2018-05-07T13:25:09+03:00

Всем миром: как восстанавливали Ленинград после блокады

Профессора шли в строители и дворники, пекари – в садоводы и маляры. Все ради того, чтобы любимый город побыстрее вернулся к жизни.
Поделиться:
Комментарии: comments8
Невский проспект. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.Невский проспект. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.
Изменить размер текста:

27 января 1944 года Ленинград полностью освободили от вражеской осады. В апреле ленинградские власти решили начать восстановление города, не дожидаясь окончания войны.

Война и блокада нанесли колоссальный ущерб нашему городу. Обстрелы и бомбежки разрушили треть жилого фонда, 840 зданий промышленных предприятий, две трети медицинских учреждений, половину школ. Из-за поврежденных коммуникаций не хватало света, тепла и воды. А вот желание людей поскорее вернуться к мирной жизни было огромным.

Ремонт на Дворцовом мосту. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

Ремонт на Дворцовом мосту. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

ПОСЛЕДНИЙ СНАРЯД

Ветеран Кировского завода Константин Говорушин вспоминал последние дни блокады. Уже всем было ясно – враг не сегодня-завтра будет отброшен от города. А значит, время не ждет, нужно оживлять производство. Всю блокаду пустым простоял цех штампов и приспособлений. Его построили перед войной, но оборудование вывезли в эвакуацию за Урал.

В цех начали перевозить сохранившееся оборудование. Каждый станок был на счету. Из 2434 станков, которые не отправили в эвакуацию, не поврежденными оставались лишь 552. И среди них один уникальный, единственный в СССР – огромный «Линдер», кстати, немецкого производства. Его берегли всю блокаду. Но только подвезли к цеху, начался обстрел. Один снаряд угодил в цех штампов. Ошарашенные рабочие чуть ли не грудью закрыли немецкий станок. Обстрел прекратился, но в углу цеха зияла двухметровая воронка.

- Ну, спасибо, - сказал кто-то из расточников. – Хоть яму под фундамент копать не надо.

Это произошло 15 января 1944 года. И это был последний обстрел Кировского завода.

Ленинград возрождался быстро. Токари и пекари, вагоновожатые и профессора после работы становились строителями, дворниками и садоводами. На Кировском заводе решили, что каждый должен после смены отработать ежемесячно не менее двадцати часов на восстановлении и благоустройстве.

На улицы выходили все. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

На улицы выходили все. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

В марте начали ремонт ДК имени Газа, к Первомаю закончили первый этаж. Транспорта не хватало, прицепы с саженцами для проспекта Стачек тянули танками. Но самое приятное, по воспоминаниям ветеранов, было переходить на мирную продукцию. На участке ящиков для снарядов начали делать тумбочки для заводского общежития. В цехе мин наладили выпуск чугунных радиаторов центрального отопления. Вместо танков освоили производство трелевочных тракторов для заготовки леса.

В Ленинграде остро не хватало жилья. Здания разрушили не только обстрелы. Деревянные дома в блокадные зимы разбирали на дрова. А народ уже начал возвращаться в город на Неве.

В 1944-м в Ленинград вернулись 423 тысячи человек, в 1945-м – 556 тысяч. Это при том, что НКВД строго контролировал реэвакуацию. Без проблем могли вернуться только ленинградцы, сохранившие свое жилье, и специалисты, которых вызвали на предприятия.

А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ…

Только в 1944-1945 году ленинградцы восстановили 1,6 миллионов квадратных метров жилья, 205 школ, десятки детских садов и яслей. В городе преобладало печное отопление. В апреле 1946 года первые семь тысяч квартир ленинградцев получили газ. Газеты писали: «В домах, где в тяжкую годину едва теплилось пламя в печах, зажгутся газовые плиты, появятся нагревательные печи, ванные колонки… И ленинградская женщина, дежурившая под обстрелами на крыше и отстоявшая свой город, сможет сбросить с плеч немалую часть домашних забот».

В городе начали разбирать амбразуры. Их насчитывалось не менее 15 тысяч.

«В доме №16 по Владимирскому проспекту разобрана амбразура огневой точки. И теперь одна из центральных улицы приобрела мирный вид. А в Кировском районе разбирают 15 баррикад…», - писали газеты 29 апреля 1946 года.

Но это все цифры. Важно, что менялось отношение людей. Все знали, что в восстановлении города участвуют пленные. Среди них был кочегар-язвенник. И один из блокадников, немало натерпевшийся от гитлеровцев, бегал по врачам, доставал для бывшего врага лекарства. Когда ему говорили, чего жалеть фашиста, он ведь нас не жалел, осаждая Ленинград, он с горячностью отвечал: «Вы – дураки совсем что ли? То ж война была. А у этого мужика в Дрездене дети. Отца ждут».

Установка дорожных знаков - мелочь? Нет. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

Установка дорожных знаков - мелочь? Нет. Фоторепродукция Анатолия АГРАФЕНИНА.

ИСТОРИЯ ПРО ОСЛИКА

Одна из жительниц улицы Декабристов вспоминает, что рядом с их домом находились конюшни Мариинки. И до войны она часто из своего окна наблюдала, как вечером в сторону театра шел молодой и упрямый ослик, участник балета «Дон Кихот».

Потом началась блокада, в одну из комнат их коммунальной квартиры, пробив потолок, попала бомба и повисла, не разорвавшись. Страшную металлическую тушу вытащили саперы, а дырка в потолке осталась. В ту пору сколько не гляди из окон – улица все равно оставалась пустой: ни людей, ни ослика.

Наступили дни, и потолок отремонтировали. А однажды под окнами прошагал ослик – тот самый, как показалось девочке. Он был постаревший, но такой же упрямый. И он шел к театру, как до войны.

Закончились блокада и война. Все понимали, что впереди еще много трудностей и работы. Но счастье победы было настолько велико, что это никого не пугало.

 
Читайте также