2018-09-17T12:15:54+03:00

Тысячи немецких граждан не знают, что они родились в СССР

В годы войны детей с оккупированы территорий вывозили в Германию. Там они должны были забыть свои корни и русский язык
В Германии жизнь "сына немецкого полка" Алексея Васильева сложилась удачно. Пересъемка: Олег ЗолотоВ Германии жизнь "сына немецкого полка" Алексея Васильева сложилась удачно. Пересъемка: Олег Золото
Изменить размер текста:

Даже в советское время не скрывался тот факт, что летом 1941 года немецкие войска наступали с невероятной скоростью. Вот простые факты. В Псков гитлеровцы вошли 9 июля, в Новгород - 15 августа, в Гатчину – 9 сентября. Все эти города входили тогда в состав Ленинградской области. На начало 1941 года в области проживали почти 1, 5 миллиона человек. Значительная часть этих людей оказалась под оккупантами. Среди них было немало детей.

К этому следует добавить, что еще до начала войны многие ленинградские ребятишки уехали на дачи. А в июле началась эвакуация из города школ и детских садов. Причем в южные районы области, навстречу наступающему вермахту. Как утверждают историки, эвакуационные планы для нашего города составлялись исходя из того, что противник, речь шла о финнах, будет прорываться с севера.

Большинство этих детей родители успели забрать в Ленинград до прихода врага. Но были и такие, кого не успели…

Некоторых из несовершеннолетних жителей оккупированных территорий разными, порой невероятными путями, оказались в Германии. Кто-то на время, кто-то – навсегда.

Сыновья немецких полков

Две истории, о которых расскажем ниже, могут вызвать неоднозначную реакцию у читателей. Но, думается, надо все же делать ссылку на то, какие это были времена.

…В девяностые годы в Петербург из немецкого городка Зульцбах зачастил господин Алекс Васильев. Однако гостя не особенно интересовали красоты Северной столицы. Сразу же по прибытию он отправлялся в Новгородскую область, в те места, где когда-то была деревня Старый Брод. Здесь прошло его детство, герр Васильев разыскивал своих родственников. И в конце концов их нашел.

- У Алекса Васильева удивительная судьба, – говорит историк Юрий Лебедев. – Когда ему было двенадцать лет, он вместе с отцом и мачехой оказался в оккупации. Отношения с папой и его женой не складывались. Алеша, по сути, был предоставлен самому себе. В поисках еды околачивался у немецкой полевой кухни, иногда выполняя за кусок хлеба или тарелку похлебки мелкие поручения. Видимо, очень старался, поскольку немецкие солдаты его заприметили и однажды предложили поселиться с ними. Так русский мальчик превратился в «сына немецкого полка». Ему положили жалование, оформили солдатскую книжку и выдали опознавательный жетон.

Завершение войны застало юного воина вермахта на Юго-Западе Германии, где медико-санитарная рота, в которой он служил, в полном составе сдалась американцам. К этому времени Васильев уже свободно говорил по-немецки, и однополчане посоветовали ему не осложнять себе будущее. А именно – взять немецкие имя и фамилию. Однако подросток лишь сократил свое имя...

В Западной Германии жизнь сына немецкого полка сложилась удачно. Он обзавелся семьей, работал сантехником, затем стал владельцем небольшой фирмы, занимающейся поставкой сантехнического оборудования, а также ремонтом теплосетей в жилых домах.

Автор этого текста пытался отыскать Алекса Васильева. Мне удалось раздобыть его электронный адрес, я написал ему письмо. Ответа, к сожалению, не последовало. Возможно, герра Васильева уже нет в живых.

Отчасти схожая судьба была и у другого сына немецкого полка Александра Хорева. К вермахту Хорев примкнул в том же 1942 году и тоже в Новгородской области. Кстати, во время службы в немецкой армии он побывал в Германии, где более все мальчика поразило наличие в доме ванны с горячей водой и электрического освещения.

Саша Хорев и его друг, офицер вермахта. Пересъемка: Олег Золото

Саша Хорев и его друг, офицер вермахта. Пересъемка: Олег Золото

А вот дальше судьбы Васильева и Хорева расходятся. В мае 1945 дивизия, в которой служил Александр, сдалась Красной Армии. Как утверждает известный петербургский журналист и краевед Сергей Глезеров, по неизвестным причинам на родине Хорев избежал наказания. В послевоенное время работал простым электриком. В феврале 1972 года погиб, попав под поезд. Точные обстоятельства смерти неизвестны.

Расово пригодны…

После поражения под Москвой германскому командованию стало ясно, что быстро завершить войну на Восточном фронте не удастся. Войска продолжали нести большие потери. Нацистам пришлось сделать послабления в расовом законодательстве. СС теперь предстояло выявлять на оккупированных территориях расово пригодных для жизни в Германии, в немецких семьях детей. В районах, где когда-то проживали этнические немцы, все чаще стали появляться чины СС.

Недавно вышла в свет книга «Оккупация: психологические аспекты». Ее автор, член Международной ассоциации исторической психологии имени профессора Старцева Татьяна Минникова публикует также и воспоминания жительницы Шлиссельбурга Евдокии Максимовны Громовой.

Весной 1943 года Евдокия работала в Тосно на кухне в немецком госпитале. Периодически к ней подходил шеф, начальник этого учреждения. Брал за подбородок, осматривал лицо, заглядывал в рот.

Однажды на кухню нагрянули сразу несколько немцев, среди которых был и шеф. Тот из них, кто говорил по-русски, сказал:

- Господин шеф хочет увезти тебя в Германию на свою виллу. Ты начисто забудешь русский язык, будешь научена всему немецкому и воспитана по-немецки.

Девочка заплакала, а затем закричала: «Нет, нет, никогда!»

- Три дня думай. Если «нет» - пойдешь работать на дорогу, - шеф резко закончил разговор.

Евдокия отправилась разгружать вагоны. Там с ней обращались очень сурово.

В Германии действует организация Лебенсшпурен, что в переводе означает «Следы жизни». Она помогает найти корни тем детям, которые были вывезены нацистами из оккупированных территорий по всей Европе. Часть этих ребятишек попадала в Лебенсборны («Источники жизни») - созданная в 1935 году специальная организация, где немецкие матери-одиночки рожали, а затем воспитывали «расово чистых» детей, поощрялось также усыновление их немецкими мужчинами, лучше офицерами СС. А часть – направлялась непосредственно в семьи. Бывало, что дорога в семьи лежала через Лебенсборны.

Один из Лебенсборнов. Чины СС поздравляют фрау с рождением ребенка. Фото: ilgiornale.it

Один из Лебенсборнов. Чины СС поздравляют фрау с рождением ребенка. Фото: ilgiornale.it

Сколько детей было вывезено с территории бывшего СССР, неизвестно. Называют разные числа: от пяти до пятидесяти тысяч. (Ситуация осложняется тем, что почти все архивы Лебенсборна были уничтожены перед приходом союзников в Баварию). По неофициальным данным, обратно вернулись не более трех процентов. Остальные, забыв русский язык, остались в Германии.

В прессу попала история бизнесмена из Дрездена Фолькера Хайнеке. Его в двухлетнем возрасте в Крыму отобрали у родителей. Мальчика отдали в семью немецких судовладельцев, входивших в элиту Третьего рейха. Приемные мама и папа обращались с сыном хорошо, дали ему приличное образование. О том, что у него были русские родители, полностью забывший родной язык бизнесмен узнал, уже перешагнув тридцатилетний рубеж.

Хайнеке ездил в Крым, безуспешно пытался найти своих родственников.

Из концлагеря под венец

Трехлетняя Люция Улякина, отец которой был репрессирован в 1937 году, в конце лета 1941 выехала со старшей сестрой в Петергоф, где тогда находились ее мать и бабушка. Вскоре в город вошли немцы. Семью отправили в Гатчину, в концентрационный лагерь.

- Мама и сестра работали, бабушка в основном присматривала за мной, - рассказала Люция Михайловна корреспонденту «Комсомолки». – Кормили ужасно. По сути, это были объедки со столов немецких солдат. Они иногда издевались над нами. Солдат брал котелок и говорил: «Коmm, komm! Schnell»! (Иди, Иди! Быстро!!». Мы подходили и видели в котелке одни камни.

Отступая, немцы везли узников за собой. Луга-Кингисепп-Нарва- Таллин. У Люции еще в Гатчине умерла бабушка.

- Я видела, что некоторые девушки, примерно того же возраста, что и моя сестра, исчезали из лагерей, - говорит Улякина. – Взрослые говорили: их отправили в Германию. Слышала, что вернулись назад далеко не все: многие там быстро выходили замуж, становились фрау.

По слова собеседницы «Комсомолки», перед освобождением Таллина советская авиация разбомбила клуб, в котором собрались высокопоставленные немецкие офицеры.

- Мы возвращались в вагонах, на которых было написано «Домой, на родину!», - вспоминает Люция Михайловна. – Но вместо Ленинграда нас, и сейчас не понимаю, почему, отвезли в Саратовскую область, в город Красноармейск. Через какое-то время маму арестовали. Вероятно, как жену врага народа. Я вернулась в Ленинград благодаря помощи тети и оказалась в детском доме.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также