицу и Эдуарду Кузнецову - высшая мера наказания, остальным - различные сроки лишения свободы: от четырех до пятнадцати лет.

Краткая заметка в «Ленинградской правде» о приговоре всколыхнула мировую общественность. Во многих странах прошли демонстрации протеста. С заявлениями, осуждающими решение суда, выступили Папа Римский и несколько лауреатов Нобелевской премии. Озабоченность выразили даже руководители коммунистических партий Италии и Франции. Главы двадцати государств, включая президента США Ричарда Никсона, лично обращались к Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу с просьбой сохранить жизнь Кузнецову и Дымшицу.

Демонстрация отказников возле Смольного. Фото: Александр ФРЕНКЕЛЬ

Демонстрация отказников возле Смольного. Фото: Александр ФРЕНКЕЛЬ

И в отношении почти всех осужденных, включая Кузнецова и Дымшица, приговор действительно был смягчен. Правда, трудно сказать, что здесь сыграло решающую роль. В дело неожиданно вмешался… испанский диктатор Баамонде Франко. В декабре 1970 года в мадридской тюрьме ожидали смертной казни три баскских террориста, организовавших взрыв, который унес жизни нескольких полицейских. Демонстранты в Северной Америке и Западной Европе требовали смягчить наказание как баскам, так и советским угонщикам.

В Мадрид устремились эмиссары из Тель-Авива. Получив аудиенцию у Франко, который, напомним, в годы Второй мировой войны был одним из союзников Гитлера, они умоляли его не казнить террористов. В переданном ему письме от премьер-министра Израиля Голды Меир есть такие строки: «Мы знаем, что ты происходишь из евреев, что питаешь симпатии к нашему народу».

Взвесив все за и против, престарелый диктатор решил проявить милосердие. В этой ситуации властям СССР не оставалось ничего другого, как последовать его примеру. В противном случае в мире укоренилось бы мнение, что советский режим еще более жесток, чем диктатура Франко.

- О том, что меня не расстреляют, мне сообщили за несколько часов до наступления нового года, - вспоминает Кузнецов. - Чиновника, который зачитывал судебное решение, говорят, даже вытащили из-за праздничного стола.

ДЛЯ ИЗРАИЛЯ - ГЕРОИ

Почти никто из осужденных по «самолетному делу» не отбыл весь срок наказания. В конце семидесятых годов их меняли на советских разведчиков, провалившихся в США, Израиле, странах Западной Европы.

- Близились к завершению переговоры между СССР и США по Договору об ограничении стратегических вооружений - ОСВ-2, - говорит Эдуард Кузнецов. - Тогдашний президент США Джимми Картер был заинтересован в подписании договора и хотел убедить конгресс в том, что с Советами можно иметь дело. Освобождение меня и моих товарищей могло позитивно повлиять на конгрессменов.

В Израиле Йлсеф Менделевич написал книгу о тех событиях.

В Израиле Йлсеф Менделевич написал книгу о тех событиях.

Большинство участников «Операции «Свадьба» после освобождения уехали в Израиль. За исключением Эдуарда Кузнецова и не так давно приезжавшего в Петербург раввина Йосефа Менделевича, никто из них никогда не играл заметной роли в политической и общественной жизни ближневосточной страны.

На Земле обетованной несостоявшихся угонщиков встречали как героев. В соответствии с израильскими законами каждый из них получил внушительную сумму в качестве компенсации за проведенные в заключении годы.

СПРАВКА «КП»

В марте 1996 года президиум Верховного суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя генерального прокурора РФ на приговор Ленинградского городского суда от 24 декабря 1970 года. Никто из осужденных на этом процессе не был признан невиновным. Но их действия были переквалифицированы, а сроки наказания сокращены.

КСТАТИ

Задержанием террористов в ленинградском аэропорту Смольное руководил один из крупных чинов КГБ Филипп Бобков, который в девяностые годы прошлого века возглавлял службу безопасности в империи медиамагната, бывшего президента Российского еврейского конгресса Владимира Гусинского. Как известно, именно в Израиле господин Гусинский довольно долго скрывался от обвинявших его в мошенничестве российских правоохранительных органов.

ДОСЛОВНО

«Я считаю участников «Свадьбы» заурядными террористами. И если бы угон самолета все же произошел, то вполне могли погибнуть люди. Преступники были вооружены холодным оружием, и неизвестно, что бы случилось, если бы самолет долетел до Приозерска, а пилоты оказали сопротивление».

(Игорь ЛИСОЧКИН, журналист, присутствовавший на судебном процессе.)

КОНКРЕТНО

Один из участников «Свадьбы» вспоминает такой эпизод: «В 1974 году высокий чин КГБ сказал мне: «Промахнулись мы с вашим арестом. Дали бы вам улететь, и были бы вы обыкновенными воздушными пиратами».