Санкт-Петербург
Общество

Пенсионерка превратила свою квартиру в Петербурге в популярный музей

Женщина-историк старается жить, как ее предки, а в свободное время водит домой экскурсии
Двушка Екатерины Даниловны обставлена, как в начале прошлого века

Двушка Екатерины Даниловны обставлена, как в начале прошлого века

Фото: Олег ЗОЛОТО

Живет ли петербургская пенсионерка Екатерина Юхнева в музее или превратила в музей свое жилище, мы до конца так и не поняли. Но если это музей, то точно не пыльный и не закостенелый. А сама Екатерина Даниловна – его главный экспонат.

УЧИТЕЛЬНИЦА ИЗ СИБИРИ

Доходный дом евангелическо-лютеранской церкви святой Анны, на Фурштатской, 9, построили в 1903 году по проекту двух молодых архитекторов. Один из них, Лев Ильин, через 30 лет станет автором Генплана Ленинграда. За век с лишним дом не переживет ни одного капремонта: его не разрушат ни время, ни война.

Наддиванное зеркало - обязательный атрибут старинной гостиной

Наддиванное зеркало - обязательный атрибут старинной гостиной

Фото: Олег ЗОЛОТО

Одной из жительниц нового дома стала учительница Анненшуле, преподававшая в начальной школе для девочек. Девушка перебралась в столицу из Сибири, где жили ее родители. Как и положено приличной барышне, она жила с компаньонкой – пожилой вдовой.

В девичьей стоит буфетный шкаф. Не потому, что барышня любит перекусить: в нем хранится одежда

В девичьей стоит буфетный шкаф. Не потому, что барышня любит перекусить: в нем хранится одежда

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Учитель считался весьма уважаемым человеком, поэтому одинокому бесплатно давали двухкомнатную квартиру в 100 метров, – рассказывает Екатерина Даниловна. – Когда учитель женился, его с супругой переводили в четырехкомнатную квартиру. А когда у них появлялись дети, семью переселяли в шестикомнатную квартиру, и это был минимум. Ведь шесть комнат – это только-только, даже без будуара и бильярдной: кабинет, спальня, столовая, гостиная, детская и комната гувернантки.

Считается, что личные послания писали пером и при свечке

Считается, что личные послания писали пером и при свечке

Фото: Олег ЗОЛОТО

Когда в советское время начались «уплотнения», учительница позвала к себе родственников. Вскоре вышла замуж, уехала в Прибалтику. А в квартире остались ее родные.

За век в жилище сменилось шесть поколений семьи Юхневых. Многие – педагоги и краеведы. Здесь они пережили блокаду.

Екатерина Юхнева пишет книги о доходных домах и преподает в вузах

Екатерина Юхнева пишет книги о доходных домах и преподает в вузах

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Когда началась война, бабушка с девятилетней дочерью уехала к родственникам в Иркутск, а дедушка остался работать, – рассказывает Екатерина Даниловна. – Его вывезли вместе с институтом на Большую землю только в марте 1942-го. Выжил он благодаря тому, что еще осенью, до того, как обессилел, натаскал в квартиру дров из нашего дровяника. А от голодной смерти спасли засахаренные варенья: ел по две ложки каждый день.

После войны жили дружно и тесно. Бывало, что в двушке, хоть и просторной, ютились сразу четыре поколения семьи.

ПО ТРИ ЛЯПА В КОМНАТЕ

В музей квартира Юхневых трансформировалась постепенно. Сначала на жилище, обставленное как в старину, приходили любоваться только друзья и знакомые. Потом в гости стали проситься студенты.

Чтобы почувствовать себя настоящей дамой, порой достаточно примерить корсет

Чтобы почувствовать себя настоящей дамой, порой достаточно примерить корсет

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Идея, увы, не моя: во Франции, если ты живешь в историческом замке, то обязан его показывать, – отмечает хозяйка старинной квартиры. – В Амстердаме знаменитые узкие исторические домики «дежурят» по очереди, а экскурсионные группы приходят в этот день без предупреждения. Я профессионально занимаюсь доходными домами, защитила диссертацию, книжки пишу на эту тему. И мне хотелось показывать, как доходные дома выглядели изнутри. Как жили обычные горожане.

Стремление Юхневой сохранить историю в деталях поддерживает вся ее семья

Стремление Юхневой сохранить историю в деталях поддерживает вся ее семья

Фото: Олег ЗОЛОТО

Вот только с этим в городе-памятнике, оказывается, проблемы: Петербург демонстрирует либо дворцы, либо мемориальные квартиры, либо пустые каменные коробки без внутренней составляющей вообще. Рассказывать же о быте обычного горожанина второй половины XIX-XX веков попросту не на чем - материала нет.

Гсоитная включает в себя столовую и кабинет

Гсоитная включает в себя столовую и кабинет

Фото: Олег ЗОЛОТО

– В мемориальных квартирах, к тому же, много бытовых ляпов, – добавляет Юхнева. – Когда там со студентами экскурсии проводила, обещала зачет автоматом, если находили по три принципиальных ляпа в каждой комнате. И находили.

ПРИВЫКЛИ ПО СТАРИНКЕ

Квартира стала музеем осенью 2016-го. Ничего радикально менять не пришлось. В том числе и… место жительства.

– Мы привыкли жить по старинному обиходу и в окружении старинных вещей, – улыбается хозяйка квартиры-музея. – Мы с дочерью здесь едим, спим, занимаемся, принимаем гостей. Эта квартира живая: есть и неисторические вещи, вроде ноутбуков, стиральных машин.

Блестящие поливные изразцы скромная учительница позволить себе не могла, поэтому печка просто крашеная

Блестящие поливные изразцы скромная учительница позволить себе не могла, поэтому печка просто крашеная

Фото: Олег ЗОЛОТО

Но «евроремонт» жилища не коснулся (хотя нанятые ремонтники настоятельно рекомендовали выровнять стены, зашить световые окна, поставить стеклопакеты и купить «приличную» мебель в «Икее»): сохранились и световые окна, и окна, и двери, и вся фурнитура. В квартире два входа – парадный и для прислуги, ведущий на черную лестницу.

Обои в передней прикинулись кожаными

Обои в передней прикинулись кожаными

Фото: Олег ЗОЛОТО

От круглой печи и кухонной плиты, которая занимала треть кухни, пришлось отказаться еще в 1970-е годы. Вообще и кухня, и ванная с туалетом современные, иначе ни покушать, ни помыться у обитателей музея не вышло бы. Зато осталась печь-голландка, встроенная в капитальную стену. Печка работает и спасает хозяев во время отключения отопления.

На полу – паркет семидесятых годов. На стенах – современные обои, которые успешно прикинулись аутентичными.

Раньше прихожие оклеивали газетными вырезками. Потому что красиво!

Раньше прихожие оклеивали газетными вырезками. Потому что красиво!

Фото: Олег ЗОЛОТО

– В спальне учительницы бумажные обои притворяются шелковыми, в передней – традиционно кожаными, в гостиной – имитация деревянных панелей, а в прихожей на стенах газетные рекламы: красивые вырезки использовали вместо обоев, – объясняет Юхнева. – Мы постарались и оттенок максимально сохранить: общественные помещения чаще делали холодных цветов, личные – теплых.

ЖИЗНЬ КАК ПРОЦЕСС

Обставлен дом-музей сплошь старинной мебелью. Правда, такой, какая в начале прошлого века был в каждой среднестатистической квартире. Большинство экспонатов – вещи Екатерины Даниловны и ее родных. Но есть и предметы, приобретенные специально для музея. Например, дамский ломберный столик – большая редкость, которую не увидишь ни в одной экспозиции в Петербурге.

Во время экскурсий это учительница из Сибири. В остальное время - дочь Юхневой Елизавета

Во время экскурсий это учительница из Сибири. В остальное время - дочь Юхневой Елизавета

Фото: Олег ЗОЛОТО

Расставлена мебель тоже «по-старинному». В личной девичьей комнате – четыре зоны: спальня с неширокой кроватью, библиотека, будуар и гардеробная, причем кровать и диван стоят по «теплой» стене, ближе к печке.

Печь-голландка до сих пор функционирует и делает межотопительный период уютнее

Печь-голландка до сих пор функционирует и делает межотопительный период уютнее

Фото: Олег ЗОЛОТО

Вторая комната включает гостиную, столовую и кабинет. Любопытный предмет интерьера – тумба для альбомов высотой под локоть. Перед приходом гостей хозяева решали, какие из альбомов могли их заинтересовать, и выкладывали их на крышку высокой тумбы. При этом листать альбомы, спрятанные внутри тумбы, запрещалось.

На высокой альбомной тумбе оставляли то, что гости могут полистать в ожидании хозяев

На высокой альбомной тумбе оставляли то, что гости могут полистать в ожидании хозяев

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Третья комната – маленькая комнатка вдовы-компаньонки, находится за кухней. Но, хотя во время экскурсий я играю роль вдовы-компаньонки, а дочь – девицы-учительницы, комнатами мы поменялись: все-таки хозяйка здесь я, – улыбается Екатерина Даниловна.

Голландка сохранилась, а вот от круглой печи и огромной кухонной плиты пришлось избавиться

Голландка сохранилась, а вот от круглой печи и огромной кухонной плиты пришлось избавиться

Фото: Олег ЗОЛОТО

Унылые экскурсии – не случай Екатерины Даниловны: для гостей она проводит игровые программы. Ей хочется показать привлекательность старинного восприятия жизни как процесса. Ах, как красиво и увлекательно могли обставлять все, чем они занимались в жизни.

Вообще, на девичьей кровате должна спать девица. Но спит компаньонка-вдова: с хозяйкой дома-музея не поспоришь

Вообще, на девичьей кровате должна спать девица. Но спит компаньонка-вдова: с хозяйкой дома-музея не поспоришь

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Мы живем целями: если садимся вязать, то потому, что нам нужно что-то связать. А они воспринимали жизнь как процесс, – рассказывает Юхнева. – И, думаю, это разумно, ведь жизнь как цель – это прямая дорога на кладбище. Поэтому они старались украсить любой процесс: если они вышивали, то двигались изящно, вели тонкую беседу, слушали прекрасные романсы, даже игольница у них была само произведение искусства. Это важно: сам не украсишь свою жизнь – так она и пойдет, некрасивая.

«НЕДОРОГО, А ПРИЯТНО!»

«Хранительница» музея уверяет, что она не замшелая почитательница старины и не сумасшедшая, заигравшаяся в реконструкцию прошлого века. Стирает в стиралке, работает на компьютере. Но почему бы не надеть красивое длинное платье и шляпку, если погода позволяет?

Квартира живая. Например, фотографии - привет из современности: раньше таких больших не печатали

Квартира живая. Например, фотографии - привет из современности: раньше таких больших не печатали

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Недорого, а приятно, – улыбается Юхнева. – Бабушку тоже всегда удивляло: это ж как себя надо не любить, чтобы для гостей скатерти стелить, а для себя, единственной, – нет? Она всегда кормила нас на свежих крахмальных скатертях, а ведь тогда не было ни стиральных машин, ни порошков.

Родня Екатерины Даниловны тоже перенесла многое из прошлого века в свою современную жизнь. Суп подают в супнице. Пьют не из кружек, а из чашек, которые ставят на блюдца.

Урок чистописания - одна из "забав", которую предлагают в чудо-музее

Урок чистописания - одна из "забав", которую предлагают в чудо-музее

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Мы пытаемся не просто удивить, а создать привлекательный образ, чтобы люди задумались, как мы живем, – рассуждает Юхнева. – С каждым поколением что-то утрачиваем. Стираются грани между одеждой и нижним бельем. Стираются грани между мужчиной и женщиной. Но ведь унисекс как следствие глобализации и урбанизации – это не единственный вариант, государство не может диктовать, как обставить квартиру, как одеваться. Через погружение я пытаюсь показать, что то, как жить, – это личный выбор каждого.