2018-04-05T19:46:06+03:00

«Аристократический и щегольской» Петербург Евгения Онегина: как изменился город за два века

У знаменитого романа в стихах юбилей - 185 лет. Отличный повод для прогулки по «онегинским местам» [фото, видео]
Онегин частенько бывал на Миллионной, где с переездом Екатерины Второй в Зимний дворец поселилась аристократияОнегин частенько бывал на Миллионной, где с переездом Екатерины Второй в Зимний дворец поселилась аристократияФото: Александр ГЛУЗ
Изменить размер текста:

Своего «Онегина» Александр Пушкин писал восемь лет - с 1823 по 1831 год. В 1825-м отдельные главы романа начали появляться на страницах толстых литературных журналов. Однако полное издание увидело свет лишь в 1833 году.

Два года назад свой юбилей отметил роман Достоевского «Преступление и наказание». Тогда мы прошлись по пятам Родиона Раскольникова: сквозь сонм пьяных переулков, желтизну облупленных стен и зловонье черных лестниц, о которых писал русский классик.

Теперь же настало время познакомиться с другим Петербургом – парадным. Или, как писал знаменитый пушкиновед Юрий Михайлович Лотман об онегинском городе на Неве, «аристократическим и щегольским». Корреспондент «КП» надел шинель и отправился, подобно столичным денди, фланировать вдоль рек и каналов в поисках страсбургского пирога и лимбургского сыра.

По следам Евгения Онегина.Илья КРУШЕВСКИЙ

АДМИРАЛТЕЙСКИЙ БУЛЬВАР

На месте Александровского сада тогда был Адмиралтейский бульвар Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

На месте Александровского сада тогда был Адмиралтейский бульварФото: Илья КРУШЕВСКИЙ

«Надев широкий боливар,

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед».

Обширный 1200-метровый бульвар-променад, по которому бродил праздношатающийся Евгений, начинался у Исаакиевской площади и шел вдоль южного и восточного фасадов Адмиралтейства. Аллея была модным местом прогулок среди петербургской аристократии. Здесь дамы и кавалеры обменивались последними новостями из светской жизни и перемывали дворянские косточки дорогим французским шампанским под тусклым светом масляных фонарей.

Адмиралтейский бульвар Фото: wikipedia.org

Адмиралтейский бульвар Фото: wikipedia.org

Творение итальянского архитектора и урбаниста Луиджи Руска – о последней своей роли он и не подозревал, потому что о городской среде заговорили только веком позже – просуществовало вплоть до 1872 года.

Сейчас на месте бульвара разбит Александровский сад. Это, конечно, уже не те липы и сирени, но гулять здесь, смеем предположить, так же приятно. По крайней мере, поток туристов нескончаемый, а скамейки вечерами заняты парочками.

РЕСТОРАН TALON

Ужасно дорогой, безумно модный. Что еще нужно петербургскому денди? Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

Ужасно дорогой, безумно модный. Что еще нужно петербургскому денди?Фото: Илья КРУШЕВСКИЙ

«Уж тёмно: в санки он садится,

“Пади-пади!” - раздался крик;

Морозной пылью серебрится

Его бобровый воротник.

К Talon помчался: он уверен,

Что там уж ждёт его Каверин».

Заведение французского повара Пьера Талона располагалось в доме 15 по Невскому проспекту и соответствовало всем тогдашним ГОСТам: безумно модный, ужасно дорогой, в меню «трюфели, роскошь юных лет» и «roast-beef окровавленный» - короче говоря, золотая петербургская молодежь изволила-с пребывать в восторге, потому что здесь она чувствовала себя, как в фешенебельных заведениях Парижа и Лондона.

К слову, часто бывал в доме Чичерина и сам Пушкин. В нем жили Грибоедов и Кюхельбекер, а на проходивших здесь литературных вечерах выступал Достоевский.

Ресторан же закрылся уже весной 1825 года. Сегодня в этом памятнике раннего классицизма, построенном еще в конце 1760-х, обосновалась гостиница «Талион». Явный реверанс эпохе. Впрочем, почему бы и нет.

ЛЕТНИЙ САД

Кстати, до 30 апреля садово-парковый ансамбль закрыт на просушку Фото: Тимур ХАНОВ

Кстати, до 30 апреля садово-парковый ансамбль закрыт на просушкуФото: Тимур ХАНОВ

«Monsieur l'Abbé, француз убогой,

Чтоб не измучилось дитя,

Учил его всему шутя,

Не докучал моралью строгой,

Слегка за шалости бранил

И в Летний сад гулять водил».

Нетрудно догадаться, что Онегину повезло больше, чем львиной доле его современников. Простой народ – да еще и в крепостнической России – захаживал в Летний сад только по праздникам. Господа же непременно выходили на прогулку по полудни. Наверное, о пищеварении заботились.

Так, с первой четверти 18 века в Летнем саду устраивали ассамблеи, придворные празднества, приемы в честь иностранных послов. С середины столетия сад стал местом исключительно аристократическим: безродный люд туда попросту не пускали.

Дворянский дресс-код отменили после Октябрьской революции. С тех пор садово-парковый ансамбль, заложенный еще Петром I в 1704 году, стал местом отдыха жителей города, а в последние годы – еще и зоной оккупации китайскими туристами. Кстати, до 30 апреля он закрыт на просушку.

БОЛЬШОЙ КАМЕННЫЙ ТЕАТР

Каменный театр Фото: wikipedia.org

Каменный театр Фото: wikipedia.org

«Театра злой законодатель,

Непостоянный обожатель

Очаровательных актрис,

Почётный гражданин кулис,

Онегин полетел к театру».

Не разбираться в премьерах столичной сцены по тем временам – моветон. Поэтому непременным атрибутом настоящего денди эпохи был театральный бинокль. Кто что разглядывал, оценивал балетное па или искал три пары стройных женских ног, мы не знаем. Свечку не держали.

Одно известно точно: любовные драмы – и не только на сцене – разыгрывались в стенах Большого Каменного театра. Величественное здание на Театральной площади, вход которого увенчивали восемь колонн с дорическими пилястрам, достроили в 1783 году. И снова строили: после пожара в 1811-ом.

Интересно, что у входа в театр находился пандус: экипажи заезжали под фронтон - господам достаточно было сделать всего шаг, чтобы из кареты попасть в холл. Зачем? Чтобы наряд не запачкать! Вряд ли Раскольников думал об аккуратности, когда шел к старухе-процентщице…

Последний спектакль исполнили на сцене Каменного в 1886 году. Тогда весь его репертуар переехал в соседний Мариинский, а здание Большого театра передали Русскому музыкальному обществу. Оно было разобрано и перестроено в современную Петербургскую консерваторию.

Каменный театр разобрали в 1886 году. Теперь на его месте находится консерватория Фото: Александр ГЛУЗ

Каменный театр разобрали в 1886 году. Теперь на его месте находится консерваторияФото: Александр ГЛУЗ

МИЛЛИОННАЯ УЛИЦА

«И опершися на гранит,

Стоял задумчиво Евгений,

Как описал себя пиит.

Все было тихо; лишь ночные

Перекликались часовые,

Да дрожек отдаленный стук

С Мильонной раздавался вдруг».

Вместе с покоями императрицы Екатерины Второй, которые переехали в Зимний дворец в 1863 году, поменяла свою географию и петербургская аристократия, отправившаяся следом. Смежные с барочным шедевром архитектора Растрелли улицы и площади стремительно отстраивались и украшались, вырастали новые богатые дома. К слову, от них улица – тогда Большая Миллионная – и получила свое название. Как ее только не величали, прежде, чем она стала «екатерининским Манхэттеном». Сначала Троицкой, затем Немецкой, так как здесь стояли деревянные домики немецких мастеров, а потом – ретируемся к юго-востоку – Греческой.

«Дрожек отдаленный стук» и правда раздавался с богатой улицы в онегинские времена. На ней находились гвардейские казармы. К слову, среди их завсегдатаев было много друзей Пушкина. Великая власть, конечно, предполагала груз ответственности, но и не исключала столь же значительных привилегий. В общем, «гвардионцы», как писал Грибоедов, вели достаточно свободный образ жизни и частенько возвращались уже под светом луны. Так что лязг подков о брусчатку на Миллионной раздавался регулярно. Думается, местные богачи тогда испытывала примерно те же чувства, что сегодняшние петербуржцы, обремененные приятным соседством с трамвайными путями.

С тех пор Миллионная меньше не стала. Разве что топонимически. Говорят, чтобы посмотреть все экспонаты Эрмитажа, человеку потребуется почти 15 лет. Конкурировать с одним из крупнейших музеев мира улица вряд ли сможет, но и здесь туристу или – особенно – петербуржцу есть, чем занять голодный до знаний ум. Каждый дом на бывшей Немецко-Греческой – настоящий памятник истории и архитектуры. Вот, например, здание под номером 27 – дворец Великого Князя Владимира Александровича.

АНГЛИЙСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ

На Английской набережной во времена Онегина жила высшая знать Фото: Александр ГЛУЗ

На Английской набережной во времена Онегина жила высшая знатьФото: Александр ГЛУЗ

«…прозрачно и светло

Ночное небо над Невою…»

«Дыханьем ночи благосклонной

Безмолвно упивались мы!»

«Лишь лодка, вёслами махая,

Плыла по дремлющей реке:

И нас пленяли вдалеке

Рожок и песня удалая…»

Переждав зиму по-затворнически, по весне Евгений мчится к Татьяне. Может, сердце оттаяло вместе с Невой? Муж Лариной занимает достаточно высокую должность, их семью «ласкает двор», а сама девушка «с послом испанским говорит» - значит, обитает прежде отвергнутая Онегиным дама среди домов и дворцов высших чинов. Кроме того, герой «несется вдоль Невы в санях». Миллионная не в счет. Поэтому можно смело предположить, что речь в романе идет об Английской набережной. На ней – неподалеку от Зимнего дворца – блистали особняки столичной знати.

В первой половине 18 века набережная называлась Нижней – по течению Невы. И только в начале 1800-ых, растянувшаяся от Медного всадника до Ново-Адмиралтейского канала, она стала Английской: тут располагалось британское посольство, церковь, а также жило много поданных объединенного королевства. В 1919 году гранитный плиты под стражей Петра Великого удостоились имени Красного Флота. Ведь мимо них в двумя годами ранее проплывали морячки на «Авроре», опаздывавшие в Зимний дворец. Умытая постреволюционными кровью и слезами, в 1994-ом набережная вернула историческое название.

До сих пор она не утратила своего аристократического шарма. Около дорогих отелей и ресторанов пришвартовываются высокие, как брежневки, но не такие трущобно-дешевые и муравейно-коробочные белоснежные круизные лайнеры. А по залитому солнцем или, что гораздо чаще, дождем граниту праздно шатаются туристы и обычные петербуржцы. Все-таки вид отсюда открывается бесподобный – прямо на Дворцовый мост.

ПИСАТЕЛЬ ГЛАВУ ПРОИГРАЛ

Пушкин был заядлым игроком. Более того, русского классика не обделила вниманием даже московская полиция, у которой он состоял на особой заметке как известный банкомет – картежник, который держит банк.

Однажды, продув все деньги, Александр Сергеевич попытался отыграться и поставил рукопись пятой главы «Евгения Онегина». Пошел ва-банк, так сказать. Ведь отрывок романа имел реальную стоимость: издатель платил автору по 25 рублей за строку. И проиграл. Затем в схватку вступили дуэльные пистолеты. К счастью, карточную. В конце концов писателю удалось не только отыграться, но и выйти из-за стола «в плюсе».

СКАЗАНО!

Евгений ВОДОЛАЗКИН, писатель, ученый, сотрудник «Пушкинского дома»:

- «Евгений Онегин» - это удивительная вещь, которая не только отразила русскую жизнь во всех деталях, но во многом и предопределила ее течение. Произведение повлияло на все сферы: начиная c языка и заканчивая одним из главных типов русской жизни – лишним человеком. Странным типом человека, который противопоставлен обществу, потому что оно его не устраивает. Несмотря на стихотворную форму, это роман – что в будущем сказалось на структуре и развитии жанра. Кажется, значимость «Евгения Онегина» признается всеми. Она бесспорна. Как бесспорен хлеб или море… Даже Набоков, который обругал практически всех писателей, по-особенному относился к роману Пушкина и перевел его. Есть понятие краеугольного камня, без которого все здание развалится. Так вот, «Евгений Онегин» - это краеугольный камень русской культуры.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также