2018-04-10T10:35:25+03:00

Атакуют подводные лодки

Весной 1942 года Ленинград оправлялся после тяжелой первой блокадной зимы.
Все торпеды, выпущенные из Л-3, поражали врагаВсе торпеды, выпущенные из Л-3, поражали врага
Изменить размер текста:

А в штабе Балтийского флота уже готовили удар по врагу с моря. На охоту к берегам Прибалтики и Германии вышли три эшелона подводных лодок - 33 субмарины.

Немцы чувствовали себя на Балтике в полной безопасности. Их суда, освещенные всеми огнями, спокойно курсировали между портами. Германское командование считало, что советский флот намертво заперт в блокированном Ленинграде и вырваться не сможет. Гитлеровская артиллерия, расположенная в захваченном Петергофе, по сути, контролировала Морской канал. Поэтому даже переход из Ленинграда в Кронштадт был трудным и опасным. За Кронштадтом начинались минные заграждения - не сотни, а десятки тысяч мин. В шхерах у берегов Финляндии притаились финские и немецкие катера и противолодочные корабли. Но вся эта вражеская мощь оказалась бессильна против решительности и мужества наших моряков.

БЕЗОПАСНЫЙ ФАРВАТЕР

Для прорыва в Балтику не нужно было убирать все минные заграждения. С началом весны наши тральщики очистили фарватер, сняв около четырехсот мин. Наша авиация с этого момента принялась контролировать акваторию Финского залива, чтобы предотвратить установку новых мин. Было у Балтийского флота еще одно серьезное преимущество. В ходе зимних боев на Балтике удалось сохранить два острова - Лавенсаари и Сескар, где были созданы базы для подводных лодок. Эти острова находились за сотню миль от блокированного Ленинграда, поддерживать с ними связь, обеспечивать их всем необходимым было невероятно трудно. Но зато за ними начиналось открытое море.

Петр Денисович Грищенко

Петр Денисович Грищенко

Переброска подводных лодок происходила так. Они в надводном положении покидали Ленинград: Морской канал мелок, под водой тут не спрячешься. Но чтобы не позволить врагу вести прицельный огонь, корабли сопровождения выставляли дымовую защиту. Дальше из Кронштадта брали курс на Лавенсаари. На острове командиры субмарин получали самые свежие сведения о ситуации и приступали к выполнению боевого задания.

ЛЕГЕНДАРНАЯ Л-3

Легендой стал поход подводной лодки Л-3. В 1942 году эта субмарина под командованием капитана 2-го ранга Петра Грищенко совершила рейд не просто в тыл противника, а к берегам Германии, достигнув Щецина.

Вместе с подводниками в поход отправился писатель Александр Зонин. Благодаря написанной им книге мы знаем многие подробности этого героического плавания.

Целью похода была разведка. Шли мимо берегов Швеции. Там узкие проливы, оживленный район, в котором шныряли шведские и датские каботажники, а также рыболовецкие суда. Поэтому, чтобы не обнаружить себя, отказались плыть в надводном положении.

Увы, у Висбю - шведского города-порта на острове Готланд - лодку засекли с промыслового суденышка. И рыбаки нейтральной страны выдали наших моряков, отправив в эфир сообщение об их присутствии. За лодкой началась охота. Немцы выслали на поиски миноносец. Командир Л-3 Грищенко приказал залечь на дно. Зонин в своей книге объяснил поведение капитана: «В другом районе моря Грищенко решился бы атаковать миноносец. Но близко от позиции такой удар сделал бы противолодочную оборону врага более бдительной... И потому следовало стоически терпеть досадное движение гитлеровского эсминца по пятам... Старались не запускать издающую шум помпу, ходили в тапочках, даже воду не кипятили по отсекам и не готовили горячей пищи».

Тактика себя оправдала. Немецкий корабль, посчитав, что у шведов слишком разыгралось воображение, отстал. А наша субмарина, освободившись от преследования, вышла на просторы Померанской бухты - в самое логово врага, на меридиан Берлина. Но подводникам снова приходилось проявлять терпение. Зонин отмечал: «Все вокруг звало к мести - и то, что горели все огни, и что пароходы ходили без затемнения, и что безнаказанно новые вражеские подводные лодки и надводные корабли занимались боевой подготовкой».

Матрос рисует на рубке цифру 7 - столько кораблей потопила его подлодка

Матрос рисует на рубке цифру 7 - столько кораблей потопила его подлодка

Трое суток подводники вели разведку. Грищенко все это время только и повторял: «Сюда бы поохотиться!» Наконец задание было выполнено. Облегченно вздохнув, команда начала свою войну. Покидая бухту, субмарина установила мины. Достоверно известно, что на них подорвались и погибли два немецких транспорта и шхуна «Фледервеен».

ЧУВСТВО ГЛУБИНЫ

В те дни Л-3 навела немало шороху на Балтике. Грищенко не хотел таиться, лодка перед каждой атакой всплывала. В этом было немного бравады, но и трезвый расчет. В надводном положении можно было точнее прицелиться. Эффектное появление из морских глубин нашей подлодки становилось полной неожиданностью для врага. Л-3 потопила четыре германских судна.

Оправившись, гитлеровцы начали новую охоту на Л-3. Но, как позже подчеркнул в своих мемуарах командующий Балтийским флотом адмирал Владимир Трибуц, у каждого нашего опытного подводника было особое чувство глубины. Таким чувством обладал и Грищенко. По возвращении в Кронштадт, доложив о семи своих победах, командир Л-3, обычно молчаливый и косноязычный, все-таки не удержался и объяснил, как ушел от погони: «У врага была сильная противолодочная оборона - катера, мины, сети, но зато глубины позволяли маневрировать. Корабль любит воду...»

На Большом Кронштадтском рейде, несмотря на дождь, Л-3 устроили торжественную встречу. Но что больше всего поразило кронштадтцев-блокадников? Внешний вид подводников. Все были выбриты, обмундирование выглажено. Они сходили на берег не измотанными и уставшими, а настоящими щеголями.

Оказывается, опять же благодаря свидетельствам писателя Зонина, Петр Грищенко не хотел подражать некоторым боевым товарищам, которые считали шиком бороды и густые шевелюры. Команда лодки приняла решение: не вернемся в Кронштадт до тех пор, пока каждый матрос не приведет себя в порядок. Лодка даже задержалась на рейде.

Встреча Л-3 в Кронштадте

Встреча Л-3 в Кронштадте

МАКСИМАЛЬНЫЙ УРОН ВРАГУ

По официальным данным, в 1942 году советские подводники уничтожили на Балтике около шестидесяти вражеских судов общим тоннажем до 150 тысяч тонн. Много это или мало? Транспорт водоизмещением 10 000 тонн мог перевезти двести танков, либо две тысячи солдат с оружием и боеприпасами, либо полугодовой запас продовольствия для пехотной дивизии. Так что приказ командования нанести максимальный урон врагу был выполнен. Но и мы несли потери. В 1942 году потеряли 12 наших субмарин.

Угроза наших подводных атак настолько встревожила германское командование, что оно приняло решение закрыть выход из Финского залива - на всю его ширину и глубину - несколькими рядами стальных сеток. Гитлеровцы пошли на колоссальные затраты. На каком-то этапе своей цели они достигли. Но в 1943 году была прорвана блокада Ленинграда, и город начал готовиться к полному снятию вражеской осады. А к 1945 году наши подводники снова стали полными хозяевами на Балтике.

.

.

Еще больше материалов по теме: «Путь на острова»

 
Читайте также