Санкт-Петербург
Звезды

Михаил Боярский о Чемпионате мира по футболу: Никто мне мечтать не запретит – пусть в финале играют Россия и Бразилия

Известный актер поделился с «Комсомолкой» планами на ЧМ-2018, рассказал о будущем «Зенита» и пожаловался на дочь Лизу, которая уделяет время карьере, а не семье
Боярский не считает себя символом Петербурга

Боярский не считает себя символом Петербурга

Фото: Алексей БУЛАТОВ

С Михаилом Сергеевичем мы встречаемся в его гримерке в БКЗ «Октябрьский». Он выступает на сборном концерте в честь 315-летия Петербурга. В руке у артиста зажженная сигарета (хотя все мы прекрасно знаем, что курение убивает!). Тут же в комнату забегает сотрудница концертного зала: «Михаил Сергеевич, я вас сейчас выгоню, курить нужно на улице!» Боярский бурчит, но тушит сигарету.

Как после этой сцены было не поговорить о спорте?

«ЗЕНИТ» ДОЛЖЕН ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЛЕГИОНЕРОВ

- Михаил Сергеевич, вы считаетесь одним из людей-символов Санкт-Петербурга. Согласны ли с этим и кого еще считаете носителем этого звания?

- Не согласен. Кроме Петра никто не может считаться символом. Даже Пушкин и Достоевский. Хоть стой, хоть падай. Это ошибочное позиционирование. Нужно быть, а не символизировать. В большей степени символом является «Зенит». Команда олицетворяет дух города, его стремления.

Фильм "Д'Артаньян и три мушкетера" вышел на экраны в 1979 году, тогда Боярскому было 30 лет

Фильм "Д'Артаньян и три мушкетера" вышел на экраны в 1979 году, тогда Боярскому было 30 лет

Фото: кадр из фильма

- Кстати, по вашему мнению, в каком состоянии сейчас клуб?

- В состоянии стабильности. Сейчас мы получим Семака (Сергей Семак – тренер ФК «Уфа», в ближайшее время возглавит «Зенит» - прим. ред.). Я думаю, что нам нужны не медали, а стабилизация команды, поднятие ее духа, избавление от легионеров. Возвращение домой. Туда, где корни и мастерство. Не нужно гнаться за результатом, нужно заниматься строительством команды.

- А на Чемпионат мира какие у вас планы?

- Никаких планов. Жду проигрыша нашей команды и дальше буду наслаждаться зрелищем.

- Надежд на сборную никаких?

- Надежда всегда есть, но она фантастична. Я бы мечтал, чтобы в финале играли сборные России и Бразилии. Никто мне мечтать не запретит. Но это случится тогда, когда сборная Африки

выиграет чемпионат мира по хоккею.

Поpа-поpа-поpадуемся на своём веку, кpасавице и кубку, счастливому клинку...

Поpа-поpа-поpадуемся на своём веку, кpасавице и кубку, счастливому клинку...

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Как думаете, Петербург готов принять чемпионат мира по футболу?

- Конечно. И город, и страна. У нас нет причин беспокоиться. Во времена СССР при выезде за рубеж наши артисты и спортсмены чувствовали стыд. Как будто на другую планету попадали. Они цивилизованные, а мы варвары. Такое же чувство было, когда их в гостях принимали. Сейчас такого нет. Город завален цветами, дороги прекрасные, спортивные сооружения на зависть, инфраструктура, безопасность. Беспокойств по поводу каких-то инцидентов быть не должно. Это очень важное чувство – чувство покоя и уверенности, что это серьезный европейский город, который готов принять любых гостей. Кроме чувства гордости ничего другого не может испытывать никто. Гордости и спокойствия.

«МОЛОДЕЖЬ, КАК БУДТО ИЗ ПОМОЙКИ ВЫЛЕЗЛА»

- Михаил Сергеевич, вы родились в Ленинграде. Расскажите о первом осознанном впечатлении о городе.

- Прогулки с отцом на водном трамвайчике. Прогулки по Летнему саду с мамой. Венок из одуванчиков на ней. Дворовая жизнь. Мы жили в большой коммунальной квартире. Телевизора тогда не было, и все события происходили и обсуждались во дворе. И праздники там же все отмечались. Троица, Пасха. Яйца, куличи, конфеты, фантики – здорово было. Но с городом стал знакомиться осознанно уже в школе. Начались экскурсии в Эрмитаж, Русский музей. Очень запомнился поход на Кировский стадион в детстве. Произвело серьезное впечатление. Никогда не думал, что люди могут так орать. Прекрасно было проводить детство и отрочество в Ленинграде.

Боярского называют главным болельщиком петербургского "Зенита"

Боярского называют главным болельщиком петербургского "Зенита"

Фото: Тимур ХАНОВ

- С тех пор город изменился в лучшую или худшую сторону?

- В детстве все воспринимается по-другому. Мне кажется, что и город и люди были добрее. Родители не боялись отпускать детей на улицу вечером. Сейчас я бы своих не отпустил.

- Вы сказали, что люди стали хуже. А что вы думаете про современную молодежь?

- Пену видно гораздо раньше, чем родники и глубокие воды. Молодежь разная. Есть и умная, талантливая. Но чем больше плюсов, тем больше минусов. Многие ходят оборванцами. Такое ощущение, будто из помойки вылезли. Нет никакой культуры внешнего вида. В таком городе, где жили такие люди, это недопустимо. Хорошо, наверное, в жаркую погоду выставлять свои телеса, раскрашенные татуировками, на всеобщее обозрение. Но не могу представить, что истинный петербуржец может так сделать. Неопрятность внешняя перетекает во внутреннюю. Это и нецензурная лексика, и эстетическое восприятие мира. Читают очень мало. Современные гаджеты уводят от верного образования и общения. Такое понятие, как дворовая дружба отсутствует. Это серьезная потеря на мой взгляд.

"Профессия – не есть самое главное. Самое главное это семья", - уверен артист. Фото: Илья СМИРНОВ

"Профессия – не есть самое главное. Самое главное это семья", - уверен артист. Фото: Илья СМИРНОВ

- К счастью, ваша дочь Елизавета избежала всех этих минусов…

- Я доволен тем, что с ней происходит. Этот билет не каждому удается вытянуть. Такие роли в таком возрасте – это очень серьезно. Но мне хотелось, чтобы она понимала одну простую вещь. Профессия – не есть самое главное. Самое главное это семья. Надеюсь, я вбил ей этот клин серьезно. Работать круглые сутки здорово в молодости. Но нет такого артиста, который был бы счастлив в конце жизни. Шаляпин, Высоцкий, Гриценко, Миронов. Восторг сегодняшний – это все пустое. Это удел людей, которые не видят далеко.

Рекомендуемые