2018-09-07T20:53:25+03:00

Дело Леньки Пантелеева, веревка удавленника и дух отца Сергия: что хранится в главном архиве Ленобласти

К девяностолетнему юбилею архивной службы хранители рассказали о тайнах архива в Выборге
Энергетика в хранилищах особенная, ведь на каждом документе лежит отпечаток минимум одного человека. Фото: Архивное управление Ленинградской областиЭнергетика в хранилищах особенная, ведь на каждом документе лежит отпечаток минимум одного человека. Фото: Архивное управление Ленинградской области
Изменить размер текста:

1 июня Архивная служба России отпраздновала вековой юбилей, а сегодня, 8 сентября, круглую дату отмечают архивисты Ленобласти: региональное архивное бюро появилось ровно девяносто лет назад.

– Наше дело скромное, кропотливое, незаметное, – улыбаются хранители документов. – Но дело это имеет государственное значение.

К юбилею «Комсомолка» побывала в главном архиве Ленобласти в Выборге.

ДВА СТРАЖА

Архив Выборга уникален и историей, и зданием, и месторасположением. Каждого въезжающего в город со стороны границы встречают две доминанты: с одной стороны Крепостного моста – Выборгский замок, военный страж, с другой – здание архива, стража истории.

Изначально на месте архива собирались построить православный собор для военного гарнизона. Храм только начали, когда пришла Первая мировая, а затем – революция и гражданская война в Финляндии. Только в 1928-ом горожане обратились к властям и попросили возвести на церковном фундаменте архив.

Порой в коридорах замечают призрак священника. Фото: Ленинградский областной государственный архив в Выборге

Порой в коридорах замечают призрак священника. Фото: Ленинградский областной государственный архив в Выборге

Здание проектировал автор многих домов Выборга, финский архитектор Уно Ульберг. Документам отвели две трети помещений. По архивохранилищу расположили на каждом из пяти этажей. Символично, что все они заняли восточную часть здания – место, где должен был быть алтарь собора.

Мастер продумал все до мелочей. Окна – с армированными стеклами, чтобы рассеивать свет и не вредить бумаге. Двери – стальные бронированные. Деревянные стеллажи – пропитанные специальным составом, чтобы не горели. Электрика – за металлическими коробами. Добавьте сюда хорошую вентиляцию, отопительные батареи на потолке и удобную встроенную мебель – и получите идеальные условия для хранения документов.

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Документы складывают в дела, а дела – в коробки с надписанными шифрами. Дел здесь больше 1,2 миллиона! И они продолжают поступать.

– Самый старый наш документ – указ королевы Швеции Кристины 1635 года, – рассказывает директор Ленинградского областного государственного архива в Выборге Юлия Крипатова, надевая перчатки. – Она предписывает жителям города быть законопослушными и слушать своего градоначальника.

Старинный указ вместе с другими документами финского и шведского периода «живет» в хранилище на третьем этаже. Здесь можно найти и городские карты 1706 года на батисте, которые выглядят так, словно начертаны вчера, и судебные талмуды в кожаных переплетах. Стеллажи заполнены рукописными бумагами на старошведском и финском языках: земельные книги, документы о межевании – изучать такие тексты сложно даже на родном русском.

Здание выстояло. даже когда в него попали две бомбы. Фото: Архивное управление Ленинградской области

Здание выстояло. даже когда в него попали две бомбы. Фото: Архивное управление Ленинградской области

– В 1939-ом, когда началась Зимняя война, документы стратегического значения эвакуировали в финский город Миккели, – объясняет Юлия Крипатова. – В 1940-ом здание отдали НКВД. Дела, которые оставались здесь, были разбросаны и расшиты. Документы находили в парках, в подвалах, на вокзале. Систематизировать то, что сохранилось, не успели из-за Великой Отечественной. Все найденное погрузили в одиннадцать вагонов и вывезли в Кострому в Ипатьевский монастырь, а секретные дела отправили аж в Казань. Там специалисты занимались переводом таких рукописных старошведских и финских документов. Права на ошибку не было.

Вторую мировую здание пережило без серьезных повреждений. Вернуться из Казани и Костромы домой документам позволили уже в 1944-ом. Но чтобы их систематизировать, понадобилось несколько десятков лет. А из-за эвакуации в Финляндию получилось, что некогда единый архив как бы рассеялся между двумя государствами.

ДУХ ОТЦА СЕРГИЯ

Первому хранилищу позавидуют многие архивы Петербурга: здесь обитают документы Ленинградского губернского народного суда и Петроградской губернской продовольственной коммуны. Фактически, на этих полках – история культурной столицы двадцатых-тридцатых годов.

Вот, например, дело банды Леньки Пантелеева, которая в 1922-ом наводила ужас на весь Петроград. Здесь же – дело о его гибели: главарь разбойников погиб, когда его попытались схватить после бегства из «Крестов».

– Чтобы развеять страх петроградцев, что Ленька Пантелеев все же жив, пришлось выставить на всеобщее обозрение его тело, – рассказывают хранители.

Каждое дело включает максимум 250 листов. Фото: Ленинградский областной государственный архив в Выборге

Каждое дело включает максимум 250 листов. Фото: Ленинградский областной государственный архив в Выборге

А вот еще одно любопытное дело. Тоже уголовное. Герои – трое молодых людей – промышляли подделкой документов. Интерес для исследователей представляет словарь жаргона, который преступники составили… сами для себя: они были выходцами из интеллигенции, а общаться с «коллегами» как-то было нужно. «Легавый» переводится как «сыщик», «по тихой» – это домашняя кража без взлома, «поездошник» – тот, кто обворовывает попутчиков, а «голубятник» – человек, занимающийся кражей белья.

С криминальными бумагами соседствуют вещдоки: недокуренная сигарета, портмоне с фальшивыми купюрами, веревка, снятая век назад с удавленника…

Хранилища изначально продумали до мелочей. Фото: Архивное управление Ленинградской области

Хранилища изначально продумали до мелочей. Фото: Архивное управление Ленинградской области

В других коробках – описи квартир, покинутых в те годы петроградцами, бегущими от страшного голода. Рядом – документы бывших императорских конюшен: у особо «знатных» лошадей были не просто красивые паспорта, но и генеалогические древа до шестого колена! Любопытны и бумаги автопарка, пришедшего на смену конюшне: по ним, к примеру, можно узнать, когда и на чем в Мариинский театр привозили Шаляпина.

– Есть легенда, что в первом хранилище бродит отец Сергий – настоятель того самого непостроенного собора, – рассказывает Крипатова. – Больше всего он якобы любит пугать хранительниц. Правда, я с отцом Сергием не встречалась, да и вообще в это не верю. Но энергетика здесь действительно особенная, ведь на каждом документе лежит отпечаток человека, о ком он рассказывает, и человека, который его составлял.

ДВОРНИК, КОЧЕГАР, ДИРЕКТОР

Чтобы перевозить бумаги с этажа на этаж, Ульберг предусмотрел лифт. Сейчас старая кабина, пережившая пополнение архива в финский период, эвакуацию и возвращение, стала экспонатом. Но свой последний рейс она совершила всего десятилетие назад.

По задумке архитектора, в здании постоянно должны были жить дворник, кочегар и директор архива с семьей и прислугой. Квартиры дворника и кочегара – с ванными, кухнями и комнатами отдыха – расположились на первом этаже. До сих пор здесь работает кочегарка, а здание можно отапливать углем.

Директору же отводился верхний этаж. Попасть в квартиру он мог по отдельной черной лестнице. Ступеньки и сегодня украшает покрытие из мраморной крошки, инновационное по меркам тридцатых годов. А вот интерьеры квартиры, к сожалению, не сохранились: всю мебель утратили при эвакуации.

Сохранять документы помогают современные технологии. Фото: Архивное управление Ленинградской области

Сохранять документы помогают современные технологии. Фото: Архивное управление Ленинградской области

Сейчас в жилище директора идет оцифровка самых ценных и востребованных дел. У каждой электронной копии есть «паспорт», а потому ее можно считать равноценной оригиналу. Запросить скан интересующего дела можно через интернет, правда, услуга эта не бесплатная. А можно познакомиться с копиями и самими бумагами в читальном зале, доступ в который открыт для всех.

Архив продолжает пополняться. Открытие этого года – трудовая книжка Николая Вавилова и тома проектных разработок восьмидесятых годов, где есть снимки каждого здания Выборга.

– Принимаем и семейные архивы, – говорят специалисты. – Пока они дома, они недоступны общественности. Но частный фонд, переданный в архив, становится частицей истории.

ДОСЛОВНО:

Начальник Архивного управления Ленобласти Андрей Савченко:

– Архив Выборга – жемчужина нашей архивной службы. Здесь часто бывают иностранные делегации. К концу 2019 года планируем наладить обмен копиями с финнами, сейчас ведем переговоры с Национальным архивом Финляндии. Конечная цель – объединить разделенный архив в единый электронный.

Особый интерес у финнов вызывают метрические книги, по которым восстанавливают генеалогические древа. Раньше практиковали обмен по схеме «файл на файл», но она не подошла.

Вообще интерес к фондам личного происхождения наблюдается сейчас повсеместно. Часто изучают родословную деятелей культуры, искусства, науки.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ:

18 муниципальных и 1 государственный (выборгский) архив в Ленобласти

138 человек работают в архивах Ленобласти

39 735 метров – протяженность стеллажных полок архивов региона

2 178 136 дел хранится в архивах Ленобласти

1 201 110 из них хранятся в архиве Выборга

Еще больше материалов по теме: «ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также