2018-08-03T18:52:46+03:00

Жена обвинила стоматолога из Петербурга в развращении их маленьких дочек

Одной девочке исполнилось девять, второй – восемь
Поделиться:
Комментарии: comments33
Последней каплей стали жалобы девочек на то, что Аркадий якобы укладывает их с собой в постель и посещает в ваннойПоследней каплей стали жалобы девочек на то, что Аркадий якобы укладывает их с собой в постель и посещает в ваннойФото: Елена ВАХРУШЕВА
Изменить размер текста:

41-летняя Светлана Береза (имена героев изменены, – прим. Ред.) познакомилась с будущим мужем, когда устроилась санитаркой в одну из стоматологических клиник Петербурга в 2006 году. За плечами у выпускницы португальского отделения были несчастливый брак, рождение дочери Марины и два года на должности нянечки в детском саду.

Будущий супруг Светланы – 53-летний Аркадий Пурпурный – уже тогда был уважаемым врачом-ортопедом. В начале 2007 года женщина потеряла мать, и Пурпурный стал поддерживать коллегу. Завязались отношения. В сентябре Береза вместе с восьмилетней дочкой переехала к Аркадию. А летом 2008-го, когда Светлана была уже на сносях, сыграли свадьбу.

У супругов появилось три дочки: Жене скоро исполнится десять, Саше сейчас восемь, а Нине всего два годика. Марина – девятнадцатилетняя студентка, будущий врач.

Чуть больше года назад Светлана забрала девочек и съехала в трешку к престарелому отцу-инвалиду. Осенью оформили развод. Причина, как утверждает женщина, – странные «игры» Аркадия с дочками.

Девочки попросили завести большую собаку

– Я никогда не обсуждала мужа ни с кем, – рассказывает Береза. – Я по характеру спокойный бесконфликтный человек, но через несколько лет брака он стал все чаще проявлять агрессию: оскорблял, унижал при детях, срывал на мне злость, приходя с работы.

Странности за мужем Светлана начала замечать с весны 2010-го: по ее словам, у Аркадия все чаще были вспышки гнева, которые сменялись хандрой. Настроение улучшалось якобы лишь после игр с детьми.

– Теперь я уже знаю, что он совершал с Женей развратные действия с ее пятилетнего возраста, а когда подросла Саша, то и с ней тоже, – тяжело вздыхает Светлана. – А тогда я чувствовала, что с детьми происходит что-то не то, но не понимала, что именно. Муж создал такой режим жизни, что я была поглощена бытом: детьми, готовкой, уборкой. Некогда было разогнуть спину физически. А дети тем временем все больше замыкались в себе, при этом в школе и садике говорили, что все в порядке. Я понимала, что вижу то, что не понимаю, так как с этой стороной жизни не сталкивалась, и стала наблюдать.

Светлана считает, что выйти из страха дочкам поможет то, что им поверят Фото: Тимур ХАНОВ

Светлана считает, что выйти из страха дочкам поможет то, что им поверятФото: Тимур ХАНОВ

Первыми звоночками Береза называет прозвища и ласки, которые, на ее взгляд, были неотеческими. После тисканий папы девочки, по воспоминаниям Светланы, были долго в возбужденном состоянии. Женщина делала супругу замечания, но он отмахивался: «Мы просто играем!».

– Потом он стал при них раздеваться, – делится Светлана. – У нас была большая квартира, можно было найти уединенное место, чтобы переодеться. Но он продолжал себя демонстрировать, в результате девочки ежедневно видели его голым. На мои просьбы он не реагировал.

Затем Светлана стала замечать, что с прогулок Женя и Саша возвращаются перепуганными и порой даже обмочившимися.

– Такое состояние у дочек появлялось после того, как они проведут время с папой: погуляют или поиграют дома, – вздыхает Светлана. – Это ж как надо играть, чтобы описаться от страха?! Причем он все чаще стал водить их на другие детские площадки. Дома по время «игр» закрывал двери. Когда родилась Нина, он почти сразу стал выгонять меня на работу, причем денег у нас хватало: видимо, хотел, чтобы я реже бывала дома.

У Жени появилось раздражение на половых органах (они, как утверждает мать, после переезда к дедушке прошли). Девочки стали просить завести большую собаку, «чтобы защищала».

«Сказал, что закопает»

Последней каплей стали жалобы девочек на то, что Аркадий якобы укладывает их с собой в постель и заходит в ванную, когда они моются.

– Телефоны у девочек кнопочные, интернетом они не пользуются, по телевизору смотрят только детские каналы или фильмы, которые я им включаю, – объясняет мама. – Они неиспорченные: ходят в кружки, рисуют, поют. И когда до меня дошло, что придумать про папины игры девочки не могут, что взять эту информацию им больше неоткуда, кроме как прочувствовать на себе, я забрала их и просто сбежала.

По словам мамы, если на улице девочки видят человека, похожего на отца, то пугаются Фото: Тимур ХАНОВ

По словам мамы, если на улице девочки видят человека, похожего на отца, то пугаютсяФото: Тимур ХАНОВ

Первое заявление на мужа Береза подала еще до развода, в июне 2017-го. Но ход ему не дали. Так продолжалось в течение года, Светлана сменила пять адвокатов, дважды обратилась к Бастрыкину, но ей никто не верил. За это время дочки, по инициативе мамы, прошли через три независимых экспертизы: их опрашивали дипломированные профессионалы высокого уровня – психолог, психиатр и сексолог. И все сошлись на том, что дети и сама мать говорят правду.

– Аркадий сказал, что у него столько денег, что он меня закопает, – делится женщина. – Поэтому я подала на раздел имущества, нажитого в браке, но зарегистрированного на него. Иначе бы он все продал и на эти деньги уничтожил меня и моих детей. Насчет алиментов он сразу сказал: "палец сосать будете". И, действительно, не соврал: 13,5 тысячи – на троих детей. Хотя знаю, что получает он много.

Кошмары о папе

По решению суда, девочки остались с мамой, но отцу дали возможность с ними встречаться. При этом встречи, судя по словам Светланы, не проходят потому, что дети сами не хотят видеться с папой.

– До сих пор им снятся страшные сны про папу, до сих пор Женя писается от страха и моется в ванной с открытой дверью, – вздыхает Береза. – Поскольку они очень боятся, то я постоянно рядом, привожу и забирают с уроков. Если на улице они видят человека, похожего на Аркадия, то вздрагивают и просятся скорее домой. Специалисты говорят, что, если ребенок себе что-то придумал, то месяц, два – и это уходит. Но не может фантазия длиться полтора года!

Светлана считает, что выйти из страха дочкам поможет то, что им поверят. Все время женщина посвятила тому, чтобы отстоять детей: подает заявления, встречается с юристами. Устроиться на работу она не в силах физически, так как дети постоянно при ней.

– Что делать в такой ситуации, не знаю, – рассуждает Светлана. – Идти в полицию? Она этим не занимается. Следователи и прокуроры чаще всего считают, что женщина врет. А кто защитит? У меня, слава богу, было куда уйти – к отцу. А если некуда? Если выводы трех независимых экспертов подтвердятся в рамках уголовного процесса, то тогда мой бывший муж опасен не только для меня и девочек: он опасен для детей в принципе! Мне не нужно от этого человека ничего. Просто хочется, чтобы девочки снова могли без опаски и без оглядки радоваться жизни.

ОФИЦИАЛЬНО

Старший помощник руководителя СУ СК по Ленинградской области Юлия Матолыгина:

– На отца девочек возбуждено уголовное дело по статье «Насильственные действия сексуального характера».

ДОСЛОВНО

Аркадий Пурпурный: «Думаю, все дело в недвижимости»

– Семья распалась. Я подал на развод, мы уже разведены. Светлана Викторовна обвиняет меня в педофилии. Психо-неврологическую комиссию я проходил, меня признали совершенно здоровым и адекватным человеком. Я работаю доктором больше тридцати лет. Думаю, все дело в недвижимости. У меня машина, гараж и три квартиры. И если Светлана Викторовна признает меня недееспособным, что она сейчас и пытается сделать, все будет в ее распоряжении. Но я буду добиваться правды и защищать свое доброе имя до конца.

КОМПЕТЕНТНО

Адвокат Березы Ольга Кравчина: «Из-за страха дети лишены свободы на жизнь»

– Это не оговор: причиной распада семьи, судя по показаниям Светланы Викторовны, стали не междоусобицы, а как раз действия папы по отношению к детям. Три экспертизы, проведенные независимыми специалистами, доказывают, что имеются признаки психологического насилия и развратных действий. Дети рисовали то, что пережили. Дети запуганы, из-за страха они лишены свободы на жизнь. Папа нарушил тонкий мир ребенка, который в таком возрасте уже понимает, соответствуют ли ласки нормальному отношению отца к нему.

Папа отсудил себе возможность встречаться с детьми. Но вы попробуйте сказать им об этом: они боятся, они бегут!

Исходя из выводов независимых экспертиз, ему нужно провести комплексную психолого-психиатрическую экспертизу с участием психиатра и других специалистов. При этом он врач, поэтому знает все тесты, будет отвечать так, как нужно. Следователи предлагают детектор лжи. Но на самом деле этот прибор показывает не то, правду ли человек говорит или ложь, а способность человека лгать. Если он хорошо умеет это делать, то динамики не будет.

Во многих семьях происходят похожие ситуации, и в дальнейшем это сказывается на развитии ребенка. Это глобальная серьезная проблема. Это драма семьи. Нужно поддержать и успокоить детей и принять все соответствующие меры в отношении отца.

Непонятно, почему при таких обвинениях этого гражданина оставляют на свободе: в уголовно-процессуальном кодексе прописано, что при такой статье ему могли избрать меру пресечения в виде заключения под стражу.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также