Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Общество31 октября 2017 18:01

Родственница супругов Радлевич, погибших над Синаем: «Где-то там они построили свой дом, с парком и дорожками»

Дети Аллы и Александра теперь сами пекут ароматные блины, заботятся о курах и чтят семейные традиции
Фото: Из семейного архива

Фото: Из семейного архива

Рейсом 9268, из Шарм-эль-Шейха в Петербург, возвращались Александр и Алла Радлевич. Их невестка Галина рассказала «Комсомолке», как прошли последние два года для ее осиротевшей семьи:

Галина была близка со свекровью и понимала свекра с полуслова

Галина была близка со свекровью и понимала свекра с полуслова

Фото: Александр ГЛУЗ

– Мы познакомились с ними семь лет назад. Так хочется их увидеть, обнять, поцеловать, рассказать, сколько в жизни произошло за эти два года. Сейчас им бы жить да радоваться успехам внуков. Приходим рассказывать на кладбище…

У Аллы Ивановны и Александра Михайловича осталось двое детей, пятеро внуков. У свекрови было много братьев и сестер, а она была «центровой». До сих пор не можем понять, как эта «зажигалочка», как эта звезда, этот живчик мог так внезапно уйти. Это не про нее.

Фото: Из семейного архива

Фото: Из семейного архива

Она жалела, что не проводила в школу ни одного из троих московских внуков – детей Оксаны, сестры моего мужа Виталия. Но уж нашу Ксению точно проводит. В этом году Ксюша пошла в первый класс. И бабушка опять не смогла…

Если за бабушкой были музеи, театры, магазины, то за дедушкой – природа: он заботился о котиках и собачках, развел во дворе кур, водил детей за грибами, а незадолго до отъезда закончил делать пруд и выпустил в него карасей.

Они дополняли друг друга: она – впереди планеты всей, а он всегда рядом. Вот и в Египет Александр Михайлович полетел, хотя не хотел. Ведь друг без друга они не могли.

В тот день Виталий с дочкой собирались ехать в Пулково, а я готовила обед. Но с утра позвонил муж Оксаны и спросил о номере рейса. Мы включили телевизор. Экран с радарами, с которых пропал самолет, я не забуду никогда… Раньше Виталий любил смотреть документальные передачи про авиакатастрофы, и Алле Ивановне это не очень-то нравилось. Но вряд ли он мог представить, что когда-то будет смотреть такой же фильм о своих родителях.

Алла Ивановна и Александр Михайлович торопились на день рождения Ксюши: 1 ноября ей должно было исполниться пять лет. Подарок – конструктор – они заранее выслали прямо из Египта. В первый день мы ничего ей не говорили, просто сидели и смотрели новости. Ксюша задавала вопрос: «Почему вы все плачете?» День рождения отменять не стали: бабушка и дедушка не хотели бы лишать детей улыбок. Отмечали, конечно, только маленькие. Каждый день рождения Ксюши предваряет день траура. И мы верим, что родители смотрят сверху на детские праздники и радуются.

Фото: Из семейного архива

Фото: Из семейного архива

Когда выдавали вещи, нашли еще один подарок для Ксюши – пару кукол. Коробка была немного повреждена, у одной куклы отломалась рука. Подарок ехал на пять лет, а дошел к шестилетию…

Во время опознания я увидела на фотографии сандалик Аллы Ивановны. Накануне отъезда Ксюша спросила, зачем ей сандалии, если она едет в санаторий (сказали ей, чтобы не просилась с ними на море). В результате то ли Ксюша, то ли Эмилия (ей тогда был годик) вытащили один сандалик из багажа, и он остался дома. Теперь у нас оба.

На опознании останков я все фотографии не видела – видел муж. Он сразу узнал отца, но ему сказали, что он ошибся, что этот мужчина слишком молод. Сделали анализ ДНК. Все подтвердилось. Аллу Ивановну опознавали только экспертизой: тело было сильно повреждено.

Супруг Галины часто остается наедине со своими мыслями

Супруг Галины часто остается наедине со своими мыслями

Фото: Александр ГЛУЗ

Мы с тех пор не летали: ездили в отпуск на российский курорт на машине. Оксана смогла полететь. Когда впервые села в самолет, слезы катились градом. Она представила, как родители торопились домой, как ждали встречи. Хотелось бы, чтобы они не чувствовали, не осознавали, что это их последний момент, хотелось бы знать, что они не страдали…

Виталию очень тяжело: мужчины не плачут. Он часто остается на улице один, наедине со своими мыслями. Мои родители принимают его как сына. Конечно, время лечит. Но эта неугасимая боль всегда будет жить при нем.

Мы с мужем оставались пожить в доме родителей на время их отъезда. И продолжаем жить там до сих пор. Чтим традиции: дом всегда открыт для родных и друзей. Ничего не меняли: весной во дворе красиво цветет их яблоневый сад, муж заботится о папиных курочках. Большая папина собака осталась у нас, а две маленькие уехали с Оксаной в Москву.

Фото: Из семейного архива

Фото: Из семейного архива

В выходные, когда мы ночевали у родителей, Александр Михайлович по утрам готовил блины на завтрак, чтобы побаловать и нас, и девочек. Запах разносился по всему дому. Теперь этот опыт перенимает его сын.

Каждый уголок дома напоминает о них. Над камином висит их портрет, который я дарила им на день свадьбы. Рядом теперь стоят журавлики, иконки, свечки. Когда мы собираемся там, то чувствуем, что они рядом.

Кому-то из родных приснилось, что Алла Ивановна и Александр Михайлович построили где-то там свой дом, с парком и дорожками, что им там хорошо. В этом сне они просили нас не плакать. Конечно, жизнь продолжается, дети растут, семейные хлопоты отвлекают. Но Оксана и сейчас, подъезжая к дому, ждет, что мама и папа выйдут ей навстречу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Москвичка, потерявшая родителей в авиакатастрофе в Египте: «Уже месяц мы живем в аду»

В этой трагической истории слишком много совпадений. Полетели случайно. Должны были вернуться раньше. Могли сесть на другой самолет. Но, несмотря на все эти «развилки», домой Алла и Александр Радлевич вылетели рейсом 9268. Родные до сих пор ждут, пока самолет «Шарм-эль-Шейх – Петербург» приземлится в Пулково (читать далее...)

Жили они долго и счастливо и умерли в один день...

Всеволожск, полдень понедельника. В дворике Свято-Троицкого храма под ледяным дождем и раскачивающимися от сильных порывов ветра соснами топчется народ. Почти у каждого в руках цветы: розы, хризантемы, гвоздики. Люди пришли попрощаться с друзьями и коллегами – Аллой и Александром Радлевич (читать далее...)